Родители и дети, I-лекция 1

Четверг, 17 октября 2013 03:45

I, 01.11.2004, лекция 1

 

 Часть 1

Часть 2

 

Сестра Павла: Тема, мне хочется сказать, страшная. Всегда когда во время катехизации приступаю с группами к этой теме, заповеди «Почитай отца и мать», очень сильно это переживаю: чтó сказать, чтобы не ранить людей.

А сегодня я себе позволю говорить всё открыто. Значит, тема родители-дети, дети-родители. На сегодняшний день я только смогу рассказать о проблемах, и о том, чтобы мы не боялись назвать эти проблемы, назвать это всё по имени. Что с этим делать? – наш извечный вопрос – что же делать?

Как мы сегодня рассматриваем эту тему? Вы смотрите на ваших родителей, на отношения с вашими родителями, и сразу же, у кого есть дети, смотрим на отношения с нашими детьми, т.о. Родители как боги. Может быть, чтобы у вас не было путаницы в голове, то попробуйте сначала посмотреть на отношения с вашими родителями. Даже если родители уже в Царстве Небесном, даже если они уже с Господом, то все равно смотрим на эти отношения. И не бойтесь, не бойтесь, просто молитесь за родителей за своих – всё равно, живые, усопшие – и называйте по имени ваши отношения.

Родители как боги. Для ребенка – родители это всё, это весь мир, потому что для маленького ребенка родители – это единственный источник существования и любви. И иногда, когда встречаемся с проблемами в отношениях родители-дети, то обычно пытаемся оправдать наших родителей, или, как мы говорим, или как нас учили, «ничего не выносить из дома». Родители действительно велики и ребенок соблюдает верность родителям. Я чуть попозже буду говорить о физическом насилии, есть страшные иногда ситуации, просто страшные, когда, например, случай инцеста. Это понятное слово? Кровосмешение. Когда в случае инцеста или когда случай изнасилования, например, отчимом дочери и так далее, ребенок долгие годы ничего не говорит. Возникает вопрос: почему не говорит? Именно потому, что ребенок соблюдает верность семье. Почему? Потому что ребенок всегда уверен, что проблема возникла из-за него и не хочет говорить. Почему? Мама выгонит тогда папу или отчима, они останутся одни, маме будет плохо без него. И, в общем, ребенок всю вину берет на себя. Так, единственный источник любви, единственный источник существования, единственный источник, который дает право на жизнь родителей для ребенка. Отсюда берется понятие, что родители являются идеальными, совершенными. И если они плохо ко мне относятся, значит, я плохой. В общем, это такая информация, которая содержится в сознании ребенка. Если они плохо ко мне относятся, то это значит что я плохой.

И теперь несколько таких мыслей, высказываний разных взрослых людей, разных родителей, разных детей, взрослых уже детей. Я думаю, здесь можно будет где-то и себя найти. Женщина говорит, никогда не позволили мне забыть, как я их опозорила. Посмотрите на свою жизнь. Тоже сразу же параллельно стоит посмотреть на отношения к нашим детям. Что-то ребенок плохо сделал и мы профилактически мы ему пятый раз об этом напоминанием, десятый раз, пятнадцатый раз. Если информация уйдет в сознание, то на уровне подсознания какая информация будет содержаться? «Я плохой, я не имею права на жизнь, надо мне как-то удовлетворить моих родителей». Следующая такая мысль: «Ты всегда будешь моей неудачей», мама говорит дочери. Дочь «случайно получилась», так сказать. Вот это выражение «случайно получилось», знаете, мне очень не нравится, потому что как бы ни было, взрослые люди пусть даже пятью процентами сознания осознают ведь что делают, не так ли? Значит, «ты всегда будешь моей неудачей», случайно получилась дочь, я вам говорю о конкретных рассказах конкретных людей. Мама была на пятом курсе, всё должно было быть прекрасно, ректор университета сказал, что он даст ей сразу же серьезную научную работу, студентка отличница. Ну, и ребенок. И дальше всё нам понятно – никакой карьеры, ни научной, ни профессиональной, надо было на два года идти в декрет, а потом еще и на три, потому что ни одна мама, ни вторая мама не могли сидеть с ребенком. И ребенок живет с такой информацией: «Ты всегда будешь моей неудачей», с маленького по взрослый возраст. Конечно ничего у ребенка не получается, конечно не получается, и у маленького, и у взрослого.

