Как говорить о сексуальности с подростками

Среда, 16 октября 2013 19:38

Сестра Павла: Давайте помолимся:

 

 

Просим Тебя, Господи, за наших детей и за внуков. Также за детей, которые не наши родные, но близкие нашему сердцу.

Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

Сестра Павла: Сегодня уже та обещанная тема: «Как говорить о сексуальности с подростками». Подростковый возраст на самом деле сложный, вы это знаете, и знают это ваши дети, кто сейчас в подростковом возрасте или кто уже из него вышел.

Сложный на самом деле возраст почему? А потому что он переходной, т.е. он как бы на повороте находится между детством и взрослой жизнью. Всегда всё, что находится на повороте оно сложное. Это период «между». Очень важный на самом деле, очень много зависит от того, как в этот период подросток себя поставит, что поймет, в каком направлении пойдет. На самом деле очень это важно. Иногда бывает так, что дети берут какое-то направление не туда, не нужное и очень сильно от этого страдают потом. Сначала их близкие, а потом тоже они сами. И потом очень сложно повернуть на правильный путь, когда подросток уже взял не то направление.

Почему период такой сложный? Потому что в физиологическом плане очень бурное развитие начинается, активизируется гипофиз, и как мы говорим, гормоны начинают шалить. Начинаются изменения эндокринной целой системы, рост тела, прибавление веса, причем всё очень быстро. Ну и конечно, что самое основное для ребенка – это половое созревание в этот период. Ребенок начинает понимать, что такое сексуальное влечение, что такое сексуальное возбуждение, и всякие вторичные половые признаки очень живо переживает ребенок. Девочки – первые менструации, мальчики – первые поллюции, первую эрекцию может быть даже еще сильнее переживают, чем даже поллюцию, потому что это явление совершено новое.

И, мои дорогие, первый момент, с прошлого раза я надеюсь, вы уже знаете, что разговаривать нужно с детьми. Нужно с детьми разговаривать, а в 12 лет разговаривать с ребенком уже поздно. Если мы хотим помочь ребенку в подростковый период, то начинать разговаривать с ребенком в 12 лет именно о половом созревании поздно. Насчет этих разговоров есть один такой момент, который мы чаще всего упускаем. Знаете почему? Потому что начать разговаривать о том, что ждет девочку, что ждет мальчика именно в плане полового созревания, что будет, как будет меняться его тело, что будет расти, т.е. как будет анатомия меняться, как будет меняться физиология, какие явления новые будут появляться в жизни человечка. Вот об этом обо всем нужно говорить, но нужно начинать где-нибудь в 8-9 лет. Мы чаще всего это упускаем. Почему? Потому что, смотрите, возраст половой идентификации, о чем мы говорили в тот раз, закончился, и нам кажется, что ребенок в секс плане успокоился. Вы знаете, начал интересоваться школой, там уже пошел в первый класс, появилась какая-то своя компания. Даже не то, что появилась, а она закрепляется, вот эти отношения в компании, дружеские детские отношения, оно всё закрепляется. Ребенку очень интересно развиваться в познавательном плане. Даже если в этом возрасте есть хороший контакт с родителями, в возрасте шести лет, ребенок начинает спрашивать про всякие разные механизмы, уже не просто почемучки, которые были в три года, а про всякие разные механизмы. И спрашивает у мамы, которая филолог спрашивает: и как работает этот процессор в компьютере. О, бедная мама (смеется). Ну конечно, есть мамы инженера, которые знают, с папами то же самое, которые не знают. Т.е. у ребенка действительно очень бурно развивается познавательная сфера.

И нам кажется, «о, хорошо», такой вздох облегчения, закончились тонкие интимные вопросы, моменты, они закончились и ребенок переключился на узнавание мира сего. У нас вздох облегчения «ой, теперь хорошо», и мы тут готовы с детьми беседовать сколько угодно про всякие познавательные моменты. Очень много взрослый человек 5-6 летнему ребенку может очень много рассказать, даже если не с чистой науки, то с собственного опыта. Ребенок растет, и нам кажется, что все хорошо. И поэтому мы вот это время разговоров о половой сфере мы упускаем. И это на самом деле всё серьезно, потому что, когда ребенку 12, и мы до этого времени с ним не разговаривали, он уже замкнулся перед нами, и начал образование получать, ну раньше говорили «дворовое», сейчас надо бы сказать «интернетовское». Хотя, конечно, от друзей тоже, но в последнее время всё больше и больше замечаем, что дети меньше общаются в компании. Даже если общаются то «В Контакте», т.е. это не живое общение, виртуальное общение. Или в других социальных сетях, но это социальные сети, это не уровень живого общения. Хотя это дворовое образование, которое было оно и продолжает быть. Так что так.

