Как работать с гневом

Среда, 16 октября 2013 19:54

Сестра Павла: Я, когда объявляла сегодняшнюю тему, сказала, что будет тема «Как бороться с гневом».

 

 

И даже не как бороться, а как работать с гневом. И даже не как работать, а как с ним сотрудничать. У гнева есть очень много обликов, точно также, как и у гордыни нашей, очень много обликов, очень много проявлений.

Но гнев делится в основном на две группы. Гнев, который разрушает, он такой деконструктивный называется, разрушающий гнев, или гнев, который вредит, деконструктивный. И конструктивный гнев, т.е. гнев праведный, некоторые даже говорят «святой гнев».

Гнев делится на две группы. Про святой гнев много говорить не будем, потому что если кто-то им владеет, это прекрасно. Это и смирение, и спокойствие души, и это трезвое решение, что будем делать в сложной ситуации. Т.е. это праведный гнев, конструктивный гнев. В чем дело? Злит меня несправедливость, допустим, злит меня унижение, злит меня использование работы детей, или вообще использование самих детей. И я не просто ору, кричу, критикую, а сажусь и думаю: «Хорошо, что именно в своей песочнице я могу конкретно сделать?» Потому что мы очень часто занимаемся такого рода реализацией праведного гнева: «Сидим и думаем надо что-то делать, кто бы это сделал? Куда пойти, к кому обратиться». Короче говоря, на кого скинуть ответственность? Но кто бы тут нами поруководил? Пусть скажут, пусть пойдут, и так далее. Конечно, руководитель нужен, но, первое, что нужно – это решение что я могу сделать конкретно в своем дворе, в своей песочнице в своей семье, в своих отношениях. Не надо сразу организовать партию, идею новую создавать, собирать подписи, и так далее. Нет, сначала надо начать с очень простого. И это был бы конструктивный гнев. На такой конструктивный гнев можете посмотреть у Иисуса Христа. Он заходит в храм, и Он видит, что этот храм должен быть домом молитвы, а из этого храма сделали место торговли, гипермаркет. Что Он делает?

Из зала: Крушит, опрокидывает лавки.

Сестра Павла: Он наводит порядки, причем как? Он сделал себе что?

Из зала: Хлыст.

Сестра Павла: Да, да, да. И смотрите, как говорит Библия: опрокинул столы тех, кто менял денежку. Дальше что там? Повыгонял всех животных, на голубей сказал «заберите это отсюда, дом Отца Моего должно быть домом молитвы». Но на этом Его гнев кончился. Он с этим бичом не побежал за этими людьми, которые выбежали оттуда, и не продолжал их бить пока они не умерли. Конструктивный гнев всегда имеет начало и конец. И при конструктивном гневе человек очень четко знает, в чем дело, и не эмоции его несут, а ценность какая-то. Не эмоции, человек владеет своими эмоциями на самом деле при конструктивном гневе. И такой гнев дает свободу и определенного рода чистоту, он ведет всегда к истине. Это у нас хороший гнев.

А вот что делать с этим, который разрушает? Этот гнев, который разрушает, деконструктивный, он тоже делятся на две группы – подавленный гнев и выраженный гнев.

Выраженный очень просто – повышенный голос, хлопнула дверь, разбитая тарелка или кружка об пол или об стенку, хорошо, если не об голову партнера или партнерши. Что еще? Крик, агрессия. Агрессия может по-всякому выражаться, ну там или я размахиваю руками просто, или размахиваю руками так, что очень больно рядом стоящему от этого. Ярость, ненависть такая сиюминутная или такая, которая долго длится, она ярко выражена, а потом она затихла, но она есть как онкология в организме. После химии временно затихла, но она там есть, потом опять дает вспышку. Вот ненависти она такая, как онкология.

Потом, что еще? Обида – это гнев. «Я не кричу, я ничего не говорю, я молчу». Но я молчу так, что в духе возле меня топор можно повесить и он там будет висеть, прям на этом воздухе будет держаться, такая вокруг меня атмосфера.

В этом облике гнев, который не подавлен, который выражен внешне, и который действительно, если не контролируемый, он может не просто вредить, он может убить. И мы знаем такие случаи, и очень много таких случаев. Убийства в аффекте, в состоянии аффекта. Иногда мы никого не убиваем, но внутри такое состояние, что такой прилив энергии и сил, что кажется, «если б сейчас хватила за глотку, задушила бы за… не знаю, даже не то, что за считанные секунду, за десятые доли секунды». Это ярость, это еще хорошо, что она не проявляется внешне, но это ярость.

