Родители и дети, I-лекция 2

Четверг, 17 октября 2013 04:03

I, 28.11.2004, лекция 2

 

Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

 

Часть 1

Часть 2

 

 

Сестра Павла: Продолжаем прошлую беседу «родители-дети», «дети-родители», в общем, «отцы и дети».

Я сегодня приготовила немного вопросов, я вам их прямо в конце потом продиктую медленно, чтобы вы всё успели записать. Благодаря этим вопросам вы посмотрите: со стороны ваших родителей было токсичное действие на вас или нет, и со стороны вас на ваших детей проявляется токсичное действие или нет. Можно определиться и определить. Сегодня продолжаем. Ой, если честно, я всегда переживаю очень сильно эти темы, потому это такая и боль, и раны, и оттолкновение, и много чего здесь, а вот говорить-то надо. Сегодня уже конкретные решения: что делать? Потихонечку попробую отвечать на вопрос «что делать?». В тот раз мы обозначили более-менее проблемы, а сегодня попробуем подумать, что с этим можно делать.

В прошлый раз первым пунктом был момент, что родители как боги у нас и что родители находятся на пьедестале. Значит, первый момент – надо их снять оттуда, снять их с пьедестала, с невероятного уровня, на котором они находятся, благодаря, чаще всего, собственным словам, собственным рассказам. Потому что нас же не было, когда им было по 20 лет, а если мы были, то мы никак не можем помнить того, что тогда происходило. Когда, например, родители нам говорят: «А у нас всегда было вот так, а я всегда получала пятерки, а у меня всегда были друзья, а у тебя нет друзей, а у меня всегда были хорошие отношения с людьми, а ты никак не можешь установить хороших отношений с людьми». Ну и так далее, все время на основании вот этого вот контраста. Значит, первое – это снять родителей с пьедестала. И что с этим связано? Не принимать боли как нормальной среды обитания, потому что родители, говоря такие вещи как только что я назвала, делают нам больно, потому что мы понимаем, что мы не можем туда допрыгнуть. Мы понимаем, что мы не можем подняться на этот уровень, и, следовательно, если не можем туда подняться, то чтó будет происходить? Они не будут нас любить, потому что мы никогда с ними не встретимся вот на этом уровне, который они обозначили для нас, поэтому не будут нас любить. И от этого у нас очень много боли. Значит, мы эту боль принимаем, поскольку мы принимаем, что родители правы. И посмотрите, на самом деле казалось бы, что ребенок только в детстве считает, что родители это боги, что родители это всё. Это совсем не правда, потому что родители до взрослого возраста, иногда до пожилого возраста всё равно кажутся богами. Если не сами родители уже, то вот эта атмосфера, которую они оставили. Можно даже сказать вот эта аура, которую они оставили, она продолжает в нас работать. Значит, первый момент, боль – это не нормальная среда обитания. И если родители действовали или действуют, или если сейчас вы как родители действуете через боль, через то, что причиняете боль или через то, что нам причиняет боль, то это не нормальное поведение и это не нормальная среда обитания. Очень часто ту среду, которую создают родители, ту атмосферу, которую создают родители, даже если она полна боли, мы принимаем не только как нормальную, но еще и как положительную. Значит, первый момент – это тот момент, который надо назвать действие родителей по имени. Они причиняют мне боль. Самих родителей оставьте в покое, потому что можно найти 1000 поводов, для которых они причиняли нам боль, поэтому их оставляем в покое, рассматриваем просто их действия, их так сказать деятельность, которая называлась «воспитание».

