Родители и дети, II-лекция 1

Четверг, 17 октября 2013 04:17

Психологический центр АЛАНОН, 16.12.2005, лекция 1

 

 Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

 

Сестра Павла: Сегодня тема «Родители и дети», и дети родителей, разумеется. Тема страшная-престрашная, но попробуем к этому, я не знаю, как сказать, молодому льву подойти, попробуем.

 Сегодня будем говорить только о том, что он страшный – почему? Я сегодня с утра на других занятиях теряла голос, потому что простужена и я не знаю, как у нас пойдет, я вообще уже думала отменять, потом решила, поеду. Ну и, в общем, тема сегодня будет немножко короче. Так что я хочу сказать, сегодня на вопрос «что делать?» не буду отвечать. Не буду отвечать и вот так и пойдем по домам только с затронутым вопросом. Это немного тяжело, но ничего страшного, через месяц встретимся, и я все доскажу. Если бы так сказал хирург, это страшно было бы, да.

Из зала: А если кто-то последний день живет?

Сестра Павла: То там он узнает намного лучше, чем от меня это точно, так что совсем не беспокойтесь. Без лекций сестры Павлы «Родители и дети» можно спастись, я вас уверяю, вообще, без моих лекций можно спастись и без меня тоже.

Я думаю, сегодня на самом деле вы мне поможете вести это занятие. Какие есть основные проблемы в этой теме? Первая проблема: почему мы не можем придти к выводу, что делать с нашими родителями, что делать с нашими детьми, и так далее? Она в чем заключается? В том, что родители для ребенка – это боги. И для нас, и мы для наших детей это огромнейший авторитет и даже не столько авторитет, сколько источник любви. Основная потребность личности в чем, кто знает?

Из зала: Любовь?

Сестра Павла: Любовь! Быть любимым или любить – которая из них?

Из зала: Быть любым.

Из зала: И то и другое.

Из зала: Любить.

Сестра Павла: Кто сказал «то и другое»? Любить и быть любимым – это основная потребность человека, это одна потребность, не две разных потребности. Одна потребность – любить и быть любимым. Чтобы человек мог открыться на любовь и мог любить, сначала должен быть любимым. И ребенок маленький этого не знает, но он это чувствует. И мы все это чувствовали с момент зачатия, что это основное – быть любимым мамой и папой, это основное, быть любимым. Это так нужно человеку как кислород. Маленькому, зачатому только человеку это нужно как кислород – любить и быть любимым.

Быть любимым сначала. Ребенок, который любим с момента зачатия, он рождается настроенный на любовь, на отдачу. Знаете, очень интересный был эксперимент. У нас однажды, это было в Ростове-на-Дону, мы делали эксперимент в дошкольном садике в самой младшей группе там, где трехлетки. Очень интересные моменты. Дети в группе, у которых не было проблем поделиться игрушками, поделиться конфетами или поделиться чем-либо. Даже я помню такой момент перед тихим часом, одна девочка говорит: «У меня нет пижамки». А вторая говорит: «А давай я тебе дам одну часть моей пижамки». И эти дети, которые готовы были делиться, которые были открыты на контакт, это дети все из благополучных семей, и в группах их было очень немного. Дети, которых обзывали «эгоистами», я так выражусь, это дети из неблагополучных семей в разном смысле этого слова. Есть очень много других определений такой семьи – из больной семьи, еще какие знаете? Есть одной слово, которое я не произнесла…

Из зала: Дисфункциональные.

Сестра Павла: Вот! Еще раз!

Из зала: Дисфункциональные.

Сестра Павла: Это слово все знаете?

Из зала: Да.