Ребенок как защищается, и как мы защищались с вами? Вытеснением. Существует такой защитный механизм, который называется вытеснение. Наше сознание имеет прекрасную способность забывать. Сознание забывает и мы информацию, которая нам не нравится, запихиваем подсознание, всё в подсознание, чтобы только не помнить. Начинаем с чего? Начинаем с оправдания родителей, начинаем вину брать на себя. Знаете, первый этап психотерапии отношений «родитель-ребенок» у детей, у взрослых детей, первый этап заключается в том, чтобы вообще признать, что не я виновата, только родители. Еще раз хочу подчеркнуть, не бросаем здесь никакого камня в огород родителей – что они могли, что они знали, то и делали. Немного попозже я скажу, что если даже вы не хотели плохо, то это не значит, что не было больно. Так что тут это не камень в огород родителей. Начинаем оправдывать родителей, начинаем брать вину на себя, и первый этап психотерапии – это ответственность возложить на того человека, который действительно в ответе. Если отец, конечно такой экстремальный пример, если отец изнасиловал свою подрастающую дочь, хочу вам сказать что очень немало таких примеров. И она потом винит себя: может я его привлекала, может я должна была себя по-другому вести, может я должна была быть постоянно в присутствии мамы, когда он был дома, может друзей должна была приглашать. Короче, дочь берет вину полностью на себя. Первый этап – минуточку, вина-то не моя. И знаете, хочу вам сказать, если вдруг у кого-нибудь из вас был случай инцеста, то послушайте теперь очень внимательно все, может, можно кому-то это передать – жертвы инцеста самые здоровые члены семьи. Они думают обычно совсем наоборот. Жертвы инцеста самые здоровые члены семьи, это так. Потому что они вполне возможно выберутся из этой проблемы, если только захотят. Родитель, который всё время уговаривал, чтобы это сохранить в тайне, не обязательно родитель, это могла быть старшая сестра по отношению к младшему брату, старший брат по отношению к младшей сестре и так далее, всякие подростковые эксперименты так называемые. То они действительно остаются на самом деле жертвами того, что делали, на самом деле. Они остаются на уровне этой правоты.

Итак, начинаем оправдывать родителей: отец кричал на меня, потому что мать его дергала, такой очень легкий метод оправдания. Следующий момент, мать пила, потому что чувствовала себя очень одиноко. Я должен был быть с ней, а я ходил по друзьям, это парень рассказывает, я ходил по друзьям, ходил по дискотекам, а должен был быть с ней, ей было одиноко, она поэтому начала пить. Отец меня бил только потому, что хотел проучить. Не потому что он плохой, не потому что он агрессивен, только потому, что хотел меня проучить. В общем, всегда мы говорим так, что они это делали, да, это правда, это нехорошо, но «потому что…» и тут приводим аргумент, который всегда обвиняет именно нас. Нас делает ответственными за то, что делали наши взрослые родители.

Сегодня я буду говорить только проблемах, поэтому мы выйдем отсюда и нам будет нелегко, я осознаю, что я делаю, может это не очень хорошо с моей стороны, но некоторые вещи надо назвать по имени и надо немного с ними походить. Когда нам станет с ними нехорошо, может быть мы наконец-то скажем себе: да, не любили. Может, в конце концов, я перестану себя обманывать, спокойно скажу: не любили или не любил, не любила. И в этот момент знаете, что происходит? В этот момент, когда ты с этим наконец-то соглашаешься, это себе вслух говоришь, правду говоришь вслух, замечаешь, что вдруг перестаешь кричать на мать. А так почему-то как только встретимся, так орем друг на друга. А почему орем друг на друга? Потому что несколько лет уже хотим друг другу объяснить, что мы не понимаем друг друга, что не любим друг друга. Но ни у кого из нас нет смелости, чтобы напрямую сказать, назвать всё это по имени и принять просто эту ситуацию. И тогда отношения наладятся. Пусть не на уровне родных отношений, но на уровне, например, хорошего знакомства, ничего страшного. А так встречаемся и кричим. А потому у нас, у верующих людей, возникает вопрос: а как же с соблюдением этой заповеди «почитай отца и мать»? Я иногда, знаете, как говорю. Иногда действительно соблюдение этой заповеди – это встреча каждый день с родителями, это милый теплый разговор, это помощь им и так далее. А иногда соблюдение этой заповеди – это момент, когда мы разъезжаемся далеко-далеко друг от друга, и позвоним раз в неделю друг другу.