Среда боли – это не положительная среда. И «совершенные родители», в кавычках, разумеется, причиняют очень много боли, почему? Потому что даже если ты отличник, то тебе, например, твой отец или твоя мать скажут: «Ну конечно, ты отличник или ты медалист, допустим, ну и что. Если бы ты занимался в той школе, в которой я занимался, у тебя точно таких оценок не было. Если бы с тобой заминалась такая учительница, как со мной занималась, у тебя бы точно не было “отлично”». Так что всё равно плохо. Даже если вы приобретете этот уровень, о котором они говорит, всё равно будет плохо. Все примеры, хочу вам сказать, которые я тут привожу – это реальные примеры, о которых рассказывали мне люди во время психотерапии, во время сеансов, так что ничего здесь не придумано. В плане отношений. «Ну да, понимаешь, дочь, у тебя получилось восстановить отношения с мужем, хорошо, но всё равно, это не то, что было у меня. Вот я, понимаешь, знала как себя с ним вести». Дочь говорит: «Мама, а это ничего что он тебя оставил, когда мне было пять лет. – Ну, понимаешь, это полностью его вина, моей вины здесь нет абсолютно ни капельки». Что бы ни сделали, мы никогда не сможем достичь такого совершенного уровня как у наших родителей. Почему? У каждого человека существует такая потребность как потребность в превосходстве. Если я не лучше всех, то в общем, я лучше хотя бы некоторых, а уж точно своих детей. Поминаете, это очень легко, «я лучше своих детей». Среди ровесников они не смогли удовлетворить эту потребность, потому что ровесники во многих случаях оказались намного лучше. В семейной своей среде тоже не смогли удовлетворить эту потребность в превосходстве. Почему? Потому что оказалось, что у жены или у мужа такое же образование, такой же пост и так далее, не получилось этого сделать. И поэтому по отношению к детям это можно сделать, потому что ребенку можно всегда внушить, что он хуже своего родителя, хуже мамы, хуже папы. Мама на своего начальника не будет кричать, она мужа может быть тоже боится, а на ребенка – почему бы нет. Мы иногда срываемся на детях.

Здесь следующий момент – попробовать не удовлетворить потребности родителей в превосходстве. Значит, я там еще забыла сказать про один момент, они не удовлетворили её, она у них выросла или не поняли, процесс созревания не дошел до конца, они не поняли, что эта потребность разрушает и их и их семью и их детей. Не поняли, ну и дальше идут по этому же пути. Значит, здесь нельзя удовлетворять потребность такую. Почему? Ну в таком плане, что, допустим будете говорить то, чего ждут родители употреблять те слова, которые любят родители, чтобы им было хорошо, чтобы они себя хорошо чувствовали. Согласитесь с тем, что да, действительно мама, папа лучше, выше и так далее, я хуже, намного хуже. И хуже в моральном плане, и хуже в интеллектуальном, и в эмоциональном, в общем, во всех планах я хуже. Можно с этим согласится, тогда потребность в превосходстве у родителей будет удовлетворена. Чем это грозит? Это потребность, если родители не поняли, что она разрушительная, и вы её будете удовлетворить до пожилого возраста, она на самом деле разрушит вашу жизнь. И потом ваших детей будет разрушать, потому что эта потребность, которая не имеет конца, она не имеет дна, значит, она никогда не может быть удовлетворенной полностью. И почему дети остаются виноватыми до самого конца, почему? Потому что, в какой-то момент родители начинают понимать, да, действительно, я лучше своего ребенок, но это же ребенок, я всё равно не лучше своих ровесников. Т.о. не подумают на сознательном уровне, это будет информация, которую подсознание передаст сознанию. Такая информация. И что происходит дальше? Дальше родители просто начинают угнетать своих детей в психологическом плане: «У тебя ничего не выйдет в жизни, у тебя ничего не получится, ничего и никогда». Это не просто выращивание комплекса неполноценности, это на самом деле внушение в сознание суицидального состояния на самом деле. Значит, надо попробовать не удовлетворять потребности родителей в превосходстве. Что это значит? Не надо делать никакой революции, не надо, революция путь не хороший, это знаем все. Значит, что надо делать?

Надо начать с того, чтобы поменять тихонечко собственное мышление.

Если не удовлетворять родителей, значит не отвечать им так, как они ждут, или как хотят, или так, как требовали всю жизнь. Если вы попробуете это сделать в первый раз, они очень сильно обидятся, они бросят телефонную трубку, они будут сидеть обижены, они может быть будут вас обзывать, это зависит от уровня интеллектуального, культурного, от многих уровней зависит их реакция. Но, во всяком случае, они покажут, мягко выражаясь, свое недовольство. Это будет.

В такой момент вы можете даже увидеть, знаете что? Вот особенно, если родители всю жизнь культурные, всю жизнь очень прилично себя ведущие. Вот в этот момент можно увидеть, как они взрываются. И знаете что? Этот момент может быть целительный как для родителей, так и для детей, но, скорее всего, к сожалению, только для детей. В каком плане? Родители, которых никогда в жизни нельзя вывести из себя вдруг взрываются, вам легче становится, значит родители тоже обычные люди, которые могут взорваться. Ага, значит, ни все-таки не святые, в общем, неплохо. Понимаете, иногда на самом деле хватит один раз не отреагировать так, как они ждут. Иногда хватит. Но если бы этого хватило, то это было бы, наверное, слишком легко. Чаще все не хватает.