Сестра Павла: Очень хорошо. И знаете, что есть очень многие измерения дисфункциональности? Знаете, да? Прекрасно, это хорошо. Да, это были дети из дисфункциональных семей. Это очень интересный момент, вот этот ребенок, который был принят в перинатальном возрасте любимым, он сразу начинает эту любовь отдавать. Итак, ребенок маленький чувствует и не только чувствует своим сердцем, маленький ребенок чувствует всем телом, что любовь родителей для него основная, без неё он не проживет. И поэтому родители становятся великими людьми, неприкосновенными, это очень важный момент. Потому что любовь является или совершенной или её нет, это любовь, которая должна быть дана ребенку, нет имитации любви. Я когда говорю о совершенстве, я не говорю об идеале в каждую минуту жизни. Я здесь не это имею в виду, когда говорю «совершенство». Потому что понятно, что все родители в какой-то момент могут быть уставшими, могут быть больными. В конце концов, могут какие-то отношения где-то не получаться и тоже будут переживать. Я здесь чтó имею ввиду, что нет имитации любви. Любовь или есть или её нет. И всё. Как мы иногда спрашиваем: «А любишь ли ты меня на самом деле?» На самом деле. Если есть любовь, то она на самом деле, это лишний вопрос, но мы всегда хотим убедиться, на самом ли деле любят нас. И поскольку это всё так выглядит, то действительно, родители для ребенка очень важны. И потом ребенок своих родителей очень долго защищает. Но почему? Потому что если он перестанет защищать, значит, ему придется признать, что любви нет и не было. Что отношений нет и не было, это ведь самое больное. И кто из вас идет по «12 шагам», по психотерапии, по каким-то шагам, то когда приходит к этому выводу, что любви не было, что на самом деле родители меня не любили, или, когда приходит человек к выводу, что как-то по-своему любили, да, хотели хорошо, но получалось как обычно. Это самый больной момент, я думаю, вы знаете многие это. Это самый больной момент, болезненный момент, самый болезненный. Все другие моменты не столь болезненные, даже если оставили нас любимые люди, на самом деле любимые да, боль не такая большая. И ребенок защищает своих родителей перед собой и перед другими, в основном, перед собой защищает. Потому что вот это гнездышко любви хочет сохранить или это гнездышко, которое кажется ему любовью, хочет сохранить ребенок. Родители для него всегда идеальные и поэтому ребенок чаще всего обвинит себя, чем своих родителей. Родители-то идеальные, а если они плохо ко мне относятся, то значит, как мы толкуем обычно, «я плохой». Я плохой ребенок, если ко мне плохо относятся, значит, я плохой. И так потихонечку выращивается низкая самооценка, комплекс чувства вины, я осознанно говорю «комплекс чувства вины», а не просто «чувство вины». Комплекс неполноценности, разного рода неврозы – и это самые нелегкие проявления отсутствия родительской любви.

Теперь какие самые тяжелые, сразу же наверное возникает вопрос? Суицид – в моральном плане или в физическом плане. Это самые, конечно, тяжелые состояния. Потом, знаете, есть еще один такой момент. Вот эта потребность в любви она так велика и так сильна, что когда даже взрослому человеку говоришь на психотерапии, посмотри, как к тебе относились родители, довольно часто я, например, слышу: «Папу, хорошо, посмотрю, но мама – это святое». Сразу понятно, неприкосновенная. И очень сложно дотронутся до мамы. Я обычно этого стараюсь не делать, только жду, когда человек сам будет готов. Потому что я понимаю чужими руками, а мои руки чужие в этом случае, нельзя, извините за выражение, лезть, нельзя. Так вот мать – это святое. А если еще мы христиане, сейчас к христианам обращаюсь, разных конфессий, там нет никакой разницы. Если мы еще христиане у нас есть заповеди. Есть такая заповедь одна, которая касается родителей, вы ее знаете? Хорошо, кто знает такую заповедать, которая касается родителей? Прекрасно, опустите ручки. И теперь скажите, пожалуйста, что это за заповедь, как она звучит?

Из зала: «Чти отца своего и мать свою».

Сестра Павла: Да, «чти отца своего и мать свою». Это всё серьезно. Кроме своего еще вспоминаются свои дети, и что мы там вытворяли, это серьезно, это тяжелое испытание совести.

Так вот. Ребенок обвиняет себя: если родители плохо ко мне относятся, значит я плохой, что-то не так сделал. И ребенок слышит множество фраз, которые это его мнение подтверждают. Множество фраз. Ну, например, вы можете мне какую-то такую фразу привести в пример. Кто смелый? Когда на группе говоришь – это одно, а вот в такой большой аудитории мне немножко не по себе становится. Ну, например: «Ты всегда была моей неудачей», «Ты обуза в моей жизни». Да, есть такое, слышали когда-нибудь? А у других, не у нас это происходит, разумеется. «Ты обуза в моей жизни, ты моя неудача». «Ты нас опозорил». Так, хорошо, посмелее теперь, можете помочь или не очень?

