Прощение. Гнев, II-2

Четверг, 17 октября 2013 08:38

Психологический центр АЛАНОН, 15.04.2005, второй этап

 

 Видеосъемка Натальи Гилёвой 

 

 

 

Сестра Павла: Сегодня очень приятная тема, тема называется «Гнев». Гнев – это второй этап процесса исцеления чувств или процесса прощения или процесса умирания.

Помните, в тот раз мы уже это более-менее определили это себе. Существуют пять этапов прощения, исцеления чувств, эмоций, пять этапов умирания. Умирание или выздоровления, потому что умирание и выздоровление – это синонимы, я хочу вам сказать. Сегодня второй этап – этап гнева.

Всех нас учили, что гнев – это очень плохо. То же самое, между прочим, что и со всякими отрицательными другими чувствами. И, между прочим, со всякими сексуальными чувствами. Это всё плохо, это всё надо вытеснять, об этом думать нельзя, об этом нельзя разговаривать, это такие темы табу. И может быть сейчас иногда, когда молодежь начинает совершено откровенно, не только молодежь, дети тоже, начинает совершено откровенно об этом говорить, то мы начинает действительно нервничать: как это так, они такие маленькие, а уже так откровенно об этом говорят? Что-то с ними не то. А чаще всего получается так, что нам просто жалко, что нам нельзя было, а они могут смотреть что хотят и что хотят говорить. Конечно, я не хочу сказать, что это хорошо, но все же. Научили нас, что гнев это плохо, что гнев это грех и поэтому гнев надо прятать, гнев надо подавлять.

А теперь вот что вам скажу. Подавленный гнев ведет к очень многим болезням. Ну, например, наша любимая мигрень. Почему говорят, что это аристократическая болезнь? Потому что особенно в XIX веке аристократам надо было себя хорошо культурно вести. Крестьяне, рабочие могли выражать свой гнев, но не аристократы, и поэтому они действительно часто болели мигренью. Там должно было быть культурное красивое поведение. Bon ton, да, хороший тон. Мигрень, например, язвы всякого рода. Астма, гипертония, всякого рода аллергии, болезни сердца, проблемы со щитовидкой разного рода – это подавленный гнев. И теперь, смотрите, если брать, например, с христианской точки зрения, говорят гнев – это грех, а Иисус исцеляет больных. Значит как, там в Иисусе, в Его личности какое-то противоречие или как? Если гнев – это грех, значит надо его подавлять. Подавленный гнев – это болезнь Иисус исцеляет болезнь, значит, как получается, поощряет гнев, что ли? К этому придем к концу нашей встречи сегодняшней.

Подавленный гнев ведет к ненависти к себе и, следовательно, к депрессии. Гнев мы подавляем так, что прячем его перед другими, но тоже и перед собой. Это очень опасный момент, тогда очень сложно прийти к первопричине гнева, об этом несколько попозже. Гнев – это не месть. Мы очень часто гнев отождествляем с местью. Гнев – это не месть, гнев – это просто эмоциональная реакция на несправедливость, и это нормальная реакция. Это в психическом плане так нормальная реакция, как в физическом плане боль – реакция на физическое ранение. Представьте себе человека, у которого течет кровь, рана такая, а человек говорит: всё нормально, ничего не болит. То же самое нас обидели, нас оскорбили, а мы говорим: нет-нет, всё нормально. А если еще какой-то авторитет нас обидел или оскорбил или ранил, конечно, всё нормально. Потому что если это начальник тут же потеряешь работу. Да нет-нет всё нормально. И вот это «все нормально» чтобы нас не съело, мы потом, оставаясь наедине собой, тоже себе говорим «всё нормально». И потихонечку изнутри этот рак нас начинает есть. Если вовремя начнем разбираться с нашим гневом, то может быть успеет до рака. Знаете, и даже если рак начнет развиваться какой-либо, он остановится. Так что стоит выражать гнев, я вам потом расскажу каким образом, чтобы мы тут все друг друга не убили. А то знаете, как начну выражать свой гнев, так 50 процентов из зала получат по башке, вторые 50 подножку, ну и все, и я довольная буду, у меня никакой болезни (смеется). Я надеюсь убежать, надеюсь. Во всяком случае, последних рядов не добегут… (смеется) От жадности вернусь потом за сумочкой, и тогда с последних рядов тоже добегут. Между прочим, таким образом, мы лезем очень часто в проблемы, заметьте. Не надо возвращаться в такой ситуации за сумочкой (смех в зале).