Значит, меняем мышление потихонечку, не удовлетворяем их вот этих потребностей. У родителей есть еще иногда у многих такое мнение о себе, что они всегда правы. И то, что они предлагают ребенку – это единственный путь для жизни ребенка, абсолютно единственный путь. И вот тут стоит тоже сделать или решение – это зависит, в каком возрасте человек – или просто пересмотреть всё еще раз, просто всё пересмотреть. Значит, дело не в том, чтобы обязательно абсолютно пойти против родителей, потому что тогда можете пойти и против себя. Дело в том, чтобы найти своё и спокойно это реализовать. А если сейчас уже нам 50-60 и больше, самый продуктивный возраст некоторые говорят, да, на самом деле, тогда стóит все это пересмотреть, насколько эти выборы были свободными. А если нам меньше, то можно принять заново решение.

Значит, в чем дело? Не дело в том, чтобы пойти абсолютно против родителей, и не дело в том, чтобы им абсолютно подчинится. Дело в том, чтобы найти своё и я это буду реализовать. Мама, папа, понимаете, я не хочу быть учительницей, я хочу быть врачом, вот и буду. Если они запланировали для тебя другое, то там будет страшное дело. У мамы может случиться инфаркт, на словах не бойтесь, у папы может случиться какой-то нервный срыв. Ничего страшного, они так иногда любят манипулировать детьми. Не то что любят, а знаете, как бы в такой странной самоуверенности, что это именно правильный путь для ребенка. Сколько есть случаев, когда родители выбирают профессию, когда родители выбирают мужа или жену. Начинаем с этого. Потом будете видеть, как идти дальше, чтобы реализовать свой путь, если получится не ранить родителей. Но если родители ранит их собственная незрелость или их собственная неадекватность, то это не вы их раните, потому что родители по-нормальному должны понимать, что их дети – это проходимцы в семье. Вы не ошиблись, вы правильно услышали. Они появились и их надо отпустить, это как птенцы, знаете, когда научатся летать, пусть летят, и счастливого им пути на самом деле от всего сердца им пожелайте. Дело в том, чтобы на самом деле им пожелать вот этого счастливого пути и им будет очень хорошо лететься. Не один раз упадут, ничего страшного, падать тоже надо, поднимутся, если от всего сердца родители пожелали счастливого пути, то поднимутся. Хочу вам сразу же сказать, что если кому-то счастливого пути родители не желали, только совсем наоборот, тоже можно подняться, потому что выше родителей есть еще Бог. Это вообще-то счастье, потому что по-другому, то я не знаю, как посмотришь на этот мир, то если бы Его не было, то точно, один ад остается.

Так, первый шаг сделали и потом смотрите, чтобы делать очередные шаги. Если вы начинаете думать таким образом, что я родителей раню, я родителей обижаю, они там из-за меня плачут, из-за меня переживают, из-за меня у них траур, то посмотрите сначала внимательно – это незрелость родителей или это действительно ваша вина. Вы осознанно и добровольно хотели их ранить или их ранит действительно их собственная незрелость. Это очень важный момент, потому что он для моральной нашей жизнь очень важный. Потому что мы перед исповедью здесь сразу начинаем делать испытания совести и у нас начинаются угрызения совести. Значит, первый момент – это разделить вот эти вещи, это очень важно. А потом уже, посмотрите, какой шаг делать следующий. Иногда бывает так, что если родители ребенка контролируют почти всю жизнь чуть не до среднего возраста, то уже взрослый ребенок, начинает принимать такие выборы, такие решения, которые идут действительно только против родителей. Если они если сказали, купи себе белое платье, я обязательно куплю черное, даже если мне черное не нравиться, понимаете, это тоже не будет хорошо, потому что здесь тоже не будет освобождения. Это противодействие свяжет вас очень сильно с этим отрицательными проявлениями у родителей. И вот тогда действительно этот момент будет под вопросом, насчет моральной жизни, вот тогда я действительно могу их ранить. Почему? Потому что осознанно и добровольно действую против, даже если это и против себя, то здесь еще вообще двойной грех получится, и надо будет на исповедь всё рассказывать. Здесь как раз исповедь не самый главный момент, а самый главный момент – это истина, которая в нас есть или которой в нас нет.