Из зала: «Ты мое наказание».

Сестра Павла: «Ты мое наказание».

Из зала: «Я тебе всю жизнь отдала, из-за тебя я не вышла замуж».

Сестра Павла: Да. «Из-за тебя я не вышла замуж», а еще как? Из-за тебя я что?

Из зала: «Не стала артисткой».

Сестра Павла: Да-да, еще что? «Не реализовалась», да. Еще-еще как? «Институт не закончила», да. Да-да-да. «Карьеру не сделала – из-за тебя». Хорошо.

Из зала: «Я всё вам отдала, всю свою жизнь вам отдала».

Сестра Павла: «Я всю свою жизнь тебе отдала». Представляете, как себя чувствовать такому ребенку? «Я всю жизнь тебе отдала». Это я не знаю, первая реакции только суицидальная может быть в таком случае. Она думает, что это конечно хорошо, но на самом деле только суицидальная реакция, всю жизнь она отдала. Каким образом мы в детстве оправдываем родителей? Ну, например, отец кричал на меня, орал и бил меня, но потому что мать его доводила? Как еще оправдываем наших родителей? Они заставляли меня учиться, потому что «это ради твоего блага», разумеется, да, конечно. А еще как? Давайте, помогайте, не стесняйтесь. Мы тут свои здесь особо не отличаемся друг от друга. Давайте, еще как?

Из зала: Скрывать поступок.

Сестра Павла: Да. «А мои родители в порядке». Уже все соседи знают, что отец алкоголик, а я всем рассказываю, какой мой отец прекрасный, и он вообще самый прекрасный среди всех отцов всех моих одноклассников, допустим да, самый прекрасный. Еще.

Из зала: Когда у меня был пьяный отец, я его таскал, чтобы его никто не видел, убирал там, защищал, чтобы не видели какой он плохой.

Сестра Павла: Вот-вот, быстренько всё надо сделать убрать, что у нас всё в порядке.

Из зала: Если отца нет фантазия, что мой отец на севере, в экспедиции.

Сестра Павла: Да-да, отец в экспедиции это очень такое оправдание очень частое. Хорошо. И сейчас посмотрим в общем на проступки родительские. Родители, которые в принципе, скажем так, в порядке, так это назовем. Родители, которые вроде не хотели плохо. И сразу же в скобочках себе напишите «но это не значит, что не было больно», родители хотели хорошо. На самом деле не так часто встречаются родители, которые осознано, намерено хотят плохо своим детям сделать. И здесь – высокие требовании не только по учебе. Высокие требования по учебе, высокие моральные требования, высокие культурные требования.

Здесь же эмоциональное отсутствие родителей. Родители не участвуют в эмоциональной жизни ребенка. Не знают, что ребенок переживает, и даже не хотят узнать. А что там такое ребенок может переживать, которому пять лет? Конечно ничего. И физическое отсутствие. Ничего плохо родители не сделали, их не было, или мамы, или папы. Их не было. Ничего плохого реально действительно ребенку не сделали, только просто их не было. Это так называемые, знаете, неосознанные грехи и так называемые небольшие грехи, которые на самом деле являются, потом если посмотреть на последствия, очень большими.

Следующий момент, очень люблю этот пункт родители-контролеры. Как совершается контроль, кто мне поможет?

Из зала: «Во время домой приходи!»

Сестра Павла: Да. Вот так короче, чтоб в 17 тут как тут. А там лифт остановился, а живут на 15-м этаже, и лифт стоял полчаса. Всё, о чем я вам говорю это реальные истории из рассказов. Ребенок весь трясется в этом лифте, там свет выключили и лифт стоит, ребенок один в лифте. Весь трясется, это в шесть лет и думает, надо домой, надо домой, родители будут кричать. Приходит домой весь в переживаниях от темноты, от лифта, от того страха родителей – и что получается?

Из зала: Мама с ремнем.