Потом, вторая группа обликов гнева – подавленные. Что это такое? О, мои дорогие мы иногда даже не знаем, что это гнев. Вот, например, смотрите – критика. «И это плохо, и то плохо, и то не устраивает, и это…» И знаете что при такой критике? При такой критике, которая является подавленным гневом, мы всегда считаем себя оправданными. «Я имею право критиковать, ну потому что реально всё очень плохо». И у такого человека очень много раз проскальзывает слово «реально» и «объективно», а еще «действительно», «но ведь действительно так». И еще, чего человек хочет, когда его гнев подавленный приобретает форму критики? Человек очень хочет, чтобы слушающий с ним согласился: «Ну скажи, я прав, да». Вот так. А если не соглашается? У тебя внутри вдруг и с того ни с его появляется агрессия, т.е. ты не просто пришел поделиться, что тебе тяжело, это гнев. Последите за собой! Иногда бывает так, что когда человеку плохо: «Ты знаешь, это невозможно». А подружка тебе говорит: «Ну, в принципе тяжело, но это еще не так страшно». И тебе уже не плохо, у тебя прилив жизненной силы, и ты начинаешь ей читать мораль в лучшем случае. А если она сказала, что в принципе еще не так плохо – это критика, которая действительно шла, может, от какой-то минутной слабости, во сяком случае не подавленный гнев. Посмотрите за своими реакциями. Так вот, критика наша.

Потом такая напряженная правильность – «это должно лежать здесь», «это должно стоять здесь», и это конечно хорошо, «порядочность – это замечательность». Но когда порядочность становится напряженной, и пришел в твой дом гость, или в твою кухню муж зашел и кружку поставил не в этом месте, где ты ставишь всегда, если нет подавленного гнева, я посмотрела и зафиксировала «ну вот» – и все вся реакция. Если гнев подавленный, от этой кружки, поставленной не в том месте, может до такого скандал дойти, что и до развода может дойти. А если еще у него тоже подавленный гнев, и вот так живем с этим подавленным гневом, а тут на тебе, кружка во всем виновата. И пошлó. Причем, знаете, как от молнии. Вот молния ударила во время грозы, и дом сгорел за пять минут, вот наша любовь друг к другу. Такая напряженная правильность иногда к детям проявляется. Особенно если, допустим, очередной ребенок, уже вроде и не хотелось, чтобы он был, но родился, как-то аборт не сделали, но, в общем, он родился, этот ребенок. Но у тебя уже сил нет на этого ребенка, ни любви, ничего. Что тогда в воспитании проявляется? Гнев, ты в гневе на этого ребенка, что он родился. И конечно, мы же все интеллигентные, культурные и все такое, мы же не будем орать с утра до вечера на ребенка, значит, мы его воспитываем вот этой напряженной правильностью «должно быть так». И этих правил столько, что бедный ребенок вообще не знает, что ему делать, как ему жить, вообще как ему дышать. Это тоже наш гнев.

Что еще?

Очень похожая группа черт на вот те, о которых я только что сказала – это так называемый пуризм. Что это такое? Это такая показная добродетель. Чаще всего берется от подавленного гнева. Я хорошая пока меня в автобусе никто не тронет. Или не так. Пока в автобусе едет 10 человек я хорошая, а когда там давка, как открою рот. И если это пуризм, я то, что я рот открыла, я так красиво прикрою потом, когда буду рассказывать. Все в этом автобусе будут последние свиньи и все будут виноваты, а я вообще молодец, я чуть ли этот автобус не спасла. И чуть ли психику всех этих людей, которые там ехали, не поддержала. Вот так.