Следующий момент – не брать ответственность и вину на себя. «Существование ребенка – это его вина» – такая информацию, которую мы как бы через подсознание получаем от родителей, «то, что ты есть это твоя вина». Почему? Потому что «то, что ты есть – это моя беда». Родила её в 20 лет, учится не закончила, в жертву себя принесла, «я с тобой сидела, ночами вставала, я потом была ни к чему, у меня никакой карьеры, вообще всё закрылось». Сколько из нас такие речи слышало? Сколько этого всего было. Значит, существование ребенка – это не его вина. Ребенок вообще не несет ответственности за то, что начал существовать. И если нам говорят, что наше существование им повредило, ну надо меня было родить попозже или вообще не зачинать. Ха, не зачинать! Значит, здесь тоже проблемы родителей, это будет вопрос их личностной незрелости, не вопрос моего существования. А то получается так, что если до нас каким-то образом доносят такую информацию, то мы всю жизнь оправдывавшем наше существование. «Я тебя родила, вот потом у меня ничего не вышло, а вот этот твой отец еще меня и бросил», ну, в общем, там такие истории я бы сказала закрученные, что потом действительно откручивать всё очень сложно. Здесь хочу вам рассказать вот о чем еще. Взрослые дети иногда кричат на своих родителей как бы неадекватно. Я не знаю, у вас такое бывает или нет, мама что-то или папа что-то говорит, просто, а ты как откроешь рот, как взорвешься, как заорешь.

Из зала: А если так всегда бывает?

Сестра Павла: Ой, вы тихо сидите (смеется), если так бывает всегда… В чем дело? Посмотрите, если вы так делаете по отношению к родителям или если ваши дети по отношению к вам хорошо надо это всё обдумать. И надо хорошо посмотреть, потому что если дети грубо реагируют и это грубое реагирование неадекватное тому, что вы сказали, или вы по отношению к своим родителям, то в чем дело? Дети могут хотеть объяснить родителям, что им нужна любовь и поэтому так резко или грубо реагируют. Поэтому начинают кричать. Например, мама говорит, допустим, на кухне: «Вот этот нож не клади сюда, положи в другой ящик». А ты как рот откроешь: «Да всю жизнь ты мне говорила, что всё это…», беспорядочно, и так далее. На самом деле ребенок не это хочет сказать, пусть и взрослый даже ребенок, кто-то из нас. Ребенок хочет сказать: да пойми ты меня наконец-то и прими такую, какая я есть – вот это чаще всего мы хотим выкричать, вот это. Или может быть так, что дети взрослые уже выражают таким образом свои детские претензии. Вот, например, у мамы не было времени, она с работы приходила вся уставшая, а ребенок лезет, то хочет на колени, то давай проиграемся, и так далее, она его отталкивает, пусть легко, но для ребенка все равно это оттолкновение будет. Она его отталкивает и потом в ребенке это скапливается, вот эти все моменты. И потом во взрослом возрасте, например, ты звонишь маме, говоришь: «Мама, ты можешь посидеть с моим ребенком?» А мама нормально говорит: «Ты знаешь, не могу, потому вот что там договорилась с кем-то, и ты начинаешь кричать: «Ты мне никогда не помогала», и т.д., реакция по отношению к её словам действительно не адекватная. Но на самом деле это претензии оттуда, которые еще насобирались.

Иногда таким образом дети выражают протест против вечной правоты родителей. Или против их совершенства или против контроля тоже. Реакция действительно может быть неадекватной. Мама говорит своим очень известным тоном: «А ты своему ребенку масло в суп добавляешь?» А у дочери весь адреналин уже здесь. И немножко и будет точно фонтан, это то, что я слышала в три года, в пять лет, в шесть, в семь, и так далее. Тот же тон. Иногда родители удивляются: «Да что она такая нервная, что так кричит?» Хватит голос иногда этот услышать и тебе уже так хорошо прямо становится, что ты не знаешь, что делать. А знаешь, что если ты трубку бросишь, то ты просто проклята сразу. Я не преувеличиваю, вы знаете. В общем, все понятно. Значит, момент контроля или момент этого совершенства, этой правоты. Или эти вечные советы: «Я ж из любви к тебя это все говорю». А ты этой любви уже переварить никак не можешь, и думаешь «Когда же она пойдет домой? Когда же она пойдет в свою комнату? Боже, что делать? С другой стороны, знаете, какой случай вам расскажу. Такие родители, действительно, до святости своих детей приводят. Если ребенок берет этот крест и несет его, одновременно не теряя собственное «я», потому что при потере собственного «я» уже о святости и речи быть не может. Не может быть и речи. Почему? Потому что Бог создавал каждого из нас индивидуально и каждому из нас индивидуально дал путь к святости, так что такое слепое терпение, пусть все падает на меня, пусть все сваливают на меня, я это все буду нести и терпеть. Это совсем не святость, это наивность, это дурь. Это еще по-другому можно назвать, но это не святость это не смирение, это не терпение.