Сестра Павла: Мама с ремнем там в этой ситуации, мама открывает рот очень широко, чтобы точно все соседи слышали, как она ребенка воспитывает, а папа приходит и говорит: «Опять опоздал что ли?» «Да», – мама говорит. Папа говорит: «Хорошо, еще неделю не буду с тобой разговаривать». Прекрасно. «Вовремя приход домой». Еще, другие примеры.

Из зала: «Чтобы все съел по часам, уроки сделал».

Сестра Павла: Да, «сейчас у тебя обед, так ешь!». Кто из вас помнит с детства кашу, кто помнит?

Из зала: Я помню.

Сестра Павла: Вот, видите как. И сидишь над этой кашей и сидишь. А эта каша, ладно бы, она, извините, пожалуйста, в меня входила. А то она ни туда, ни сюда. Хорошо, еще как совершается контроль?

Из зала: «Не дружи с плохой компанией».

Сестра Павла: Да, даже не в плохой, а в какой? «Я считаю эта компания плохая. Я считаю эти твои друзья плохие, нельзя с ними дружить». А потом оказывается, девушка одна рассказывала, спустя многое годы, что оказалось? Папа иногда выпивал, а папа девочки, с которой она хотела дружить, ему однажды сказал: «Слушай, у тебя такая прекрасная дочь, давай, ты как-то соберись, и ради ребенка, ради семьи давай попробуй». Конечно, нельзя с такой девочкой дружить, такого отца дочь, это ужас, нельзя с ней дружить». Значит, в контроле всегда присутствует обман. Или непосредственный, как сейчас вам говорила пример, или посредственный обман. Он заключается в том, что на самом деле нет любви, а контроль очень часто и очень долго мы принимаем как раз как проявление любви. Родители мне не разрешали, но это ради моего блага. Мы так можем еще и в 30 и в 40 лет говорить «родители мне не разрешают, но это ради моего блага». Какие еще бывают контрольные фразы? «Сделай хоть один раз хоть что-то хорошо». Получается, всегда всё делаю плохо. И такие родители всегда недовольны ребенком. Ну конечно получил «4», но мог «5». Ну, получил «5», а можно было две, а тут с одной пришел. Как еще контролируют детей?

Из зала: «Одеваешься не так, как я хочу».

Сестра Павла: О да! Хорошо. Еще, одежда.

Из зала: «Что это он там делает?», подглядывает.

Сестра Павла: «Что это он там делает?» И как это называется? Затем они тогда следят, чтобы мы что делали? Уроки, чтобы занимались, а то сессия близко. Еще. А когда мы начинаем уже работать, что они хотят увидеть и подглядывают?

Из зала: Порядок в комнате.

Сестра Павла: Тоже. Еще.

Из зала: С кем общаемся.

Сестра Павла: Да. С кем говорит по телефону – это надо обязательно проконтролировать.

Из зала: Какая получка, сколько денег зарабатывает, как тратит и правильно ли тратит.

Сестра Павла: Да-да-да. А еще вам хочу сказать. Знаете, иногда почему подглядывают: чем это мой сын или дочь занимаются в свободно время? Потому что родители не знают, что делать со свободным временем. Может быть, таким образом, они узнают (смех в зале).

Следующий момент. Вечные помощники, то ли в финансовом плане – это какой еще контроль! Обещали шкаф купить и теперь, не приедете в гости – шкафа не будет. Не приедет твой так сказать муж вместе с тобой шкафа не будет. О, некоторые уже смеются, значит понятная история. Это какой еще контроль. Или вот эти вечные помощники: «Доченька, ты же без меня не справишься!» Вечные мученики, великомученики-родители. «Я его так люблю, вот я его приглашала на мой день рождения, а он, понимаете ли, не приехал потому что, подумаешь, жена туберкулезом заболела. Сын мой один-единственный, я же его воспитывала для себя». Это фразу мы хорошо знаем, «для себя родила и для себя воспитывала». В католической церкви, знаете, как определяются дети в семье, только положительном значении этого слова. Дети – это проходимцы в семе, они появляются и уходят, в таком плане.