Еще один облик подавленного гнева – это очень часто встречается: «я простила, но не забыла», «я простила, но не забуду это до гробовой доски». Муж изменил жене, бедный, сам признался, это ж смелость неимоверная, сам признался, просил прощения. А самому-то признаться – и смелость, и смирение, всё вместе, и раскаяние. Просил прощения, сказал, что подождет, пока она с этим справится и даже её поддержит, если она захочет его поддержку. Она простила за два дня, а 15 лет пилит-пилит. Каждый раз в кровать ложиться, «ну а с ней как тебе было?» И вот, посчитайте. Это я просто вам конкретный пример рассказываю. Посчитайте 15 лет, 365 ночей, ладно, пусть даже если не 365, а 180, пусть даже 100. Вот это вот умножить, представляете, о, епитимья у мужа, уже воздал не только за эту измену, а вообще за все свои грехи с момента зачатия до смерти, и за половину грехов жены. А она что говорит? «И правильно, и надо пилить, будет святым. – Хорошо, молодец, что ты так усердно думаешь про мужа, но давай ты подумай и про себя чуть-чуть. – Нам женщинам не свойственно думать про себя. – Не свойственно, но возможно, поэтому давай подумай про себя, про свою святость и свое спасение». Вот, мои дорогие, «простила, но не забыла». И хочется уже забыть, и хочется, а не забывается.

Следующий такой облик – это усердный контроль: какие там отношения у мужа, у жены, у детей, у подруг, у друзей, у знакомых? Замечания, постоянные замечания. «Ну надо же воспитывать». Женщины думают, что надо воспитывать мужчин и детей. А мужчины немного расслаблены в этом плане. А что женщины на это? «Конечно! Потому что они только бы тяжесть с плачей». Замечания.

И есть еще один интересный облик подавленного гнева – это, мои дорогие, может быть депрессия. Повторяющаяся или так называемый «депрессивный эпизод». Ну, один раз случилось, полечилась, и вроде как излечилась. Депрессия, т.е. ну возьмем этот пример с ребенком. Не то что сразу не хотела, но вроде хотела, но какой-то не такой родился, и не так ходит, и не так ест, и не так говорит, в общем, не любит она этого ребенка, или он, необязательно она. Раздражает, берет вещи папаины, мамины, что-то с полки скинул, ну в общем, раздражает ребенок ужасно. Начинается потихонечку к ребенку непринятие, потом гнев на этом фоне, и ненависть. Но не мама, не папа, нормальные, ненависть к ребенку не допускают до себя, особенно если ребенок маленький. И то делают тогда с этой ненавистью? Подавляют. Ненависть получилось подавить, как-то внешние схемы жизни работают, что в принципе нормально всё функционирует. И в друг приходит 30-ть с лишним, и бац, депрессия. И причем такая, что в больницу надо ложится лечиться стационарно и т.д., таких примеров немало. Вот это еще такой облик нашего гнева. Так что, смотрите, гнев дело серьезное, поэтому с ним нужно разбираться.

А, я еще вам забыла об одной вещи сказать. Может быть депрессия настоящая, такая, что прям в больницу ложится надо. А может быть знает что, от неприятия ребенка в детстве во взрослом возрасте у папы или у мамы может разиться простое уныние. «Ай, ничего не хочется». У мужчин это знаете, как проявляется? В воспитании уже взрослого сына, дочери не участвует, ему как бы по барабану, извините за выражение. Придет с работы газетку почитает. Женщина уже не может выдержать этого, потому что он должен что-то делать, должен-должен. Она что тогда делает? Она давит-давит на него. А знаете, давление никогда ничего не решает. Т.е. это может проявляться в такой очень, скажем, деликатной форме. «Никого не трогаю, но сам тоже ничего не делаю», палец о палец не ударит дома. На работе конечно да, там замечательный специалист, хороший человек, все его любят, и т.д. А вот дома «нет и всё». Почему так? Стену поставил, потому что если эту стену убрать, сразу польется ненависть, а человек боится, ну потому что где-то какие-то чувства к родным есть, но ему не хочется ранить их. Поэтому лучше спрятаться за этой стеной. Чаще всего думается, что это просто лентяй какой-то такой, но иногда женщины думают «а вдруг заболел или заболевает, раз вот так ничего не хочется». Вот, мои дорогие, с гневом нужно работать.

Что значит сотрудничать с гневом? С гневом сотрудничать – это, во-первых, понять его причину. Т.е. теперь отвечаю на вопрос «что делать с этим гневом?» Как мы говорим популярно «как с ним бороться». Никогда с гневом не надо бороться, нельзя! Потому что гнев – это слишком сильная эмоциональная реакция. И если с ней бороться напрямую, все равно она подавленная, или она не подавленная. Если с ней бороться напрямую, идти против нее, то гнев, который не подавлен, вы в этом процессе подавите, а гнев, который подавлен, т.е. проявляется уже не как агрессия, а как другая какая-то форма, из того что я тут перечислила, эта проблема тогда будет всё более и более глубокая. Иногда может быть до такой степени, что начнем уходить из психической нормы.