Если момент упустили, на самом деле сложновато будет разговаривать, а в некоторых ситуациях почти невозможно. Но кое-что можно будет сделать. Если момент не пущен и ваши дети или внуки еще пока вот в таком возрасте 8-9 лет, то можно начинать потихонечку разговаривать. Пока тебе вот столько лет, а вот через два-три годика – четыре, у тебя начнутся изменения. Сначала всё будет видно в теле, и по очереди спокойно всё, так, как в детстве называли своими именами, так и сейчас, называя своими именами, все рассказываете. Только опять же хочу повторить. Если вы готовы спокойны обо всем говорить, если вы сами, свою собственную сексуальную сферу спокойно принимаете, можете о ней спокойно думать, и можете о ней думать как о Божьем даре, тогда несложно будет с детьми говорить. Если вы сами с ней не справляетесь, или не понимаете её механизмы, то разговор сложен. Поэтому сначала нам нужно подготовиться к таким разговорам, чтобы потом не получилось как во многих анекдотах. Мама говорит дочери: «Нам пора поговорить с тобой... ну знаешь, ну, об этом. – Мама, ты хочешь поговорить о чем? О половом созревании или хочешь поговорить о сексе, что тебе объяснить?» Ну есть много анекдотов в таком духе. Т.е. чтобы не получилось так, то нам нужно быть готовыми к разговору, но не только в плане знаний. А прежде всего в плане внутреннего спокойствия. И если мы хотим, чтобы через эту сферу дети тоже развивали свою веру в Бога, то мы должны быть подготовлены и в духовном плане. Т.е. принимать эту сферу как Божий дар, а не как творение дьявола. У нас такая рода шизофрения иногда случается, что ум это – от Бога, всё что, связано с полом – это у нас от дьявола, ну а чувства некоторые оттуда, а некоторые отсюда, тоже так кажется. Ну, об этом мы в прошлый раз говорили, мои дорогие. Так что вот этот момент такой.

Если в возрасте 3-5 лет ребенок вместе с вами проходил половую идентификацию, и обо всем вы с ним говорили спокойно, и ребенок спокоен был и удовлетворен в плане знаний об этой сфере. Потом вы вовремя с ребенком поговорили, что его ждет в подростковом возрасте, то потом, мои дорогие, не будет проблемы. Вы остаетесь авторитетом, если не по знаниям, то авторитетам в моральном плане, останетесь, и ребенок в подростковом возрасте он уже по-другому будет у вас спрашивать.

Скорее всего, надо будет догадаться, что он спрашивает у вас, но родитель, который хорошо знает своего ребенка, догадается, что он вот таким образом спрашивает. Иногда это может быть связано с бунтом, вот такой вопрос: «Что этот прыщ опять у меня выскочил!» Это он вроде сам с собой разговаривает. А ты кинь какое-нибудь такое словечко: «Это твой гипофиз хочет с тобой говорить». Они много знают по практике сексуальной, дети в этом возрасте, но по физиологии и по названиям не так уж много знают. Так что можно просто кинуть какое-то понятие и то же самое, как будто проходя мимо, т.е. он с собой поговорил у этого зеркала или она, и вы, проходя мимо тоже поговорили с собой. Но надо это услышать и быстренько надо проходить мимо, а то, понимаете, момент можно упустить. Как только что услышали, что ребенок говорит, вам надо сразу проходить мимо. Но знаете, в наше время быть быстрее Интернета не так легко, но это иногда может стоить моральной жизни наших детей.

Иногда бывает так, что ребенок напрямую задает вопрос. Если это подростковый возраст вы не лезьте в личную сферу, упаси вас Бог. Ребенок задает общий какой-то вопрос, или, если не общий, то вопрос, который касается не ребенка конечно, а там подружки или друга. «А ты заешь, у Вани такое дело, понимаешь, он рассказывал, утром просыпается, простыня мокрая, из него что-то вышло». А ты спокойно говоришь: «Бывает. Ну во-первых, надо поменять простыню и не мучить маму и папу, чтобы поменяли, только самому поменять. Пусть кинет, где грязное белье и берт новую, должен знать, где лежат чистые простыни. Ну, это такое, знаешь, явление, нормальное, это физиология человека. Если хочешь, я тебе могу рассказать». Или даже этого не говорите, только просто понимаешь, что происходит в такой момент и всё, и начинаете спокойно рассказывать. Ребенок получил знания, информацию, и он очень доволен. Если дело касалось на самом деле Вани, он пойдет и ему передаст, и это будет замечательная информация, потому что от взрослого, мамы или папы. Если это ребенок касается, он, смотрите, уже не будет бояться, ваш ребенок, не будет думать, что с ним что-то не то, подростковый возраст изобилует комплексом неполноценности и у мальчиков, и у девочек. Смотрите, они растут, подростки, они такие бесформенные, извиняюсь, конечно за выражение. Неуклюжие, одни конечности длиннее, другие короче, один палец быстрее растет, другой медленнее, ребенок переживает. Переживает, что будет неадекватный в плане внешнего вида, в плане эмоций что будет неадекватный. В подростковом возврате детям часто кажется, что они начинают психической болезнью заболевать, потому что то кричат, то смеются, то плачут.