Следующие шаги. Не брать ответственность и вину на себя за свое существование. Не брать вину тоже за ссоры родителей, потому что ребенок, когда маленький, родители ссорятся, то ему кажется, что это из-за ребенка, потому что на словах то, что ребенок слышит, это действительно как бы из-за него. Но по сути дела уже как взрослые люди, то мы можем подумать, вообще-то действительно не из-за меня. Потому что если бы они нормально договаривались, если бы они нормально понимали друг друга, то они бы никогда в жизни не кричали друг на друга из-за того, что они что-то не так сделали по отношению к ребенку, потому что они просто заранее договорились, как будут поступать. Так что здесь вот этот момент – не берем вину на себя.

Следующий момент. Не оправдываем собственного существования тем, что будем удовлетворять ожидания родителей. Я вам тут говорю такие вещи, может быть вы с ним согласны, может некоторые не очень, там по-всякому и говорю, «делайте вот так», а вы знаете, последствия могут быть очень уж очень неприятными. Но на самом деле это может оказаться ценой истины и свободы. И любви. Потому что нет любви по отношению к родителям тоже, нет любви, если нет свободы и истины. Там может быть насилие, там может быть принуждение, там может быть иллюзия любви, но не настоящая любовь, потому что не будет принятия.

С одной стороны не оправдывать, с другой стороны, не требовать от родителей любви, которой они на самом деле не могут или не умеют дать. Просто отпустите их. Мама звонит, допустим, из другого города и говорит: «Слушай, ты знаешь, привет! Ты знаешь, вот ты когда-то делала такой пирог очень вкусный, вот дай мне рецепт». Не звонила три недели, может даже больше, вы ей тоже, допустим, не звонили. Рецепт продиктуешь, мама говорит: «Спасибо тебе, давай, дочка, ну удачи тебе, ну, пока!» И ты такая стоишь… Не спросит ни как дела у тебя, ни как ты себя чувствуешь–не чувствуешь, умираешь, помираешь, как вообще, не важно, нужен вот этот рецепт и всё. И тут если она так быстро трубку не кладет, то вы начинаете: «А как ты, а как у тебя дела, а как там вообще, что ты переживаешь, а как там отец?», и так далее. А она-то за рецептом звонила, а вы её мучаете. И сразу чувствуется, что ей не хочется разговаривать. Она что-то вам ответит, что-то скажет, но на самом деле не хочет говорить ничего и зачем мучить человека, отпустите. Это больно, я хочу вам сказать, что знаю, что говорю, от этого вам не легче будет, это больно, но это надо сделать. Потому что от этого не получится никаких нормальных отношений. Получится иллюзия типа «мы поговорили», типа о том, что переживаем, и всё это будет «типа». Значит, попробуйте не требовать с них любви и не требовать понимания.

Просто не требуйте того, чего они не могут дать – это следующий шаг. А на самом деле их жизнь тоже непонятно какая была, непонятно почему они такими сформировались, ну и так далее. Иногда мы еще наших бабушек дедушек знаем, а вот прадедушек, прабабушек уже чаще всего не знаем, только некоторые их знают или кое-что о них знают, какая там у них жизнь была. Так что попробуйте этого всего не требовать. А мы всё время требуем и все время ждем какого-то чуда, что вот когда-то мы позвоним или они нам позвонят, или встретимся. И вдруг почувствуешь, что тебя принимают. А вы знаете, хочу вам рассказать, что если не требовать с них такой любви, которую они не могут дать, передать, то можно встретится и вдруг понять, что, да, не на глубоком уровне, но где-то на вот этом поверхностном мы в обще-то понимаем друг друга и вообще-то не так всё страшно. Но на глубокий уровень не спускаемся и всё. И не надо, потому что если это родители, то сразу с ними переходить на глубокий уровень. Если невозможно, то не надо.