Значит, если эмоции очень сильные, бурные и выражаются внешне, первое, что нам нужно – физическая нагрузка. Физическая нагрузка снимает эмоцию гнева. Поотжимались, вот ты чувствуешь, у тебя поднимается адреналин, и ты берешь топор и бежишь за объектом гнева. Но когда чувствуешь, поднимается, всё уже организм настроился, адреналин уже поднялся, ты уже готов, уже высовываются клыки и когти, подготовился. Что в этот момент делать? Во-первых, уберитесь (не уберите, а уберитесь!) с территории объекта. Например, «ну не могу я смотреть в этот момент на дочь мою, ухожу с этой комнаты, или с квартиры, ухожу». Если это так, что уже кипит, 200 градусов, уходите! И в этот момент не кричите «пошла вон!» ей, только сами уходите, сами.

Вот говорили-говорили, мораль читали, но вот чувствуете, что уже всё, еще секунда и уже начнете хватать, что под рукой и кидать. Уходите. Не знаю, что вы себе можете позволить. Если вы ушли в другую комнату – отжимайтесь. Кто бабушка и тяжело отжиматься, делайте приседания. Да-да-да, кости болят, особенно если человек пожилой, ты сделаешь пять приседаний и гнев ушел. Если гнев такой, что надо сделать 200 приседаний, сделайте 200. Если вы, например, не можете оставаться в этой квартире, выходите на улицу.

Следующий момент после физической нагрузки – это свежий воздух для эмоции гнева. Физическая нагрузка и свежий воздух. Наш организм сам об этом знает. У нас иногда в гневе реакция какая? Мы выбегаем из дому и бежим-бежим. У детей такая реакция, мы, взрослые, научились это подавлять, а у детей такая реакция, и они молодцы. Так что выбежали из дому, а потом смотришь, тут тапочки, тут халат, а тут люди на улице. А это очень хорошо дл гнева (смеется), еще ты и опозорилась, о, молодец, это хо-ро-шо. Это очень хорошо для гнева. Если ты себя нормально воспринимаешь, то если ты выбежала в тапочках и в халате и бежишь как сумасшедшая по улице, потом останавливаешься, осознаешь, и ты думаешь «молодец!». Чего подумали те, кто шел? И тебе от этого хорошо? Значит, ты принимаешь себя. Если тебе от этого еще хуже, значит надо работать не только над гневом, а еще и над приятием себя. Ну ладно, это отдельная тема.

Так вот, физическая нагрузка и свежий воздух. Ты можешь не бежать, ты можешь очень быстро идти. А если ты успела сообразить, чтобы обувь одеть, и куртку, то гнев еще не такой страшный, можно еще кое-как функционировать.

Бывают ситуации, что человек никак не может от тебя отстать, т.е. не ты в гневе, а другой человек в гневе. Мы сейчас рассматриваем ситуацию, когда мы в гневе. Потом, лучше всего душ, не ванна. Самый хороший вариант – это смешанный – горячий, холодный, контрастный. Причем, лучше всего, когда разница температур значительная. Не так что тепленькая и чуть прохладненькая – нет. Горячий, холодный, должен быть контраст и тело должно ощущать этот контраст.

Это то, что сиюминутно может помочь моему организму. Потому что первые 30 секунд гнева, особенно яростного, отрицательно влияют на все наши жизненные органы, на все. Поэтому когда чувствуешь, что поднимется, кидай всё и беги.

А что делать, если это на работе? Начальник наорал, что делать? Уходи с этого кабинета. Ты потом можешь сказать «извините, не выдержала, надо было уходить». В Этот момент надо уходить. Таким образом, ты спасаешь и себя и этого человека, но не обязательно от себя, просто его от него самого может быть. Тут вопрос такой, уйти с глаз.

Потом, мои дорогие, если гнев ярко выраженный, этого должно быть достаточно. Успокоились, пришли в себя, и работаете дальше. «Мальчик для битья» – это не всегда хороший выход, потому что этот метод может не уменьшать агрессию, а увеличивать её. Поэтому нужно физическая нагрузка, от которой ты устанешь. Лучше всего приседания, отжимания или бег. А если ты начинаешь чего-то колотить, или если ты начинаешь что-то разбивать, то конечно это выплеск гнева, это нам нужно, и нашему организму, и нашей психике. Но, мои дорогие, лучше всего, чтобы это не было никакое битье. Лучше всего именно спорт, пусть в халатном виде, от слова «халат» (смеется).