Потом, следующий момент. Ребенка вы успокойте, это явление нормальное. Посмотрите, что ребенку вы передали, не входя вообще на личную территорию ребенка. Вы передали ребенку спокойствие, передали ребенку чувство нормы «с тобой все хорошо». Вы могли этого вообще не говорить, но вы это сказали, и до ребенок дошло. Чувство нормы, т.е. чувство адекватности, и мало того, вы может ребенку передать чувство радости по поводу взросления. Ну классно, слушай, что у Вани такое дело, это он мужчиной становится, это же вообще здорово. Что вы передаете? «Родители всё равно будут меня любить, независимо от того, что там со мной случается». Ребенок вам в подростковом возрасте этого никогда не скажет. Но ребенок в подростковом возрасте может быть больше нуждается в вашей любви, только конечно не так внешне выраженной, чем в возрасте таком 7-8-9 лет. Только любовь нужно осторожно выражать. Информацией.

А если, кстати, о выражениях любви, в подростковом возрасте при друзьях детей не обнимайте, особенно мальчиков. При друзьях не говорите таких слов теплой поддержки, таких родительских слов, только старайтесь сказать дружественные слова, если при компании. «Ты справишься, ты молодец», так, как они разговаривают с друзьями. Не надо так: «Мама тебя всё равно любит». Это всё, нельзя. «Ой, а какой ты хорошенький, мой дорогой…» Нет-нет-нет! На расстоянии, но такие очень уверенные слова поддержки. «Ты молодец, ты классный, ты справишься». Девочке можно сказать в компании девочек других: «А ты знаешь, а ты сегодня выглядишь… Ну я пошла…» Т.е понимаете, вот эта форма обращения. Т.е. не входим на личную территорию подростка.

Если подросток поймет, что вы не входите на его личную территорию, может быть он сам начнет говорить. «Знаешь, а у меня было то же самое что у Вани. Что надо сделать после такого?» Знаете, это как исповедь звучит. «Что надо сделать после такого? Я так рада! Молодец! Значит у нас в доме еще один мужчина – вот есть папа, и есть ты. Классно! Хорошо. Но понимаешь как получается, чем дальше в лес, тем больше дров. Чем больше человек становится, тем больше ответственности и больше обязанностей». И тут сразу переходите на вот этот разговор, который в моральном плане подростку очень нужен. Какой разговор? Направление подростка на любовь к ближнему. Направление подростка на внимание к другому человеку.

Если в подростковом возрасте ребенку не поможете перестроиться на других людей, у ребенка сексуальное его влечение, сексуальные потребности выйдут автоматически на первый уровень на первый уровень, и потребность в половых отношениях она для него может стать главной. Он может её не реализовать. Но что будет в голове этого ребенка творится и сколько времени, и следовательно в физиологии и психике, потому что это всё имеет свое отражение и там. То неизвестно, сколько времени на это уйдет, чтобы ребенок потом успокоился в этом плане. А если еще компания нехорошая попадется то, вообще не успокоится. Как эти девочки с 7 класса разговаривали, я слышала у нас на набережной разговор. Одна говорит, жалуется, что она еще ни с кем не спала, и она такая вот девственница, это кошмар. А вторая говорит, а ты не переживай, у меня это всё уже позади, у меня есть парень, я тебе всё организую, можно с ним. Понимаете, что происходит – все ценности нарушены. И потом, не этих девочек дело касалось, это я слышала случайно на набережной, а потом через некоторое время приходит девушка, девочка в 8 классе, плачет, говорит, мама сказала к вам придти, может, вы поможете. А что случилось? Она говорит спать не хочу, есть не хочу, страшные сны сняться, не могу в себя приди, учиться не могу, запоминать ничего не могу. Я говорю, а ты причину знаешь? Не знаю. Я говорю, как-то знаешь? Когда у человека творится такое страшное, то человек знает причину, или хотя бы догадывается о ней. Тишина мертвая. И тут как-то я раз, как будто кнопка какая-то включилась в голове. И я говорю, слушай, а ты аборт не делала? Ооо… Рыдание началось, и вот она рыдала наверно с полчаса.

Так что, мои дорогие, если раньше, в 17 лет, аборт это было что-то такое «ой», а вот сейчас в 12-13, это акселерация наша, если объяснять, то это всё быстрее и всё раньше. Так что так.