И такие вот вечные мученики. «Знаете, я с моим сыном каждый раз договариваюсь, чтобы он мне помог на даче, а он каждый раз потом звонит и говорит, никак не могу. Что же это у него там за дела за такие, что каждые выходные не может?» Может, вопрос надо по-другому поставить? Так вот, вечные мученики. Еще как совершается контроль? «Почему ты не можешь быть как той старший брат, или как твоя сестра, или как твоя подруга Таня? Вот посмотри на Танечку». А, видите, всё знакомые истории, очень хорошо, спасибо, что улыбаетесь. Я понимаю, такая улыбка легко не дается, но спасибо большое. «Вот посмотри на Танечку, как она всегда аккуратно выглядит, никогда не запачкается, когда на улицу идет. А ты как возвращаешься..! А как она в школе, как занимается, как учителя ее любят». И уже эта Танечка потом… Танечка здесь не причем, а я уже смотреть на Танечку не могу совершено. Всё знакомо.

Контроль через уничтожение словами. Ну, такая фраза коронная, наверное, это: «Я жалею, что тебя родила, я жалею, что ты появилась, или появился на этом свете». Вот «второй раз я бы сделала аборт, до тебя сделала много абортов», это все фразы, которые из разговоров, которые я из разговоров знаю. «До тебя сделала пять абортов, потом тебя родила, а с абортом не получилось, после тебя тоже еще несколько».

Вопрос: А в чем здесь контроль-то проявляется?

Сестра Павла: Да, очень хороший вопрос: в чем здесь получается контроль?

Из зала: Чувство вины за то, что появился на свет.

Сестра Павла: Да, контроль через чувство вины. Благодаря этой фразе ребенок будет всю жизнь, пока сам не начнет со своей жизнью разбираться, ребенок будет всю жизнь чем заниматься? Оправданием своей жизни. Каким образом? Будет всё время доказывать: хорошо, что родился потому, что может маме или папе помочь, потому, что может сделать то-то и то-то. Во взрослом возрасте потому, что может их подержать в моральном, финансовом плане. Как одна девушка недавно рассказала, говорит: «А знаете, как мне мама сказала: «Вот ты побыстрее замуж выходи, потому что ты должна успеть родить детей, потому что, понимаешь, потом будешь уже в возрасте, пойдешь на пенсию, на пенсию не проживешь, а дети для чего? Для того, чтобы содержали своих родителей, когда те уже на пенсии». И она говорит, вот таким образом я узнала, почему на этом свете появилась.

Уничтожение собственным перфекционизмом. Ой, Боже мой..! Папа или мама такие гениальные, что ребенку до этого уровня никак не добраться. Какие здесь фразы проскальзывают или даже не проскальзывает, а говорится напрямую? «Я у тебя кандидат наук, ты никогда не станешь кандидатом наук, никогда».

Дальше, еще есть контроль с того света. Знаете такие примеры?

Из зала: «Бог тебя накажет за то, что ты так делаешь».

Сестра Павла: Нет, родители уже умерли.

Из зала: «Если бы был жив дедушка, если бы была жива бабушка».

Сестра Павла: Нет, не то, это обычный контроль. С того света контроль. Вы знаете, мама умерла 10 лет назад, а я до сих пор помню: «И увидишь, ничего у тебя в жизни не получится». И говорит, это фраза самая живая, самая яркая из воспоминания нашей совместной жизни. Еще по-другому. Родители давно-давно умерли, а ты что-то делаешь и думаешь, мама будет довольна? Папа будет доволен? Потом думаешь, ну, им вообще-то какая разница уже сейчас. Не-не, это память об усопших, великая память об усопших, значит надо еще раз подумать. Я знаю женщину, которой сейчас 40 лет, она замуж не вышла, потому что когда ей было 20 с чем-то лет, не помню точно, у нее умер папа. И в то время у нее была парень, и после смерти папы, папа ей сниться и говорит ей: «Замуж не выходи». Она оставила парня. Через некоторое время опять она встречается с кем-то, уже думает о замужестве. Снится ей папа: «Замуж не выходи». Конечно, это на психологическом уровне этот вопрос надо разбирать, это никакой не великий на самом деле вопрос. Ну только на психологическом, там не ничего духовного, никаких явлений с того света, нет-нет-нет. Так она замуж и не вышла. И каждый раз после такого сна она тут же или встречалась с человеком своим молодым или звонила ему и говорила, всё, больше встречаться не будем. Представляете, сколько боли и с той стороны и с её. Хорошо, дальше.