Потом, если это гнев подавленный, и вы его у себя замечаете, то первое – это поиск причины. При-чи-на. Тут несколько мыслей я вам подкину, какие могут быть причины.

Разного рода боль. Боль от неприятия меня родителями в детстве, такое может быть. Эта боль годами во мне живет, и я вместе с ней живу. Или боль от неприятия одним из родителей в детстве. Т.е. при подавленном гневе важно найти первопричину. Потому что непосредственная причина может быть какая? Дочка пришла домой, а там у нее в дневнике «неуд.» стоит, и ты орешь так, как будто эта дочь не то, что в очередной класс не перешла, а вообще, на первом классе её развитие остановилось и всё. Не просто орешь, еще на этом фоне начинаешь всякие запреты, приказы. Т.е. реакция абсолютно не адекватна в отношении объективной ситуации. Если бы у тебя внутри всё было в порядке, гармонично, ты просто бы сказала «ну, знаешь, это не есть хорошо, надо чего-нибудь делать», и точка. А если тут такая причина, а у тебя дом вверх фундаментом переворачивается, потому что ты такт орешь, значит, есть не только непосредственная причина, а еще первопричина. Что-то где-то с детства. Может быть вот это неприятие одним из родителем.

Что еще может быть? Может быть боль от унижения в детстве родителями, учителями, подругами, друзьями... Я ответ не дала, всё в себе подавила, ну как-то живешь и живешь, вроде ничего, могут быть унижения, обиды. Может быть боль от уже обид и унижений во взрослом возрасте или в молодости. Например, я могу подавлять что-то в себе не с детства, а, допустим, лет семь последних. Семь лет назад муж мне сказал, что я не гожусь ни к чему. Я в себе сама с этим не разобралась, самооценка упала, но как-то с этим живу, этот шлейф тяну за собой. Но я до сих пор помню, что он сказал, в какой это был день, в каком часу, где он стоял в этот момент, где я стояла, тембр его голоса, и т.д. Он может 300 раз вообще это забыл, и скорее всего так.

Что еще? Это может быть тоже реакция, я назову это так, захват моей территории, опять же, это может с детства начинается. Например, я себе сижу мне четыре годика и чего-то там рисую, но у меня листик кончился, а у меня вдохновение, и я рисую на полу, потом на стене. И тут приходит мама или папа, бабушка или дедушка, няня еще полбеды, няня так не переживает, дом чужой, пусть красят. И начинается... А посмотрите, иногда дети говорят, что больше любят няню, чем маму. А почему? А потому что стенания её. Что начинается? «Аааа, что ты тут делаешь?» Это очень хорошо иногда посмотреть на фильмы о животных, когда они бросаются на свою жертву. Посмотрите, пасть открыта, мы очень похоже в такой момент на таких животных, пасть открыта и всё, и орешь. А чего бы не спросить: «Ооо, а чего у тебя тут? Красота, и что ты представлял?» Поговорили с ребенком. А стена, знаете, это дело такое, берешь и красишь, ну, подумаешь, обои. Но если у тебя маленький ребенок, так ты подумай, может без обоев, просто покрасить эту стену, будет ребенку шесть лет или семь, ты обои поклеишь. Нет, должны быть обои, и ребенок должен как в младенчестве, вот так пеленали коконы вот эти, так потом ребенок подрос, стал ходить, руки завязали, всё. Потому что должны быть обои, на полочках всё должно красиво стоять, а то вдруг соседка придет и что она скажет, что какая я хозяйка, я что, не умею ничего? Смотрите, ребенок несет тяжесть презентированности нашей семьи перед всеми окружающими. С ума сойти, это тяжесть неимоверная! Потом годы проходят, а ребенок взрослый, и он тебя по голове – что это такое? Это подавленный гнев, как у тебя, так и у твоего ребенка, что посеяла, то и собираю. Надо себе просто иногда правду в глаза сказать, это очень неприятно часто. А чаще всего мамы говорят: «Я же хотела как лучше». Конечно, не хотел плохо.