Если, опять же, если подростка не направить в сторону других людей, чтобы они их видели, замечали и помогали, даже если не хочется… Подростку скорее всего не хочется, потому что подросток из-за своей физиологии, во-первых, перегружен. Т.е. столько всех изменений, такая большая физиологическая нагрузка от самого роста всего, что есть в организме, что ребенок просто только от этой физиологии уставший. Плюс еще гормоны, половая сфера. Плюс еще все новые явления в сексуальном плане. Плюс к этому, смотрите внимательно, какой это класс. Может быть пятый у девочек, даже уже четвертый может быть. В некоторых случаях может быть даже третий класс у девочек уже. Но у мальчиков шестой плюс-минус. Ну иногда пятый. Смотрите, что там получается? Дети переходят с начальной школы в среднюю, добавляются предметы, учебы всё больше, мы их еще нажимаем, чтобы они в танцевальную, в музыкальную, на секции, на тренировки, таланты надо развивать. Безусловно, надо. Но вот только надо хорошенько посмотреть на своего ребенка, чтобы случайно за счет ребенка его таланты не развивать, потому что если от ребенка ничего не останется, то и от талантов, следовательно. И теперь, смотрите, тут еще вот эта вот перестройка как бы с эгоизма на альтруизм. Конечно, это не только подростковый возраст. Видеть, замечать других ребе можно спокойно учить уже с двух лет, но в подростковом возрасте это нужно закрепить. Значит так, если нет, то что получается? Ребенок будет сосредоточен на себе, будет сосредотачиваться на том, что с ним происходит. А поскольку это подростковый возраст, то больше всего будет сосредоточен на своей сексуальной сфере. И озабочен, озадачен и т.д. Потом, в возрасте 14 лет, вы будут с него требовать, чтобы помыл пол или посуду: а зачем, это мама может сделать, а чего я, или там сестра или брат родные, а чего я. Ну, я думаю, вы эти ситуации знаете, о которых я говорю. Направляем ребенка. Что значит, направляем ребенка? Я устала очень сегодня, знаешь, сделай мне чай. Как так это может быть, вообще, обида. Ну ты обижайся, но сделай. Слушай, знаешь что, а у твоей сестры сегодня голова болит, ты эту музыку потише. Но только, знаете, если вы это начинаете в 12, это может быть… Это не значит, что поезд уже ушел, но это может быть очень сложно, и это будет война за войной дома. Поэтому лучше начинайте раньше. «Эта учительница такая-сякая. – Слушай, а ты себе представить, что ты шесть часов на ногах стоишь перед детьми и еще пытаешься их чему-нибудь научить. Вот смотри, пришла к тебе Аня. Ты два раза объяснила ей домашнее задание, она не понял, ты уже вспыхнула. Одна Аня, а учительница, сколько часов и сколько детей в каждом классе? Так что, слушай, давай чуть-чуть понимания». А если родитель закрепляет эгоизм у ребенка «ах так, такая учительница, я завтра пойду разбираться». Конечно может быть так, что ребенок прав, может быть так. Но сядьте с ребенком, объясните ситуацию ребенку, что взрослый тоже может ошибаться. И это не значит, что надо переставать его слушать. Зону авторитета уже потерял, всё, эту учительницу я уже слушать не буду, потому что она неадекватно себя повела. А если мы верующие люди, то еще предложите ребенку за учительницу помолиться. Как Иисус говорит: «любите врагов ваших». Так что если Татьяна Васильевна твой враг, то вот возьми и помолись за нее. Т.е. понимаете, таким образом вы меняете мышление подростка. Вот этот вот момент. 

Так, дальше. Если у ребенка будет достаточная информация, то вам будут довольно легко говорить о целомудрии в подростковом возрасте. Очень интересно, очень хочется испытать сексуальные переживания, но твоя сексуальная сфера еще не зрелая, может быть много беды. Т.е. сначала вы объясните именно в плане физиологии. Потом объясните в психическом плане: у тебя будет намного хуже с запоминанием, у тебя будет намного хуже с памятью, со вниманием, у тебя воображение будет кружиться только вокруг этой одной половой сферы и половых органов, и вокруг этих порнографии образов. Смотри, будет большая беда. А у тебя впереди, дальше там: учеба, поступление, короче, жизнь. Только не нажимайте, просто объясняйте, просто, как бы представляйте реальный факты. В эмоциональном плане если ты себе позволишь сексуальные отношения, и вы об этом говорите с ребенком, который в шестом классе, в седьмом, не когда ребенок в десятом. Если ты себе позволишь сексуальные отношения, у тебя будет не поймешь что с эмоциями, ты не сможешь нормально сосредоточится и понять, кого ты любишь на самом деле, а кого не совсем. А может человек станет для тебя вообще только предметом удовольствия и перестанет быть человеком, а он же все-таки человек.

В общем так. Начините с физиологии, она не зрелая, в седьмом классе абсолютно не готова еще к сексуальным отношениям. Потом психика. И время от времени эту лекцию о целомудрии нужно повторять. Кроме того целомудрие было бы хорошо показать как ценность, т.е. для чего это нужно тебе сейчас. Сейчас нужно сосредоточиться на другом, поэтому тебе нужно целомудрие. Можете привести массу примеров, только конечно надо бы почитать, чтобы с начала самому знать. Великие люди, если хотели над чем-то работать, даже совсем взрослые уже, были времена, когда, например, муж с женой договаривались, что мы не будем вместе спать. И энергию не будем тратить на сексуальные отношения, потому что сейчас нам нужно сделать в научном плане что-то или в бытовом плане что-то, а мы будем уставшие. Если энергию еще терять на сексуальные отношения, то мы потом очень долго в себя не придем. И так далее. И тут, смотрите, вы сразу же передаете вот этот вот момент, что муж и жена они могут договариваться, т.е. не обязательно должно быть расхождение в понимание сексуальных отношений между мужчиной и женщиной. И вы капелька за капелькой туда вливаете. Хорошо, такой момент.