И зала: И хорошо.

Сестра Павла: Да. И спросим «Как дела?» И отношения начинают налаживаться. А то мы, знаете, так зацепились друг за друга и криком объясняем друг другу что-то. А почему кричим? Потому что хотим, чтобы наконец-то поняли, что мы хотим любви, а не получается. Если ты всю жизнь «моя неудача», ну так как получится?
Очень много зависит от того, чтобы говорить себе правду.

Помните, когда была у нас вот эта тема насчет распознавания духа доброго и злого. Когда называешь вещь по имени, только, слушайте, по имени, не по имени очень приближенному к настоящему имени, а по настоящему имени, вот он уходит тогда, потому что разоблачен. И уходит, он теряет свою силу, потому что сила злого духа заключается вот в этой тайне, в этой скрытности.

Следующий пункт, обращение ребенка к родителям. Вы не хотели плохо, но это не значит, что не было больно. И вот здесь мы сразу же с одной стороны родителей оставляем в покое, может, хотели хорошо, но больно-то было, и может быть больно во многих пунктах до сих их пор. И здесь же. Может быть, это был вопрос очень высоких требований. Ребенок всегда хочет ответить своим родителям, всегда хочет их утешить. Сегодня в воскресной школе на занятиях, знаете, я так слушаю детей, у меня сердце сжималось, если честно. Потому что я у них спрашиваю: что вы хорошего сделали на этой неделе? А на этой неделе конец четверти. И знаете, все дети в группе, там их 30, говорили о том, что они как только могли старались утешить своих родителей добрыми оценками. Значит, ребенок работает на то, чтобы удовлетворить своих родителей. Высокие требования ребенок на самом деле старается и не может реализовать. Не только комплекс неполноценности возникает, не только проблемы разного рода неврозов возникают, может быть даже начало и психоза какого-то, хотя о психозе может рановато говорить в детском возрасте, хотя основания есть. И вот эти высокие требования они просто разрывают на самом деле узел любви.

Следующий момент здесь же, что не хотели плохо, но больно поучилось, это эмоциональное отсутствие родителей. Сядьте вечером и повспоминайте, сколько раз вас погладили, сколько раз вас взяли на колени.

Идет ребенок в школу и там неудача, а ребенок знает, что ему надо рассчитывать только на собственные силы, потому что, например, в садике была похожая ситуация. Ребенок пришел домой, рассказывает, открыл душу, что ему говорят? «Смотри, как себя ведешь, ты смотри за своим поведением, смотри за своими словами, вообще смотри за собой». Родители эмоционально отсутствуют.

И физическое отсутствие. Не знаю, папа, например, дальнобойщик, моряк, военный. Нет папы, постоянно в командировках, ну почему? Совсем может быть не потому, что есть другая женщина, или третья уже, это тоже конкретный пример, но может просто потому, что ему скучно в семье, что он ожидал чего-то другого. Жена все время ребенком занимается, а им уже не занимаются так, как занималась до первого ребенка и папа уходит. Мама, в конце концов, тоже начинает думать, а что ж я буду так вот сидеть, тоже уходит, а ребенок остается один. Дети с ключами на шнурках, вот эти все моменты.