Так вот, мои дорогие, реакция на захват моей территории. Помню, одна знакомая рассказывала в садике дали борщ, а она начала есть и у нее как-то ложка выскользнула и упала в борщ и вот кругом пятнышки. Она подумала «как классно, классные пятнышки!», и ложкой по борщу. Но тут пришла нянечка, а нянечке убирать всё это. Кто-то может подумать: «Что это сестра говорит, вообще? Это же какое-то анти-воспитание». Но может так сразу быстро не перечеркивайте то, что говорю, а подумайте, потому что если подумать не про стол с пятнами от борща, а подумать про то, что этот ребенок через 15 лет увидел эту нянечку и у него закипело всё, понимаете. И то же самое в нашу реакцию детей.

Как еще происходит захват нашей территории? «Мама я буду музыкантом. – Ты что, на этом сейчас не зарабатывают!» Захват территории ребенка прямой! «Мама, я хочу быть врачом. – А каким ты врачом хочешь быть? – Патологоанатом. – Никогда в жизни, с ума сошла, эти трупы тебе будут сниться, о чем ты говоришь!» И пошлó. Что мы делаем? Мы спасаем нашего ребенок от беды, а еще как себя оправдываем при этом. «16 лет, что этот ребенок знает о жизни, надо объяснить ребенку, ничего не знает, конечно». А знаете что, если мама с папой до 16 лет жизни ребенка не поняли талант это, призвание это, или надуманное, то бедный этот ребенок, потому что не родители. Родители до 16 лет каждый день живут с ребенком, они должны знать – это талант, или это прихоть. А если не знают, говорю, жалко ребенка.

Захват территории ребенка еще по-другому делается. «Мама, у мня есть парень. – Показывай». Пошли гулять. «Мама, вон тот, не сильно высокий, у него нос с горбом, веснушки. – Вот это? И ты что, собираешься с ним встречаться?» Вот так.

Унижение человеческого достоинства. Это тоже может быть первопричиной. Т.е. не просто обидели, а очень глубоко унизили достоинство, такое чувство у человека тогда, что убили. Иногда мы так говорим, нам чего-то сказали, ты говоришь: «Ну ты меня и убила».

Есть еще одна первопричина, мои дорогие – это наша гордыня. «Должно быть по-моему, должно быть как я сказала...» А тут другое мнение, не так как я повелела, не так, как я хочу, не по-моему, другое мнение какое-то. Откуда берется эта форма? У этой первопричины есть своя еще причина. Может быть, например, жизнь не удалась, полюбила человека, встретила, казалось, счастье будет, а через два месяца он уже жил с другой. Бывает? Бывает. Как перед этим защищаемся? Вот перед такой ситуацией мы защищаемся гордыней очень часто. Т.е. закрываем боль, и «я свою жизнь построю». И пошла, и строит. Не обязательно в плане отношений «мужчина и женщина». Жизнь не удалась, например, карьера. Когда родилась в духовном плане, думала, буду римским папой, а тут родилась женщиной, не выйдет. Это я конечно утрирую, но вы понимаете, бывает так. По карьере я запланировала себе то и то, а там меня не выбрали, не приняли, не оценили. Т.е. жизнь не удалась, очень часто бывает так, что защитой для этого мы берем гордыню, а если так, то любое, даже маленькое, что происходит не по моей воле – сразу у меня огромный гнев вспыхивает. И я почему-то 100 процентов уверена, что я права, я имею право на такой гнев. Почему? Потому что я в этот момент этого не осознаю, но подсознание всё время мне дает информацию: «У тебя же жизнь не удалась, ты имеешь право». Это причины, разумеется, не все. Вы знаете копаться в себе, найдете еще причины. Но это более-менее основные группы причин.

Сначала мы осознаем причину. Непосредственная причина – долго думать не надо, понятно какая. А вот первопричину, или, скажем, причину причины – сначала это. Вы скажем мне: «Ну хорошо, осознали, и что?» Знаю, допустим, вспышки гневу не потому, что с детьми что-то не то, не потому что на работе что-то не то, а просто 20 лет назад муж ушел ни с того ни с сего, не сказав ничего, травма осталась, ну и что делать? Мои дорогое, для того, чтобы наше сердце и наш ум успокоились, нужно простить, только не за два дня.