Значит сам гнев, сама вот эта эмоциональная реакция на зло, причиненное нам, или на вред, на оскорбления, на обиду это не грех, это совсем нормальная реакция. Гнев говорит о том, что мы еще здоровы, или что еще кое-какие проценты здоровья остались. Что является моральным злом? Что является грехом? Грехом является вражда, и мы её тоже часто гневом называем, но это уже не гнев. Грехом является вражда, которая вырастает на фоне неисцеленного гнева, на фоне подавленного гнева вырастает вражда. Например, можно за собой что понаблюдать? Почему-то взяла и построила продавщицу в магазине. На следующий день тоже. Еще на следующий тоже. А потом аж понравилось, ты вот так придешь, скажешь, «наш клиент всегда прав», значит, продавщица тебя слушается. И всё хорошо, ты начинаешь удовлетворяться, всё замечательно. А почему я начал строить эту продавщицу? А потому что мужа построить никак не могу (смех в зале). Он всё равно думает своё и все равно делает своё. Начала строить продавщицу, бедная продавщица в угловом магазине. Значит грех – это вражда, которая вырастает на фоне неисцеленного гнева, на фоне неосознанного гнева. И гнев надо поэтому осознать, принять и выразить его, и тогда гнев переходит в любовь. Ого, видите как! Гнев переходит в любовь. Во всяком случае, переходит в понимание. К концу к этому тоже придем.

Нашу вражду, наш неисцеленный гнев мы каким образом укрепляем? Обычно через критику. Это самый обычный метод – через критику. Тоже есть еще второй довольно распространенный метод – это правильность, так называемое правильное поведение. Или гнев укрепляем через подавление. Подавление гнева – это тоже его укрепление. Понимаете, он переходит всё в более глубокие слои сознания, он там закрепляет свои позиции и оттуда потихонечку работает. Ой, самый распространенный, наверное, скажем так, в христианском мире. Приходит в храм, в церковь приходит девушка, по пути из института шла, в мини-юбке и без платочка. А там бабушка, которая отвечает в этот день, за церковь ее встречает, и что начинается? Вы сами знаете, это распространенный пример. А девушке плохо, она зашла в церковь, чтобы, а вдруг станет легче. Ну и всё, и начинается… Почему бабушка так страшно кричит, почему у бабушки такая ревность о Доме Господнем? Откуда это у бабушки такое? Точно непонятно, может быть, кривые ноги и мини-юбку не оденет, да, а может быть никогда родители не разрешили мини юбку одеть, ну, так теперь надо всё выплеснуть на эту несчастную девочку. Хотя иногда может это и неплохо по отношению к некоторым, а то так иногда оденутся, что действительно … (смех в зале)