Есть еще следующий момент. Вообще-то это очень модно в последнее время, выражать свои чувства, а я вам тут говорю, что не требовать от них любви, ничего не объяснять, не требовать понимания. Значит, в чем дело, что хочу сказать. Иногда, когда начинаешь выражать свои чувства, а человек тебя не принимает, тебе становится еще больнее, чем было до этого. И такое выражение чувств не нужно никому. Ты думаешь как? Если я все этот вот выскажу, вот наконец-то я скажу ей или ему, отцу или матери, правду в глаза. Не то, что буду «резать» правду в глаза, нет, просто выскажу ее. И понимаете, после этого может быть больнее, потому что может оказаться, что перед тобой в эмоциональном плане стоит абсолютно чужой человек, который ничего не понял, ничего.

И в чем дело? Чтобы все-таки не попасть в какой-то самообман, с одной стороны, а с другой стороны, если это еще больнее, потому то зря, если ты выражаешь чувства, не ожидайте понимания и не ожидайте чуда. Потому что мы обычно, когда думаем, что все скажем, то получается так, что мы ожидаем, что всё равно, что что-то изменится. А вот можешь говорить, не ожидая, что что-то изменится. И вот тогда изменится, потому что ты успокоишься, родители успокоятся, и просто никто не будет дергаться. Ну и останетесь просто хорошими знакомыми.

Выразить свои чувства – это на первом этапе значит вообще понять их. Самое главное, чтобы свои чувства выразить перед собой, чтобы их определить. А потом надо подумать, вообще их выражать касательно того человека, с которым они связаны, или нет. Не всегда это надо делать, не всегда. Просто это надо в каждом индивидуальном случае взвесить. Точнее по этому поводу я вам ничего не смогу в общих словах сказать, потому что надо было бы разбирать каждый индивидуальный случай. Я думаю, на этом остановимся. Значит, что делать дальше с родителями, так сказать, мы еще продолжим эту тему, а сейчас я вам продиктую вопросы их немного.

Вопросы для проверки отношений с родителями, потому что нам может казаться так, что у меня всё хорошо, у меня вообще всё хорошо, знаете. Лучше бы уже сказать, что мне так хотелось бы, чтобы у меня было всё хорошо и так хотелось бы сказать, что мои родители на самом деле просто прелесть, прямо так хочется. И, знаете, это так хочется, что аж начинаю так и говорить. Разочарование еще больше и падение еще страшнее тогда. Так, хорошо, эти шаги будем продолжать уже в следующий раз, что делать дальше. А сейчас вопросы. Значит, пишите. Вопросы для проверки отношений с родителями, насколько эти отношения «токсичные», «ядовитые», я пользуюсь таким словом, думаю, не страшим для ушей.

Отношения в детстве

Первый. Говорили ли родители, что ты не хороший, неполноценный? Обзывали ли тебя?

Второй. Наказывали ли физически? Здесь имеется в виду не только ремень, или тряпку, или щетку, но и всякие угол, стоять на коленях, и так далее. У некоторых родителей есть изысканные методы.

Третий. Если твои родители алкоголики или наркоманы, то не чувствовал ли ты по этому поводу позора, страха или вины?

Четвертый. Закрывались ли родители перед тобой, если у них были проблемы? Ну, в таком плане: «Уйди, не мешай, что ты здесь делаешь?»

Пятый. Надо ли было тебе заботиться о родителях, если у них возникали проблемы? Как-то их утешить, поддержать. Чувствовал ли ты что это твоя обязанность?

Вопрос: Это добровольное участие или обязанность?

Сестра Павла: Вот! Я поэтому и говорю, чувствовал ли ты что это твоя обязанность? В плане обязанности ребенок просто не должен этого чувствовать. Если ребенок это чувствует, то это давление родителей.

Вопрос: А если болеют родители, ухаживать?

Сестра Павла: Нет, понимаете в чем дело, забота о родителях в плане их поддержания, если ребенок чувствует себя в обязанности как-то решить проблему родителей, чтобы им стало легче вот в таком плане.

Шестой вопрос. Делали ли родители тебе или с тобой что-то, что должно было оставаться втайне? Или не родители, а кто-то из близких, например, тетя, дядя. И это должно было оставаться втайне. Например, это касается сексуальной сферы, прежде всего, это касается всякого вида инцестов. Разного вида, не только непосредственных сексуальных отношений, разного вида инцеста это касается.

Из зала: А если меня тетка пыталась тайно накормить, чтобы я не говорила родителям? (смех в зале) Меня это бесило, честно говоря.

Сестра Павла: Вот так и надо было ей сказать. А как скажешь, да, в таком возрасте?

Вопрос: А если мать говорила: «Смотри, папе это не говори»?