Потом, дальше, следующий момент, на что бы надо обратить внимание. Это тоже в плане этого альтруизма – дружба. Вы видите, что ребенок меньше начинает разговорить с вами, больше с друзьями. Если это нормальные дети, если не балуются непонятно чем, не запрещайте ребенку чисто принципиально. Если что-то запрещаете, это не может быть чисто принципиально, у заперта должны быть аргументы. Не может быть заперта для заперта «я запрещаю, потому что запрещаю», или еще лучше «я запрещаю потому что…». И всё, и вы авторитет потеряли. У запрета должны быть аргументы. Но если ребенок выходит в компанию, и вы видите, что ребенок переживает за друзей, переживает за то, что там у них творится – вы это поддерживайте всячески, этот момент надо поддерживать. «Знаешь мама, я еще уроки не совсем доделал, но я побегу, потому что, слушай, у Андрея, допустим, случилась беда, там чего-то они с мамой поругались, надо его поддержать...» Отпускайте. И не сосредотачивайте ребенка на нем самом в таком плане, что «а у тебя уроки не сделаны…», это эгоизм. «Хорошо, только, слушай, ты беги обязательно, только, смотри, ты нормально вернись, чтобы еще потом уроки сделать». И тогда, смотрите, человек другой будет выше его собственных уроков. Вы, таким образом, строите потихонечку правильную пирамиду ценностей. И хорошо, момент дружбы.

Компания хорошая собирается, замечательно. Знаете, я всегда не могу понять, вот просит ребенок, которому 12 или 13 лет: «Мама можно я, дети в костеле собираются дополнительно можно, я пойду к ним? – Нет, надо заняться, надо мне помочь». Понятно, что может по дому надо помочь, но если при костеле, при церкви, если где-то в каком-то религиозном кругу верующих людей, детей собирается компания – отпускайте. Конечно, если он там с утра до вечера гуляет, короче, надо потом организационные моменты решить. Или, например, дети говорят: «Мы так хотели идти в Логишино, однодневное наше паломничество здесь, мама не отпустила, сказала, что у меня колени болезни». Может быть, действительно, были бы проблемы по пути, но это не беда, можно отвести ребенок обратно. Но там идет молодежь постарше и помладше. И там идет немного взрослых, но в основном молодежь, все молятся, все поют и танцуют, и всем классно, это то, что нужно подростку. И смотрите, у него есть и дружба, и компания, нет дурацких разговоров, дурацких мыслей, и т.д. Поэтому дружбу, хорошую дружбу, поддерживайте всегда и ставьте её выше учебы.