Строить не надо, никогда. Директор сказал учительнице, что она плохая учительница, что плохо работает. Учительница директору ничего не кажет, но потом пошла на свой предмет всем ученикам ни с того ни с сего двойки поставила и сказала всё, это будут оценки в четверть (смех в зале). Так, Святой Павел в Послании к Ефесянам, в 4-й главе, если хотите можете проверить, он пишет: гневайтесь, но не грешите. Смотрите, Святой Павел разрешает нам гневаться. Бог в Ветхом Завете, если почитаете Ветхий Завет, сколько раз гневается? Богословы по Библии посчитали, что как минимум в пять раз больше, чем человек. А почему? Потому что переживает за человека. Чем больше любовь, тем больше гнев. Иисус в Новом Завете гневается много раз, об этом точно расскажу в конце, когда буду задавать домашнее задание. В Библии тоже встречались слова, которые могут говорить о том, что все-таки нельзя гневаться. «Блаженные кроткие, ибо они наследуют землю». На других славянских языках, на словацком, на чешском, на польском там идет слово «блаженны тихие». А теперь слушайте, как это звучит на греческом языке. На греческом языке это «блаженство» там вот это слово «кроткие» или «тихие» – это слово «прасотес» что это за слово такое? Перевод его на самом деле слушайте как «гневающиеся правильно». На греческом языке есть три уровня гнева. Вообще, это такой многоуровневый языка. И насчет гнева тоже, тоже три слова. Значит, первое слово оно обозначает такое излишнее смирение, излишнюю кротость «аоргазье». Следующее слово прасотес это вот эти гневающаяся правильно, гневающиеся вовремя. И есть еще слово, которое обозначает страшный, бурный гнев, очень резко выражает гнев «оргилётас». Это не так важно, это просто для того, чтобы у вас были библейские основания, потому что я знаю, что некоторые очень серьезно мучаются с этим вопросом гнева.

Сейчас дальше, конструктивный гнев. Если у нас уже появляется гнев, если мы его ощущаем, что значит конструктивным образом переживать гнев? Гнев нам нужен для того, чтобы действительно начать меняться. Понимаете, пока нам не надоест, мы не начнем меняться. Гнев нам нужен для того, чтобы бороться. В этот момент, когда мы действительно говорим «надоело», всё, вот в этот момент начинаем только подниматься. А это момент гнева. Я начинаю гневаться на ситуацию, в которой я нахожусь и начинаю подниматься. Я вижу, что некоторые точно знают, о чем говорю, это хорошо. Если не начну гневаться как следует, не приду никогда к истине. Следовательно, никогда не приду к свободе.

Гнев помогает определить место боли, где у меня болит на самом деле. Знаете, это так как с зубами иногда, когда один начинает болеть, ты потом сидишь и думаешь, Господи, да какой болит? Уже ладно то, что непонятно там шестой или пятый, иногда непонятно сверху или снизу вообще, но какой же зуб у меня болит? Гнев помогает определить место боли, место обиды, место критики, место каких-то других отрицательных чувств, переживаний. И гнев помогает принять именно вот эту позицию «надоело, хочу начать с начала», или «хочу начать исцеляться». Значит, гнев надо, во-первых, осознать. Что это значит? Это простое решение «да, во мне живет мой гнев». Если вы в это не верите, если вы уверены, что вы спокойный человек надо сделать гастроскопию, сделайте гастроскопию, а там в двенадцатиперстной кишке, там язвочка, там язвочка, а может в желудке, и так далее. Если вы уверены, что спокойный человек, ну, хорошо, только почему-то головные боли напряжения. И почему то лечу щитовидку уже четвертый год, да я совершено спокойный, терпеливый человек, ну не знаю, почему у меня такие проблемы. Если глаза до такой степени закрыты, что мы вообще не видим и не чувствуем нашего гнева, что он в нас есть, то надо посмотреть на наше тело. Тело умнее мозгов, я имею в виду тело умнее интеллекта. На самом деле. Оно вам всё говорит. И тело говорит много, очень много, но только мы его не слушаем, потому что мы реакции тела подавляем так же, как и гнев. Просто подавляем всё. Потому что мы хотим быть великими уравновешенными людьми.