Сестра Павла: Не-не, здесь вопрос касается сексуальной сферы и сферы интимной у ребенка.

Седьмой. Не боялся ли ты своих родителей? Вот отец придет домой и тебе уже страшно. Или мама зайдет в твою комнату, и ты слышишь шаги в прихожей, сейчас зайдет в твою комнату и тебе уже страшно.

Восьмой. Не боялся ли ты выразить свою власть по отношению к родителям? Просто знаете, иногда бывают такие ситуации, что ребенок чувствует, что если я сейчас скажу, что мне плохо, что ты не так говоришь, то не примут тебя больше, не будут тебя любить. Ты крикнешь, и тебе скажут: «Всё, я больше тебе не мама».

Это были наши отношения в детстве. Сейчас наша взрослая жизнь, но пока не касательно родителей.

И первый вопрос. В каком ты сейчас союзе – конструктивном или деструктивном? Ты в одиночестве, если в конструктивном – ладно, но может это деструктивное одиночество. В каком ты сейчас союзе? В общем, муж в духовном плане, в психологическом, физическом удовлетворяет меня или нет, и я его? Во всех этих трех планах, не только в одном. А ты вы знаете, как язык непонятно уже каким становится в современное время, и когда слово «удовлетворение», то сразу мы, конечно, думаем только о физическом уровне, даже непонятно какое другое слово употребить, чтоб не было таких ассоциаций. В каком ты сейчас союзе – конструктивном или деструктивном? Или в разводе, или в одиночестве, и как это выглядит на сегодняшний день.

Второй вопрос. Не боишься ли ты, что в близких отношениях тебя ранят или оставят? Дружба у нас какая-то намечается, скажем, а у тебя страх возникает. Человек всё ближе и ближе к тебе, не оставит ли он тебя? Или не ранит ли он тебя? Это на сегодняшний день, это уже не в детстве.

Третий вопрос. Чего ожидаешь от людей от жизни?

Четыре. Не сложно ли тебе понять, кто ты, чего хочешь и что чувствуешь?

Пятый вопрос. Не думаешь ли ты, что если бы люди знали тебя настоящего, то не любили бы тебя?

Шестой вопрос. Когда у тебя удача, не боишься ли ты, что кто-то подумает, что ты к этому пришел нечестно?

Седьмой. Бываешь ли ты грустен или зол без конкретной причины? Вдруг какая-то злость изнутри поднимается. Внешняя причина может быть совсем маленькая или вдруг какая-то грусть или грустная тоска, вот грущу я, это вселенская грусть.

Восьмой вопрос. Перфекционист ли ты? Всё должно быть сделано на «отлично» вовремя, ровно, по полочкам. Слушайте, я однажды жила в доме с такой сестрой, у нас была общая мыльница с мылом. Вы знаете, она, я не знаю, как она это узнавала, не знаю, но она мне всегда говорила, что я не тем концом мыла мылюсь (хохот в зале), не тем концом мыло кладу в мыльницу. Я так до сих пор не поняла, но, во всяком случае, действительно есть просто перфекиционисты, а есть выдающиеся перфекционисты. В общем, кто такой перфекицонист, понятно? Можно сразу найти такие примеры в своей жизни.

Девятый вопрос. Умеешь ли ты отдыхать или развлечься, не чувствуя при этом за собой вины, что непродуктивно проводишь время?

Десятый. Не чувствуешь ли ты, что ведешь себя как твои родители даже если этого не хочешь?

Третий блок вопросов. Мои взрослые отношения с родителями. Вот сейчас на сегодняшний день.

Продолжают ли родители относиться к тебе как к ребенку? Иногда ребенку 56, но что делать, ребенок.

Второй вопрос. В какой степени твои решения зависят от одобрения родителями? Если не одобрят, то ты решения не примешь, а если примешь, то потом мучаешься месяцами и годами, «как это так, я вышла за вот этого человека, против которого была мама, она была против него, а я за него вышла». И вот каждый день, если так думать, то действительно в какой-то момент на самом деле получится так, что я на человека смотрю как на врага собственного. И потом действительно так и выйдет.

Из зала: Более того, если ты потом разведешься, и мама тебе скажет: «А я тебе говорила».

Сестра Павла: «Я говорила» – вот эти слова прямо снятся по ночам, как мечта, «а я тебе говорила».