Следующий момент, это родители-контролеры. О, это такой родной момент я вам скажу. И как говорят? «Это ради твоего блага!» Уж сколько раз мы все эту фразу слышали: «Это ради твоего блага!» И говорили, да (смеется). «Это ради твоего блага». Знаете, одна женщина, ей 42 года сейчас, она знаете, что мне рассказывала: «Знаете, у меня уже целый год, ровно год, каждую ночь снится мама, она умерла, она приходит ко мне и говорит “это ради твоего блага”». Представляете, каждую ночь весь год. Можно вообще от одних снов я не знаю куда попасть. «Это ради твоего блага». И контролирует: «Что у тебя там лежит на столе?» «Что у тебя там под этой книжкой?» А там конечно художественная книжка, здесь учебник, а там художественная книжка. «Ну ладно, хорошо, а что под художественной книжкой?» Там дневник, понимаете.

Как еще родители контролируют? Деньгами. Молодые выходят замуж, женятся, «ничего-ничего, мы вам поможем», и молодые полностью зависят от финансовой поддержки родителей. Благодаря этому родители имеют полный доступ к их жизни и полностью их могут проконтролировать, диктовать свои условия и свои принципы. «Как это, еще второй ребенок за мои деньги? – говорит папа дочери – ты что опять забеременела? Есть много разных способов, чтобы ребенка не родить, тебе надо ознакомиться с этим и что-то сделать, я же не смогу содержать тебя, твоего мужа, ребенка и еще второго ребенка». На самом деле ситуация там, где рассказываю сейчас, не была такая уж трагическая, потому что муж работал и зарабатывал не так плохо, но папа помогал. Она родила второго ребенка, и дальше пошел очень серьезный конфликт в семье. «Не уважаешь отца, не любишь отца, что за отношение к родителям, посмотришь, как твои дети к тебе будет относиться, раз ты не послушалась меня», и так далее. Финансовая поддержка – власть над детьми.

Есть еще такой момент: родители, которые всегда недовольны. Если ты получила десять пятерок хорошо, но могла получить двенадцать. Даже если действительно всё получается, то всё равно могло бы быть лучше. Или есть еще другая фраза, которую, наверное, вы тоже знаете: «Хоть один раз в жизни сделай что-то хорошо». Плохо погладила белье, плохо убрала, все плохо. «Хоть один раз сделай что-то хорошо, хоть один раз». Рассказывал тоже молодой мужчина, фирму в наследство получил от отца и фирму раскрутил, фирма начала приносить намного больше доходов, чем при отце. Отец приходил два раза в неделю проверить все отчета и фирма уже намного лучше работает, чем при нем, он всё равно где-то находил ошибки. И говорил сыну всегда после проверки: «Ты всё равно неудачник».

Еще как родители могут контролировать нас – такой вечный помощник и без него никак. «Дочь, ты же без меня не справишься, как же ты ребенка будешь воспитывать и на работу ходить? Но ты же без меня не справишься, ты же не сможешь, понимаешь». Такой вечный помощник. Одна девушка рассказывала, как мама ей каждый раз помогает краситься, «и всё равно не даст мне сделать макияж». Говорит, я беру помаду, она уже бежит: «Я тебе помогу, доченька родная любимая». Она говорит, когда я слышу эти слова «родная, любимая, прекрасная» меня уже тошнит. Бывают такие вечные помощники, уже эта помощь, извиняюсь за выражение, всеми дырками вылезает, извините меня, и все равно «я тебе помогу, я тебе во всем помогу». «Мама, успокойся, да оставить ты меня в покое, я отдохнуть хочу, я уже задыхаюсь от этой помощи, а ты все помогаешь».

Следующий момент, как еще родители контролируют нашу жизнь – родитель-мученик. «Я его так люблю, этого моего сына так люблю, а он уехал, он мог уехать в командировку на неделю, уехал на восемь дней, это реальные примеры. Начинается представление «родитель-мученик».

Следующий момент – «Контроль с того света». Вот это серьезно очень. Если у вас у кого-то родители умерли, а часто вас упрекали, то может быть так, что упрек слышу по сегодняшний день, или снится мне, слышу голос мамы или папы: «А вот это и это должно быть по-другому». Ну или другие какие-то слова.