Так, гнев осознаем, не вытесняем его, и потом конструктивно из него выходим. Что значит конструктивно? А так, чтобы нам это дало положительный плод. Чтобы мы что-то поняли. Вот, например, смотрите, мы как говорим? «Сегодня меня довели». Понимаете, это ложь, а почему? Никто нас не может «довести», если в нас нет почвы для этого. Если в нас есть почва, нас доведут, конечно. Например, у меня неуверенность. Да не довели, это просто собственная неуверенность меня довела. «Довели меня». Неправда. Довел меня какой-то гнев, который был не распознанный, только подавленный.

Значит, гнев надо сознать, он во мне есть, потом выразить, и теперь внимание! Я вам расскажу точно, как надо выражать гнев, чтобы мы тут не поубивали. Актуальный гнев очень легко выразить. Что такое гнев? Это напряжение. Значит гнев – это напряжение определённого рода. Значит, поможет всё то, что поможет при расслаблении. Это кто как расслабляется – отжаться, присесть, пробежаться, прогуляться спокойно, как кто снимает напряжение. Не надо только снимать напряжение очередным напряжением, например, включать громкую музыку. При первой вспышке гнева пять минут хорошо, но если она играет пять часов, тяжелый рок, допустим, то это да. Потом надо будет лечить уже не от гнева человека. Так, актуальный гнев снять довольно легко.

Так называемый просроченный гнев, подавленный гнев, как его сознать, как его выражать? На самом деле мы его осознаем где-то, мы его где-то осознаем, например, посмотрите сами, что-то вас не удовлетворяет, или что-то вас раздражает. Ну, допустим, вы чистый хороший человек, а тут домой приходит ваш ребенок, кинул куртку в коридоре на пол и пошел. И уже всё, не могу. Почему? Ну, может потому, что подавляю гнев, касающийся ребенка уже несколько лет, поэтому у меня аж так трясет. Куртка на полу, конечно, это нехорошо, но это не криминальное преступление. Есть какие-то в нашем поведении сигналы, которые нам говорят о нашем гневе. Или болезнь, или раздражение, или наша правильность. Идет себе по улице человек, допустим, женщина накрашенная, действительно, тени ярко зеленые, губы ярко розовые, ну, посмотришь, улыбнешься и пойдешь дальше. Другой идет, посмотрит, уже нервничает, что это такое, как же она накрасилась. А зачем нервничать? Она мимо прошла и пошла, почему нервничать? Есть в нашей жизни сигналы, которые нам говорят о нашем гневе. Есть сигналы, только надо смотреть за ними.

Теперь выражаем наши чувства другому человеку, но не этому, которого гнев касается для начала, нет, это не будет правильный путь, просто драка получится. Или другому человеку говорим, и проговариваем вслух, когда мы наедине с собой, или говорим Богу. И Богу не бойтесь говорить таких вещей, потому что Бог не ждет нас с нимбом, когда мы к нему приходим. Бог ждет нас всегда такими, какие мы есть. Но когда мы точно узнаем? Мы это точно узнаем, когда действительно придем такими, какие мы есть. Вот тогда мы это и узнаем, что Он нас таких ждет. Нимб Он Сам нам даст в какой то момент. Не надо о нимбе беспокоиться. Значит, говорим о том, что переживаем. Можно в группе проговаривать, многие из вас в группе поддержки и в других группах, можно в группах проговаривать, можно с близким человеком. Зачем проговаривать? Зачем выразить это? Затем, чтобы гнев приобрел объективный размер. Потому что старый, просроченный гнев, когда начинает подниматься и выходить наружу, он обычно приобретает страшно великий размер, абсолютно неадекватный. Нам надо его выражать и проговаривать, чтобы он, во-первых, приобрел объективный размер. И на этой стадии, когда гнев очень большой, мы не бежим выяснять отношения, ни в коем случае, это принесет вред и вам и данному человеку. Это еще не время. Если побежим выяснять гнев с объектом нашего гнева, просто начнется месть. А месть бумерангом всегда возвращается, всегда. Значит, проговорили с другом, с Богом, в группе, в одиночестве, прописали. Можно все эти методы сразу, можно какой-то один из них, то ли на группе, то ли с другом. Кто из вас верующий, предлагаю с Богом. Почему? Потому что Бог довольно быстро ведет человека к первопричине.