Если мы детей сосредотачиваем на учебе, на поступлении, мы же детей сосредотачиваем на них самих. Понятно, что надо учиться, понятно, что надо заниматься, но знаете, я в свое время была в таком движении еще конечно до монастыря «Свет и жизнь» такое движение в Польше для детей, молодежи и взрослых, оно всех охватывает. И я там была с 7 класса, и это именно то, что нужно было в подростковом возрасте. Именно то. Но это был подростковый возраст в то время для меня, потому что в то время еще не было такой акселерации как сегодня, поэтому в то время 7 класс – подростковый возраст. Мы ходили, каким-то старушкам помогали, поле копали у какой-то бабули, знаете. И, например, мы разговаривали… Священник, который с нами работал, он учил нас разговаривать обо всем – о переживаниях, и тоже о переживаниях сексуальных. И я помню такой разговор. Мы девочки с мальчиками сели, они начали разговаривать, мальчики, о мастурбации, а мы, я помню, с девочками их слушаем, и одна девочка говорит… Я сижу, про себя думаю, что ж это такое, что они делают? Потом девочка говорит, а что вы делаете, вы о чем говорите? Интересно так, а они говорят, ну чего, вы не понимаете что ли, ну в общем мы стали говорить. И один говорит так, ну вот у меня была проблема, но когда я начал бабуле одной каждый день делать покупки, начал ей помогать, или она иногда просила меня сводить её в магазин, первые разы я вообще не мог, потому что нервы. Ну бабуля идет как, а подросток как? Но, говорит, нервы у меня, уже еле держался, но я шел с этой бабулей. Ну, думаю, наш ксендз сказал, священник, что надо помогать. А знаете, почему мы слушались его? Во-первых, он обладал авторитетом, но это не так важно. Это было условие, чтобы быть вот в этой классной компании. Вот, поэтому мы там бегали, помогали. Вот эта невидимая рука, движение такое было, но это школьное движение, там тоже надо было помогать детям, у которых плохо учеба шла, и так далее. Я тоже помню, на этой встрече рассказывала, как я не могу уже выдерживать, потому что взяла двух девочек, чтобы им объяснить уроки. Первый, второй, третий раз, еще на этих эмоциях хватило сил, терпения, а очередные разы я думаю: «Нет, это просто кошмар!» Ну как не запомнить, это само собой запоминались эти все правила, а у них не запоминаются, они ничего не понимают. Эти орфографические ошибки такие делают, что просто мне страшно. Я уже везде, и к моей бабушке… Моя бабушка дала мне ценный совет, говорит: «До того, как писать ты сядь с ней и несколько страниц книжек прочитай, художественную литературу интересную». Бабуля мне назвала этих авторов, названия книг, это начало работать. Т.е. понимаете, человек сосредотачивается на совершенно другом. И таким образом тихонечко созревает в этом социальном плане. Компания, дружба, обращение внимания на других. И, что хочу вам сказать, дети из вот этого движения «Свет и жизнь» почти все были отличники в школе, совсем не мешало эта социальная деятельность. Конечно, мы сидели и учились, но мы учили в компании. Кто-то лучше знал что-то, сделал быстрее, объяснил всем. Кто-то хорошо писал сочинения, но ты начинаешь писать, самое сложное введение написать, введение написали, передали дальше, я всегда введения писала. А потом я начала говорить: обдумай, что хочешь сказать. А потом в старших классах с какого-то случая даже эта работа в плане учебы наша она становилась интересной. Так что если ваш ребенок хочет идти в какой-то хор религиозный петь, или в паломничество, или в концерт какой-то группы религиозной – пускайте. Если, например, это происходит в другом вероисповедании… Как мама одна прибежал ко мне говорит: «Знаете, ребенок мой хочет идти к баптистам на концерт». Я говорю: «Религиозный? – Ну да. – Так пусть идет! – А если потом там захочет молиться?» Я говорю: «Ну там посмотрим как будет, но хочет ребенок идти на концерт, религиозные песни послушать». Я говорю: «Знаете, мы, католики, очень много поем песен протестантов и во время служб и просто так. – Вы что!» Первое, что мне в голову всплыло я перечислила. Она говорит: «Это что не католики сочинили? – Нет, не католики». Понимаете, не надо узко думать, не надо. Так что дружба, компания.

И в этом возрасте чаще всего дети начинают выбирать направление – им какие-то предметы более интересны, какие-то менее. Не давите их, пожалуйста, чтобы они по всем предметам были отличники. Кому это надо? «Баллы для поступления». Знаете, с этим поступлением в наше время это тоже идол какой-то получается. Я тоже в старших классах, когда первую заповедь проходим, чтобы не было других богов кроме Бога Одного, я говорю, слушайте, там ладно интернет и социальные сети. Сейчас нам надо подумать о таком явлении великом, которое называемое «поступление». Т.е. все ради него – и здоровье, и жизнь, и время, и отношения с родителями с друзьями – всё ради поступления. Конечно, это важно, только не надо с ума сходить. Конечно, важно, репетиторы и так далее, всё это важно, но без сумасшествия. Когда нарушается порядок, что само поступление становится важнее семьи, родителей, братьев, сестер, друзей, это уже то-то не то. Уж не буду говорить насчет того, что приходит воскресение, «ой, не могу пойти на службу, потому что репетиторы». Знаете, если Бог на первом месте, то всё остальное на своем месте и можно не бояться за ребенка. А если вверх ногами всё встает, то тогда да.