Действительно, иногда умершие наши родители могут нам что-то подсказывать. Это может быть так, вдруг слышишь голос, это может быть во сне, может быть такое. Но если это повторяется регулярно, а сон, в общем-то, это содержание подсознания, то надо пересмотреть это всё. Для этого Бог дал человеку разум, для этого этот разум разработал науку, которая называется психология и можно эту науку использовать. Конечно, там где начинается парапсихология надо защищаться. Потому что это извращение науки, не извиняюсь за выражение. Контроль с того света. Еще как совершается такой контроль? Умерла мама, хочется сделать ремонт в квартире, но как тут делать перестановку, если всю жизнь вот этого дивана нельзя было тронуть? И вот этого шкафа тоже нельзя было тронуть всю жизнь. Это всё напоминает те годы, напоминает сложные ситуации, это тоже конкретный рассказ. Напоминает моменты сколько раз мама меня на этот диван ложила и била. Хочется это все выкинуть, но ведь это ее любимый, как так. Это тоже вот этот контроль.

Следующий момент – уничтожение словом. Иногда слово может быть более-менее легким, например: «Почему ты не можешь быть как твоя сестра или как твой брат? Ты всегда непонятно что делаешь, непонятно что думаешь. Вот смотри, Ваня, Аня там все хорошо, а у тебя всегда непонятно что». Уничтожение словом может быть еще очень серьезным моментом когда, например, иногда мы говорим, «жалею что родила тебя, зачем я вообще тебя родила». Вроде выскользнуло, когда мы рассердимся на ребенка, не знаю, у меня нет такого опыта, кончено, видите, я могут рассказывать только на основании рассказов очень многих людей и на основании моей семьи, на этом мой опыт заканчивается. Уничтожение словами «жалею, что тебя родила, ты испортила мне всю жизнь, зачем я тебя родила, это не имеет смысла». Или уничтожение перфекционизмом. Родители совершенные, папа какой-то великий директор, мама великая директриса, а ребенок троечник. Но на самом деле так получилось, родители великие личности, а у ребенка способности такие, что только на тройки. И родители учат ребенка как ему жить, что ему делать, начинают говорить, что он для них позор, и так далее.

Следующий момент – вопрос родителей алкоголиков или наркоманов. Здесь какие проблемы? «Здесь никто не пьет», «здесь никто не принимает наркотики, у нас всё в порядке, у нас все как надо». «Как ты смеешь собственную мать назвать алкоголичкой? Ей тяжело, она иногда выпивает», такого рода проблемы. Потом, знаете, момент этого физического насилия, страшные вещи. Во-первых, момент избиения. Иногда, если ребенок знает за что получает ремнем несколько раз, то точно знает за что получает. Конкретно, и знает, что родитель не выливает свою агрессию, свою злость, свою ненависть, только действительно это идет как наказание, это может сработать даже неплохо. Но только в таком случае. Знаете, теперь в нас столько агрессии и столько отрицательных чувств, что дайте нам в руки ремень, мы тут начнем бить друг друга. А дайте нам ремень, что будет в метро особенно в часы пик? – Задушим всех вокруг этим ремнем. Как это так, они в наше личностное поле вошли, собственную нашу территорию занимают. Знаете, да, почему в метро столько проблем. У каждого человека существует личностное поле и если человек другой, чужой занимает эту территорию, нам становится страшно неуютно, почему? Потому что мы начинаем чувствовать опасность. Значит нарушились границ нашей безопасности.

Из зала: Почему-то не от каждого человека. Едешь каждый день, один тебя раздражает, а второй нет. Это настроение?