Родители алкоголики. Я думаю, вы здесь все более-менее в курсе как это картина работает. Вы все приходите на курсы сюда? Большинство. Если не на курсы, то на группу. Если не по «12 шагам», то на какие-то другие, то группы поддержки, то группа зависимости, то созависимости, то еще какие-то. Хорошо.

Физическое насилие, избиение, крики. Активное насилие, пассивное насилие. Вот папа орет и бьет, издевается над ребенком, а мама стоит, молчит и смотрит. Пассивное насилие физическое.

Инцест.

Вопрос: А инцест разве пассивный?

Сестра Павла: Инцест может быть пассивным, может быть активным. Активный, понятно, а пассивный это когда второй родитель знает или кто-нибудь из родителей, потому что в инцесте может участвовать отец, но может участвовать дядя, может участвовать даже дедушка, есть случаи, может участвовать старший брат, может участвовать младший брат. Но, во всяком случае, кто-то из родителей знает и молчит. И еще говорит, ничего-ничего, потерпи. Так тоже бывает. И конечно очень нехорошо получается, что я в такой момент хочу закончить. Но в следующий раз и еще в следующий буду потихоньку отвечать на вопрос «что делать?» Первый момент, чтобы вас так совсем с этим инцестом не оставить в конце, первый момент – родителей надо снять с пьедестала.

Вопрос: Что-что?

Сестра Павла: Родителей надо снять с пьедестала. Родителей надо лишить божественного происхождения. Это первый шаг. «Я обычный человек и моя мама и папа тоже обычные люди». Не абсолютные авторитеты, не боги. Снять родителей с пьедестала, это первый шаг.

Из зала: И мужа бы сюда еще.

Сестра Павла: И мужа бы сюда еще. Муж – это несколько другое русло, несколько другое, потом немножко расскажу об этом. Следующий шаг, второй – родительской ответственности не брать на себя. Ответственности за вину родителей не брать на себя. И это два момента, которые, может быть, могут нам помочь. А еще для христиан теперь, специальное обращение для христиан. Значит, соблюдай заповеди, «Чти своего и мать свою». Заметьте, пожалуйста, что первое слово в этой заповеди какое?

Из зала: «Чти».

Сестра Павла: Что такое «чти»? Во-первых, смотрите, это некоторая дистанция, вы заметили? Это дистанция. «Чти», когда слышишь «честь» и «чти» ты делаешь сразу два шага назад, это первый момент. Второй момент, посмотрите на Иисуса. Иисус тех, которых призвал к Себе, говорил: «Иди за Мной», и они оставляли родителей своих. Еще один момент, когда Бог призвал Авраама: «Выйди из дома отца твоего», кто знает? Как было с Авраамом?

Из зала: Встал и пошел.

Сестра Павла: Нет, до этого. Что ему Бог сказал?

Из зала: Обещание ему было дано.

Сестра Павла: До обещания. Выйди откуда?

Из зала: «Из дома твоего…»

Сестра Павла: Из дома отца твоего, из земли отцов твоих…

Из зала: «И от богов».

Сестра Павла: Еще! Из родства – это надежда для всех тех, кто слышал «ты мне уже не дочь, ты мне уже не сын». Хорошо, а ты выйди из родства своего.

Из зала: И останешься без корней?

Сестра Павла: И останешься с корнями, и еще с какими! Об этом в следующий раз. Не бойтесь, что вы останетесь без корней, потому что, чтобы ни говорили родители, они все равно ваши корни, может быть свеженькие, хорошенькие, а может быть где-то просроченные, но они есть. И не переживайте, что если корни просроченные, то вы тоже будете всю жизнь уже просроченные. Это неправда, это ложь. Хорошо. Вот таким образом сегодня хочу закончить, хочу вам пожелать счастливого Нового года.

Из зала: Спасибо Вам!

Сестра Павла: И в Новом году хочу вам пожелать действительно новых переживаний и новых ситуаций, не обязательно легких, но таких, которые глаза и сердце будут открывать.

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web