Из зала: Извините, пожалуйста, вслух?

Сестра Павла: Да, вслух, чтоб точно услышал (смех в зале). Слушайте, смотрите, как делает Иов. Он говорит Богу прямо с гневом: почему ты меня не слушаешь? Почему ты скрылся от меня? Почему Ты не хочешь мне показать Своего облика? Ты должен придти и стать на суд вместе со мной, потому что я не виноват. Зачем Ты послал мне все эти страдания? Иов напрямую говорит с Богом, посмотрите. Там нет у него никакой созависимости, у Иова, он напрямую говорит, приходи вот сюда разбираться. И смотрите, там три человека, три друга Иова, они все совершено противоположного мнения и, несмотря, смотрите, на то, что Иов в страшных стараниях, и психические страдания, и духовные, и физические. И это его не погружает в созависимость, и мнение трех близких друзей, которые противоположные, не погружают его в созависимость. И даже общее в той культуре мнение, что Бог наказывает именно грешников, его не погружает в созависимость. Смотрите! Читайте внимательно книгу Иова, стóит! Не погружает его в созависимость, ни в какую зависимость. Мы как говорим, обычно? Ну, такая была ситуация. Или, такая была погода, или такие люди мне встретились, дураки. Но если они дураки тебе встретились, значит, ты тоже не очень умный, раз ты с ними общался. Значит, понимаете, смотрите на Иова, Иов не попадает ни в какую зависимость, ни в созависимость. И прямо Богу говорит, приходи разбираться, я к Тебе не могу перебраться, потому что Ты всемогущий и великий. Смотрите, и Бог пришел.

Так, пойдем дальше, по вот этой линии нашей. Когда говорить данному человеку? Когда я осознаю собственную слабость в этом вопросе? Я сейчас объясню. Ну, например, когда мой человек меня предал. Но как быстро я этого человека сделала моим человеком? Может мы поговорили на улице, познакомились пять минут, и я решила, мой человек, а на следующий день не пришел на свидание. Может быть мы больше знакомы, но я этого человека сделала своим человеком. Не прошел спонтанный процесс, когда мы стали родными людьми, только я начала думать о человеке, как о своем человеке. И потом злюсь. И в какой-то момент сознаю, что так, секундочку, я слишком быстро начала думать о человеке, что это мой человек. Вот этот момент слабости моей в этом вопросе. Или, например, слишком быстро подпустила к себе подружку, которая оказалась дурой. Слишком быстро и слишком близко. Или, например, человек просил о помощи, у меня было четкое чувство не помогать, потому что дело плохо закончится. Но как не помочь, ну конечно пойду помочь. Ну, и как начала помогать, так влипла, вообще, не понятно как. Точно было понято, что не трогать, нет, полезла. А потом претензии, да что ж это такое, какие люди на свете бывают, я хотела помочь человеку, а вот что оказалось. Но оказалось то, что и оказалось, была здоровая мысль в голове, понимаете, вот это надо признать. Значит следующий момент в разборке с гневом – это признание вот этой моей слабости, в общем, моего участия. Вот это. Это сложно, хочу вам сказать, это нелегко. Сказать, что я тоже несу естественность здесь, не только они меня довели, но я еще тоже еще в себе вырастила определенную почву для того, чтобы меня довели. И в таком состоянии, если другая сторона что-то начинает понимать, или хотя бы перестает меня уничтожать, я могу говорить. Но если другая сторона ничего не понимает, если продолжает меня уничтожать, надо только осознать момент своей слабости, ничего не надо говорить, будет хуже. Я думаю, у вас у многих есть уже такой опыт. И теперь послушайте, что хочу вам сказать. Если у вас в жизни есть уже порядочный один опыт одноразовый, то не надо лезть второй раз. А мы обычно как делаем? А попробую, а вдруг, а может быть в этот раз получится? Не получится! Если уже хороший был одноразовый опыт, то не надо лезть, если можно причинить себе одну боль, зачем причинять её себе десять раз, зачем? После одного раза тоже можно научиться много чему, не надо проверять десять раз. А вдруг в десятый раз не будет больно? Может быть, и не будет больно, знаете, потому что уже психика будет такой закаленной, что больно и не будет, но это уже осторожно, потому что это уже труп. Пока больно это хорошо. Мы хотим обычно избавиться быстро от боли, пока больно – это хорошо. Когда не больно – это уже плохо. Так, значит, осознаем, выражаем, потом осознаем нашу часть и потом или выражаем или нет. Хочу вам сказать, что если мы осознаем нашу часть в деле, и мы не можем её выразить, ничего, гнев уже не будет работать против нас, не будет. Когда осознаем гнев и когда выговариваем его, то чтó наступает? Тогда мы не переносим гнева на другие объекты. И тогда, например, ребенок нам не говорит: «Мама, слушай, ты мне говоришь, что я посуду не помыл, а на самом-то деле чего ты такая злая?  Потому что посуду не помыл. – Нет, мама, скажи правду». Подросток-то уже скажет прямо в лицо всё. Значит, не переносим гнев на другие объекты. 