Сестра Павла: Это зависит от моего настроения, зависит от психологического состояния, зависит от моих мыслей, зависит от моих чувств на сегодняшнее утро. Есть еще один момент. Очень хорошей оградой является молитва. Только не пользуйтесь молитвой как оградой, так дело не пойдет, это не честно по отношению к Богу. Целью молитвы не может быть то, чтобы не биться в метро, понимаете. Маленький случай, маленький рассказ. В Ростове-на-Дону еду в автобусе, это был 22 заветный автобус, единственный автобус, которым можно было доехать до университета. И там понятно в этом автобусе что творилось. А потом мои коллеги так скромненько: «Ну представляешь, в Ростове должно было быть метро но план продали в Варшаву». Что говорить! Значит, я молчу. Еду этим автобусом, я обычно тогда на четках молилась. И еду, читаю эти молитвы и вдруг там кто-то на кого-то наступил, у кого-то оторвали пуговицу, где-то пальто кто-то стянул у кого-то, ну в общем, ор такой в автобусе стоит, и все ругают друг друга. И вдруг один мужчина кричит: «А вы почему молчите?» (смех в зале) Все должны уже кричать. А я такая… Я действительно молилась и слышала, конечно, все эти крики. Как-то я так посмотрела на него: «А зачем кричать?» Он говорит: «Что вы делаете, что вы не начали кричать? – Я четки так подняла, говорю: «Вот молюсь». Мужчина как заорал на весь автобус: «Тихо все, она расскажет, что делать, чтобы не орать» (смех в зале). Такой деловой, пошел к водителю, говорит: «Ни на одной остановке не останавливаешься, у нас лекция» (смех в зале). «А что говорить? – Что вы делали? – Молилась. – А как, можете рассказать? – Могу. – Рассказывайте». В общем, всё взял в свои руки, директор, в общем, всех тут ровно построил, кто хотел, кто не хотел. Автобус не останавливался, водитель открыл окошко свое, и поехали. Я говорю: «Слушайте, но может кому-то надо раньше выходить». Женщина говорит: «Мне нужно было две остановки уже тому назад, говорите». Хорошо, буду говорить. Доехали до конечной, я говорю, давайте обратно» (смех в зале). Мне-то надо было до конечной. Хорошо. Значит, вот этот момент, откуда я ушла, возвращаюсь, момент избиения, только в таких случаях. Если это выплескивание излишней энергии, отрицательной энергии, агрессии, ненависти, то это может быть просто страшно. Страшно, если смотреть на последствия. И здесь еще один очень важный момент. Активное избиение это понятно, отчим издевается, папа, мать, бабушка, дедушка, по-всякому бывает. Есть еще пассивное избиения или просто пассивная позиция, это когда отчим бьет ребенка, а мама стоит и молчит. И потом у ребенка до взрослого возраста все время повторяется этот вопрос: «Почему ты молчала, почему ты ничего не сказала? Почему ты не заступилась, почему?» И еще, знаете, физические наказания вперемешку с нежностью и любовью, ребенок совершено не знает, чего держаться, любят меня? И знаете, что получается, ребенок физическими наказаниями может быть в какой-то момент удовлетворен. В каком плане? Для него физическое наказание в какой-то момент может являться выражением родительской любви в таком случае. И на самом деле для него в какой-то момент вот эти разного рода избиения могут стать совсем нормальным явлением, а даже нужным. Т.о. хочу сказать может начаться формироваться личность извращенца. В сексуальном плане и не только.

Из зала: Это как у нас в России – бьет, значит любит.

Сестра Павла: О! Да! Так выражаем любовь.

И следующий момент, самый тяжелый, вопрос инцеста. Здесь хочу вам сказать, мы обычно думаем здесь об изнасиловании, о сексуальном акте – не обязательно. Знаете, что может являться инцестом даже? Маленький мальчик, которому два года, мама принимает душ и как приняла душ, в таком виде выходит из ванны и ходит по комнате пять минут. Ребенок посмотрел на маму. Кажется, два года совсем ничего, да что ж там этот мальчик понимает – это своего рода форма инцеста. И это серьезно. Может быть тоже иногда бывает так, что отчим был фотографом и девочку, которой было пять лет использовал для фотографий всегда раздетую. Не трогал её вообще ни одного раза, ни одни пальцем. Потом еще может быть тоже формой инцеста момента момент, когда мы ребенка заставляем, например, ребенку уже пять-шесть, лет ребенок хочет на пляже, допустим, трусики одеть, а мы говорим, да нет можешь так бегать, всё нормально. Это тоже своего рода насилие в сексуальном плане. Нас могли не тронуть, но мы можем себя чувствовать себя очень почему-то грязными. Знаете, вопрос инцеста ребенок быстро, как можно быстрее вытесняет в подсознание. И забывает об этом случае, если только он не повторялся много раз. Если 1-2-3 раза, ребенок очень быстро все это вытесняет в подсознании, пробует как можно быстрее об этом забыть. У меня на психотерапии было несколько таких женщин, которые были изнасилованы своими отцами, и знаете, они все время, уже по общему фону понятно, что это был понятно, что это был отец, а они все еще утверждали, еще долго, что это сосед, это был сосед. И только в какой-то момент это как взрыв у человека. Нет, это был родной отец, это просто страшные вещи. Значит, этот момент вытеснения он очень сильно действует, сильно очень работает.