Еще один момент. Подростковый возврат – это возраст бунта. Если у ребенка довольно гармоничные отношения были с родителями, бунт пройдет очень легко, но он будет. И не подавляйте подросткового бунта. Там чего-то говорит про себя, ругается, не надо «ай, что ты говоришь, тихо, так нельзя», пусть он выговорится. Не надо его давить. Если ребенка вы воспитывали на пай-мальчика, пай-девочку, бунт подростковый может быть очень сильный и его придется терпеть. Где-то какие-то издалека рамки ставить, но терпеть, подавлять его нельзя, потому что ребенок, если вас любит и уважает, а даже если не любит, то для так называемой святого спокойствия он станет себя хорошо вести. А вот когда будет 25 или 30, а он или она уже женился, замуж вышла, вот начнется: «Почему я с этим ребенком должна сидеть всю ночь, и он не спит», и истерика у молодой мамы. А что это такое? Это подростковый бунт. Конечно, иногда бывает так, что когда сидит ночь-в-ночь, а папа не помогает, и она сидит уже неделю, у нее может быть истерика и бунт, может быть, да. Но когда с такими претензиями – это понятно, что эгоизм-то остался, ничего с ним не сделано. В бунте тоже ничего в подростковом не вышло из человека, потому что хорошенький был. Вот иногда бывает так, папы нет, но особенно мамы некоторые радуются, что моему мальчику 13 и он такой хороший, никаких приключений, никаких инцидентов, хорошенький мальчик. Беда, если никаких вообще приключений. Конечно тоже беда, когда у него приключениями называются наркотики, водка, секс, причем постоянный – это беда. Но когда ребенок идеальный и идеальное поведение – это тоже беда. Только, знаете, эту беду не видно, её будет видно спустя несколько лет, и она будет большой. А пока не видно, и нам кажется «у других такие дети, бедные родители, что они с ним… а у меня так хорошо». А иногда думают родители наоборот «ну вот, это такой хороший, а мой…» И слушайте, когда разговариваете вообще никогда этого не делайте ни в каком детском возрасте, но особенно с подростками – не сравнивайте! «Вот была бы ты как Аня! Аня такая хорошая девочка…» Никогда. Это делать нельзя. Всю спонтанность в ребенке подавите, всю радость жизни, комплекс неполноценности как включится, неадекватность, заниженная самооценка. На этом фоне ребенку ничего уже делать не хочется. С вами отношения уже никакие, а ненависти сколько в этом ребенке и к этой Ане и к вам, но сначала к Ане конечно. Одна женщина мне рассказала, когда мне как хотела свою младшую сестричку засунуть в кипяток в большой кастрюле на плите, мама там поставила воду, она вскипела и та хотела её туда как-то. Но, говорит, в последнюю минуту остановилась. Всё из-за сравнений: «Вот была бы ты как твоя сестричка, смотри, какая она хорошая, а ты плохая…». И говорит: «Я даже не знаю, каким чудом я этого не сделала». Старшей было девять, а малой два. А потом, понимаете, какое сравнение – девять и два, т.е. это чисто по логике. Так что этого не надо.

Так вот, вопрос бунта. У кого есть дети маленькие, много чего еще у вас есть время предупредить, есть время на профилактику. У кого уже постарше, тихонько.

Следующий момент. Не переживайте болезненно, что дети станут в вас разочаровываться в подростковом возрасте. Или даже чуть раньше. «Ууу, оказывается, мама не всё знает и папа тоже. Значит, раз так, можно и не совсем слушаться». Это нормально. «Не слушаешься меня, ты поняла, что я не все знаю, молодец, что поняла, рано поняла, значит способная. А теперь перейдем к вопросу послушания. Кто здесь начальник?». Только понимаете, если у вас будет спокойствие и немного юмора, это дело пойдет, а если это типа «не дышать», сами понимаете. Разочарования – это нормально, вы не можете быть богами для детей ваших. Только ребенку нужно помочь пройти через это разочарование, чтобы не было так, что разочарование это одновременно отчаяние. Но опять же, если бы контакт, не будет отчаяния. Если до подросткового возраста, не было контакта. Но тут может быть по-разному. В отношении веры этот возраст тоже очень сложный. Так как в родителях подросток разочаровывается, разочаровывается и в Боге. «Такой всемогущий, космос создал, а не мог мне помочь контрольную написать, ну что за дела». Разочарование сразу. А почему? Смотрите, то, что касается личной сферы, опять же, эгоистической, вот и начинается, возвращаемся к пункту первому. Выходить детей нужно научить детей из своего эгоизма, но опять же, начиная с 12, а не с двух.

Разочарование нормально, но нормально, тихо, спокойно, издалека – так, как в вопросе физиологии, и в сексуальном вопросе. Издалека, что-то время от времени можно кинуть, какое-то словечко. И теперь. Если у вас есть подростки, а вы закрылись на них или они на вас, а хотите как-то начать разговаривать очень издалека, начинайте как с чужими детьми. «Слушай, есть у меня вот такой фильм, если хочешь посмотри, можем вместе посмотреть, если ты не против…» Только если такая девочка или мальчик приходят смотреть фильм с тобой, то не надо лезть обниматься, «о, мой ты хороший», не надо. Пришел, сел, сидит, слава Богу! А вы подберите фильм, чтобы было и про любовь, и романтика чтоб была, и битва, и еще чего-нибудь такое. Подберите фильм под возраст ребенка, под его все переживания о том, как выходить из эгоизма к альтруизму. Очень много фильмов можно найти. Найдите, предложите издалека, как с чужим ребенком. «Слушай, я тут делаю то-то, будешь? – Нет. – Ну ладно, как хочешь». Ты кушаешь, время проходит, явился. То тогда вы не говорите «а, все-таки пришел...», потому что, понимаете, мы взрослые эгоисты и нам что надо? Чтоб ребенок признал нашу правоту. Это не нужно для воспитания! Не нужно. «Я же говорила…». Нет. Пришел – хорошо. Т.е. понимаете, если вам нужна будет подпитка от ребенок в психическом плане, что вот у меня кошмар, потому что ребенок во мне разочаровался. Значит, что у меня работает? Эгоизм, мне нужно признание моего ребенка, без него я жить не могу. Может быть так, что мама до отчаяния дойдет, а подросток нет…. Действительно, должно быть направление на ребенка. Пришел – хорошо. Берет сам, вы не лезьте «дай я тебе положу», не надо. Во-первых, опять же, вопрос эгоизма, работы над эгоизмом. И следующий вопрос – не лезьте на его территорию. Он соизволил прийти на территорию кухни, хорошо, слава Богу, путь, и хочет класть сам на свою тарелку, хорошо. Вы же знаете, им кажется, что они уже такие взрослые совсем. Вот тем, которым по 20, им уже так не кажется, а вот подростки очень взрослые, и надо быть острожными. Я тут однажды говорю седьмому классу: «Слушайте, дети! – Ууу, мы не дети! – Ой, простите! Это я так по инерции». А они мне: «Ну смотрите». И я спросила: «Я достаточно извинилась? – Ну, в этот раз принимаем. – Спасибо большое». Тут власть особо показывать не надо. Кстати, если показывать власть, всё время показывать, кто начальник, всё время сравнивать, то вопрос алкоголя или наркотиков может возникнуть. Это не единственная причина, я бы сейчас не хотела туда уходить. Вот такой момент.