Следующий момент. Очень легко находим первопричину гнева. И избегаем двух опасных позиций. Первая – это позиция следующая, о человеке, который нас ранил, оскорбил. Когда мы в состоянии вражды мы думаем: этот человек плохой, он всегда ранил меня и других людей, его надо уничтожить, ладно, скажем, обезвредить. Это первая позиция, это позиция вражды, это не позиция конструктивного гнева. Следующая позиция вторая, совсем противоположная. Я ставлю под вопрос в себе сразу всё. Сказали мне одну вещь оскорбительную, унизительную, обидную, критическую, а я ставлю под вопрос сразу же всё, даже то, что было решено полностью объективно, что это именно так. Я и это ставлю под сомнение. Такие две опасные позиции. Когда мы определяем нашу слабость, нашу слабенькую точку, вот этих двух позиций избегаем, приходим к средней позиции.

После этого очередной этап, который уже ведет от гнева к, может, взаимопониманию, может к любви, а может просто к спокойным отношениям, не слишком близким, это что такое? После того как осознали, как вы говорили, как поняли свою слабинку, попробуем посмотреть объективно на человека, который нас ранил. Есть у человека, оказывается, плохие стороны, но есть тоже и хорошие. Я смотрю на человека и вижу, что, в общем-то, другие люди идут к нему, и как-то разговаривают, и как-то чувствуют в его присутствии защищенными. Значит, есть и хорошие моменты в этом человеке. Начинаю смотреть с положительной стороны на человека. Не в таком плане, что он мне ничего плохого не сделал, нет-нет, он мне плохое сделал. Но кроме этого есть еще другие аспекты в жизни этого человека, понимаете. Если человек нам сделал больно, плохо, ранил нас, то это не значит, что этот человек именно такой полностью на 100 процентов, есть еще другие стороны у человека, и начинаем пробовать их видеть. Например так, как было с этой подругой. Оказывается, подруга дура, но благодаря этому я начинаю понимать, что я тоже не очень умная, раз я с ней столько лет дружила. Если я не очень умная, тогда следующее решение какое? Буду набирать ума, понимаете. А то мы как делаем? Что нам говорит наша зависимость и созависимость разного рода? А, значит я тоже дура? Ну и все, пойду вешаться (смех в зале). Если только где-то получается, что у нас образ не идеальный, сразу конец света.

Следующий момент. Всё, конец жизни, я никогда замуж не выйду, потому что родители не научили меня доверять. Ну, хорошо не научили тебя доверять это, можно отработать, но с другой стороны посмотри на дело. То, что научали тебя не доверять, благодаря этому ты не влипла. А то можно было действительно сто раз влипнуть.