Третий вопрос. Какие ты испытываешь чувства перед встречей с родителями или после нее? Вообще одни чувства (смеется). Или без «или», а «и» после нее. Мужчине 48 лет, это тоже реальный пример, как перед экзаменом в университете, руки потные холодные, капли пота по спине текут и коленки дрожат каждый раз перед встречей с мамой.

Четвертый вопрос. Боишься ли ты пойти против родителей? Прямо как космическая катастрофа, если я сделаю что-то против родителей это всё, это земля перестанет существовать, это наступит конец света, это второе пришествие Иисуса Христа случится.

Если родителей нет, то у нас намного проще. Я извиняюсь, конечно, за такие слова, но, знаете, намного проще. Помните, в прошлый раз я вам говорила «контроль из могилы». Если родителей сейчас нет, этот блок непосредственно нас не касается, но надо бы вообще посмотреть, как это было во взрослом возрасте, когда они еще были живы? Вот как бы это выглядело. Может быть, сейчас это уже не актуальные вопросы.

Пятый вопрос. Манипулируют ли тобой родителей путем угроз, или вызывая чувства вины, или с помощью денег? Иногда угрозы касаются религиозной жизни. Например, «попадешь в ад», «Бог этот грех тебе никогда не простит». Страшные вещи. Иногда, когда за весь день наслушаюсь, то вечером только иду в часовню, смотрю на дарохранительницу и говорю: «Боже, Боже, Боже, Боже, Боже, Боже…». И только такая моя молитва, знаете, потому что как наслушаешься этого криминала, который типа оправдан полностью абсолютно.

Шестой вопрос. Чувствуешь ли ты ответственность за чувства родителей? Является ли твоей задачей изменить их состояние к лучшему? Если ребенок воспитывался, например, в детдоме, был сиротой, воспитывался у дяди, тети, то это касается тех людей, которые непосредственно воспитывали ребенка.

Из зала: До десяти лет, допустим, бабушка, а после десяти – родители, то как?

Сестра Павла: И то и то надо посмотреть.

Седьмой. Вот седьмой вопрос мне очень нравится, хочу вам сказать. Чувствуешь ли ты, что чтó чтобы ты ни сделал, всё равно не угодишь родителям?

Восьмой вопрос. Надеешься ли на то, что в какой-то день твои родители изменятся? Не надейтесь, принимайте то, что есть, сразу на 50 процентов боли меньше будет, серьезно. И сразу будете поспокойнее, не будете кричать, орать на родителей, и сразу в плане четвертой заповеди все тоже станет на свои места. Я имею в виду «почитай отца и мать», потому что нумерация разная бывает, то это четвертая, то пятая. Но во всяком случае «почитай отца и мать» тоже сразу станет на свои места. Почему? Не кричу, не ору, как бы нормально общаемся. Значит, хорошо вот этот восьмой вопрос и еще хочу вам сказать, это уже вспомнилось мне сейчас, не касается непосредственно нашей темы на сегодняшний день. Но! Совершенно не нужны приношения себя в жертву ради детей. Вот потому что мы приносим себя в жертву ради детей и вроде это терпим. Мы можем это терпеть несколько недель, несколько месяцев, иногда несколько лет, а потом как выскажем всё, то лучше было этого не делать. Такое, на которое на самом деле мы не соглашались, оно приносит очень много вреда.

Это всё, что я хотела сегодня сказать, продолжение следует. Я прошу вас не задать мне вопросов, потому что очень боюсь. Не надо вопросов по этой теме. Идите с вопросами вот с этими, которыми я продиктовала, и размышляйте! (смеется)

Вопрос: А вот мы на вопросы ответим, потом как узнать результаты теста?

Сестра Павла: Просто, понимаете, там очень просто. Если на все вопросы у вас ответ «да, да, да, да», то срочно нужно нужна психотерапия и надо искать психотерапевта, потому что ой-ёй-ёй-ёй-ёй!

Вопрос: А если 50 на 50?

Сестра Павла: Если 50 на 50 тоже нужна где-то в каких-то местах просто психологическая помощь. Если где-то в каких-то нескольких вопросах я отвечаю «да», то пробует сам справляться на основании того, о чем я сегодня сказала. И я еще в следующий раз договорю.

Вопрос: Если по одному блоку вопросов у меня все нормально, а по другому, наоборот, все тревожно?

Сестра Павла: А тогда существует еще так называемая «шкала лжи». Потому что если по одному блоку всё точно нормально, то значит, нам кажется, что нормально, а по другому блоку не совсем, то, значит, по первому мы выдали желаемое за действительное.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web