Из зала: А вот сейчас в связи с кризисом жилищным дети живут в одной комнате с родителями. Естественно, дети могут ночью проснуться…

Сестра Павла: …всё слышать и видеть и знать. Знаете, это не редкий случай. Этот вопрос на самом деле очень серьезный и на детей это всё равно будет влиять. Потом у взрослого человек какие могут появиться проблемы? Например, импотенция может появиться у мальчиков. У девочек может появиться ужасный страх перед сексуальной жизнью с мужчиной. Потому что для ребенка это что-то всегда не в порядке, нехорошее, это сфера табу, в которой он чувствует себя очень опасно. И если это видит и слышит со стороны своих родителей или кого-то, кто приходит, то всё равно последствия остаются. И как решить эту проблему родителям? Конечно, я не смогу подсказать, если жилищные проблемы, а вот у ребенка всё равно будут проблемы.

И теперь, что с этим со всем делать, с этим грузом? Аж воздух тяжелый в помещении стал, вы чувствуете нагрузку такую? И представьте себе, что я вас так хочу отпустить домой, вот всё вытянула и довольная пойдет (смеется). Не пойду довольная, тоже с грузом.
Сестра Павла рассказывает о книгах, которые можно почитать по теме лекции:

«Аномалии родительской любви»,

Буянов «Ребенку нужна родительская любовь»,

Гарбузов «Нервные дети»,

Книги Захарова, петербургского психолога-психоаналитика, работает с детскими неврозами:

«Нервозы у детей и подростков»,

«Детские неврозы»,

«Детские страхи»,

«Профилактика неврозов у детей и подростков»,

«Как предупредить отклонения в поведении ребенка».

Захарова «Отклонения в поведении ребенка»,

Захарова «Дитя в очереди за лаской».

Сестра Павла: Это все авторы не совсем советского периода, это уже как-то конец 1980-х, 90-е годы, но знаете, хочу вам сказать, что например в педагогике, в социалистическо-коммунистический период тоже есть очень хорошие книги, очень хорошие на самом деле. Только не Крупская, это страшная женщина. Есть книги хорошие по педагогике советских авторов, очень хорошие, нельзя употреблять некоторых слов, некоторых выражений, но там есть действительно очень хорошие методики. Захаров, например он дает очень хорошие методики для работы с детьми. Если у ребенка гиперактивность, например, что делать. Если у ребенка бессонница что делать, если у ребенка страхи что делать, ну и так далее. Если ребенок вроде не гиперактивен, а только при некоторых видах деятельности он гиперативен и так далее.

Из зала: А чем американские психологи… Они совсем не подходят?

Сестра Павла: Значит, там существует вот этот вопрос, если очень коротко, то так. В Америке существуют очень похожие проблемы во многих случаях, но если рисовать, то там существуют проблемы вот такие, а здесь проблемы чуть глубже. Как слушайте, кто это говорит? – Достоевский о «бездне доброты», «бездна русской доброты», это в «Братьях Карамазовых» он об этом говорит. Или, если не глубже проблемы, то проблема вот этого «второго дна». Там просто по-другому проходит вопрос открытости. Русский человек открывается по-другому, американец по-другому. Поэтому я тут предлагаю книги русских авторов. Конечно, было бы замечательно, если бы что-то по христианской психологии было. Есть, конечно, книги, но подробно вопросы не разработаны. Я не хочу сказать «не пользуйтесь книгами каких-то западных авторов», нет-нет! Не это хочу сказать. Я хочу сказать, что есть нюансы, которых не найдем в тех книгах, вот только это хочу сказать.

 

Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web