Бог никогда не ставит человека в ситуацию, которая будет человека абсолютно уничтожать. Никогда. Если эта ситуация боли, унижения, критики, оскорбления, значит, отсюда что-то можно взять для роста. Но только знаете, с Богом у нас дело сложное. Почему? Потому что мы просим о здоровье, о модной одежке, и о деньгах. А Он хочет тебе дать свободу, истину, правду, любовь.

Последний момент. Три этапа христианской психотерапии, те, о которых я вам говорила в прошлый раз. Я сегодня не буду уже в точности рассказывать про три этапы христианской психотерапии в конкретном случае гнева, что делать?

Первый – говорю о моем гневе Иисусу. Кто из вас неверующий не переживайте, просто тема здесь продолжается для верующих. Всё нормально, спокойно. Если кто-то из вас неверующий может даже попробовать с Иисусом поговорить. Знаете, когда умер Иоанн Павел II, в Риме оказалась большая экскурсия москвичей, и они сказали, что одни верующие, некоторые нет. Эти неверующие тоже высказывались и говорили, что вы знаете, мы вообще-то неверующие, но когда он умирал, тяжело ему было, мы тоже начали вдруг молиться со всеми, которые на площади стояли. Так что попробуйте, а вдруг поможет. В общем, первый этап – говорю о моем гневе Иисусу. И слушайте, не надо здесь подбирать красивых слов, потому что кода мы в гневе, мы не успеваем красивые слова говорить.

Из зала: Точно.

Сестра Павла: Если мы на молитве подбираем красивые слова – это ненастоящая молитва, это не мы, это наша маска молится, мы никогда с Богом так не тогда не встретимся. Никогда не почувствуем никакую Его любовь. Значит, говорю Иисусу о моем гневе, просто говорю, вот этот человек вот каким-то образом меня задел, я скажу вам так – вываливаю, вот так.

Второй момент – смотрю, как гневается Иисус. Я вам сейчас дам отрывки из Библии, в которых это можно посмотреть. Смотрю, как Он гневается. Сначала говорю о моем гневе, потом эту тему оставляю на стороне, никаких аналогий не провожу, просто оставляю на стороне, и смотрю на Него, как Он гневается, как общался с фарисеями мы все знаем.

Лк, 11: 37-44.
Мк, 3: 1-6.

И сейчас из четырех Евангелий будет один и тоже отрывок про одно и то же содержание, как Иисус торговцев прогонял из храма. Об этом мы читаем у

Мф, 21: 12-17,
Мк, 11-я глава,
Лк, 19-я глава,
Ин, 2-я.

Третий этап – с Иисусом иду в место своего гнева в себе. Например, где-то язвочка у меня. «Иисус, ну Ты посмотри, когда делали гастроскопию, они там видели вот эту язву, Ты посмотри Своим глазами на неё и исцеляй её». Его взгляд всегда исцелят. А Он видит, Он видит всё ведь в нас. Иду с Иисусом в место моего гнева. Если я не знаю точно, где место моего гнева, где эта точка самая горячая, просто молюсь, прошу Его, чтобы Он мне это место показал и это место исцелил.

Это домашнее задание вам – три этапа христианской терапии. Возьмите и попробуйте с этим поработать. Домашнее задание с прошлого занятия остается в силе, хочу сказать. Помните молитву – молитва тела, молитва дыхания, потом имя Иисус, помните? Хорошо. Кто не пробовал, попробуйте. Кто он не знает, спросите у других. Спросите у тех, кто знают, сразу же познакомитесь. Попробуйте эту молитву, кто из вас был в прошлый раз и еще до сих пор не попробовал, попробуйте, даже если не особо верующими является, просто попробуйте.

Хорошо на сегодня это всё.

 

Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web