Следующее дело. Если вы можете к ребенку подойти с вопросом молитвы, то вы говорите ребенка об этом. Но нужно говорить о молитве настоящей. Пусть они молятся своими чувствами, пусть говорят Богу что переживают.

С младшими я буду проходить вопрос мастурбации и как выйти из этого с помощью молитвы. Я им это всё расскажу, вот этим, которые приходят ко мне по субботам, младшая молодежная группа. Нужно, чтобы всё то, что в них происходит, не происходило бы вне Бога, потому что Бог – Создатель. Я детям на занятиях всё время об этом говорю, и если вы будете об этом говорить, это будет намного легче мне и детям, прежде всего. Что Бог Создатель, Он всё знает о человеке.

С одной группой детей мы проходим 139-й псалом: Ты проникаешь и «Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю… все пути мои известны Тебе». И я им говорю, всякие наши личные места, всякие наши интимные вопросы, Он всё знает, только обращаться к Нему. И тогда не возникает вопроса, что верующий-то я в храме, а на улице, в школе, дома, это я уже так. Как один мне сказал мальчик: «Тут я верующий, а там я человек». Но знаете, есть о чем задуматься на самом деле. А я ему говорю: «А Бог-то создал человека. Так что если ты тут только верующий, а там человек, то я не знаю, как ты с Богом или нет, но вот Бог с тобой точно, потому что Он человека создал, и Он его не отпускает уже. – И что, он видит и слышит всё? – Ну да». Только, знаете, тоже нужно смотреть на какую почву говоришь, потому что если у ребенка какая-то параноидальная акцентуация, в смысле как-то ребенок немного склоняется к мании преследования, например, родители-контролеры, ребенок боится «всё видят», «всё слышат», «щупальца их везде, и тут еще щупальца Бога». «Даже к нему нельзя нормально обратиться, потому что всё знает, где я иду, когда сажусь, когда встаю». Т.е. почву нужно прощупать немного.

Что хочу вам порекомендовать, слушайте. Есть такая книжка, написали её супруги Джонсы Стен и Бренна. Книга называется «Как разговаривать с детьми о сексуальности». В Петербурге есть такое христианское издательство, называется «Виссон» и это издательство издало эту книгу. Кстати, издательство наших братьев протестантов, молодцы они в этом плане, кто тут католики их православные не бойтесь! В Белоруси эту книгу можно заказать по телефонам: 219-78-56, стационарный телефон или 44 779 7856. 

Издательство «Жизнь» в Минске издает прекрасный журнал «Надежда для тебя», его можно выписать и у нас на почте. Предлагаю, очень хороший журнал. Журнал вроде как предназначен для женщин, но там много очень интересного найдут и мужчины, он почти семейный, не только для женщин.

Там у них на сайте есть много других книжек. Например, есть книжка «Поллианна» замечательная вещь для подростков, прекрасная, как раз именно обо всем том, о чем я говорила. А вы знаете фильм, он на основании это книжки. Есть хороший фильм еще «Хейди» называется, тоже про девочку, хороший фильм. Вот на этом сайте «Жизнь» там есть такая книга еще «Огнеупорный». Фильм смотрели? Фильм классный, замечательный.

«Прежде чем скажешь “люблю”». У меня есть книжка неплохая, но на белорусском языке, может подростки не захотят читать, но многие мои ученики читали. «Давай поговорим об этом спокойно», «50 вопросов о любви» тоже есть такая книжка. Только если разговариваете, обратите, пожалуйста, внимание на возраст, чтобы это было не слишком поздно. Когда вы что-то будете предлагать в 15-16 лет, этом может не пройти. Фильм «Звездочка на земле», больше для родителей.

Есть такой момент. Вы между собой встречаетесь, и если в костеле, или в каких-то группках на дому, кто-то ходит, встречается то вы, пожалуйста, делитесь опытом, книжками, фильмами, делитесь.

 

 

Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web