Нужно простить. Следующий момент после осознания причины – прощение. Но посмотрим на эту причину «простила, но не забыла». Почему? Очень простой ответ на это – недостаточно гневалась. «Ну, сестра, вы теперь совсем противоречите себе. То работать с гневом, гневаться-то как, в конце концов? А вот так, как говорит святой Апостол Павел: «Гневайтесь, но не грешите» (Еф. 4:26). Мои дорогие, «я осознаю гнев, осознаю причину», т.е. с подавлением я закончила, это вытеснение называется. Вытесненияу же нет. Я поняла, что на самом деле меня бесит, если сын не несет носки в машину стиральную, а кидает в коридоре, потому что у меня-то жизнь не сложилась с мужем. Я осознала причину – хорошо, отлично. Когда осознаете причину, даже если будете в бешенстве, поблагодарите Бога за это. Потому что это великое сокровище, когда ты осознаешь эту причину причины. Причина есть, осознала. Благодарение Богу!

Следующий у нас момент – ты начинаешь понимать, что у тебя уже нет вытеснения. Всё так раз, и объявилось, а если правда выходит наружу, она всегда освобождает. Ну немножко она как скальпель, да, но всегда освобождает. Как говорит Иисус: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). Значит, я осознаю причину, благодарю Бога. И следующий шаг – прощение. Между первым опознаванием причины и прощением что должно быть? Надо выговориться. Только еще не в адрес объекта. А может вообще в адрес объекта даже никогда не придется выговариваться. Надо выговорится перед кем-то, или перед Богом, или перед самим собой, или перед другим человеком. Это может быть друг, подруга. Конечно, может быть психолог. Но сразу тут же к психологу не бегите. Если вы верующие люди, попробуйте поговорить с Богом. Сядьте, и как есть, всё Ему расскажите: «Господи, знаешь, я думаю, что этот дурак, который назывался моими мужем, настоящая свинья». Или, если это дело касается родителей: «Господи, вот так у меня получилось с родителями», и говоришь-говоришь. Сильно красивых слов не надо подбирать, Бог всё поймет, только в конце такой настоящей молитвы просто говоришь: «Господи, исцеляй меня». Т.е. гнев нужно выплеснуть, тот гнев, который подавленный нужно выплеснуть. Это может быть спорт, могут быть грядки, уже весна скоро. Это может быть разговор с кем-то, это может быть 120 разговоров. Только имейте в виду, что в какой-то момент это выговаривание должно закончиться. Если ты говоришь, что тебе плохо, что тебя обижают, что ты в гневе и т.д., и не можешь закончить, значит, на самом деле ты ничего с этим не делаешь. И это правда, это нужно признать. Потому так получается? Потому что нам хочется, чтобы нас взяли на ручки, и чтобы всё уже стало хорошо. Мы не хотим работать на самом деле. Выговорилась, отжалась, и чувствуешь «не забыла еще», значит, еще раз говоришь, еще раз отжалась. И опять, всё время по кругу. Таких кругов может быть несколько, может быть даже много. Но имейте в виду, что если вы ходите по кругу уже пятый год, по одному и тому же кругу, что-то не так. И может быть тогда нужен специалист, действительно. Т.е. в чем дело может быть? Ты не пришла к первопричине все-таки. Ты пришла к причине причины, а у причины причины есть еще своя причина. Может быть нужен специалист. Если вы поймете, что вам нужен психолог, не думайте, что вы сумасшедшие, только обращайтесь за помощью.

Следующий момент – прощение. Но до того, как прощать нам нужно выплеснуть гнев. Пока гнев вы не выплеснете, до тех пор вы будете помнить обиду, которую 27 лет с половиной, два месяца три дня и четыре часа – вы это будете помнить. На самом деле есть такие люди, которые много говорят, что им плохо, но очень любят в этом пребывать. Ничего не делают. Так что вот так. Выплеснула гнев, выговорилась, обвинила человека – этот человек виноват в таком-то моем состоянии. И теперь, Господи, вопрос в том, чтобы… Ооо…, этот вопрос в рамочку возьмите, на стену повесьте. Вопрос в том, теперь у меня, чтобы мне стало легче? Или вопрос в том, чтобы этот человек понял, сколько плохого сделал. Если вопрос в том, чтобы мне стало легче – это дорога к прощению. А если у меня вопрос в том, чтобы этот человек понял, сколько мне зла сделал – это дорога к ненависти. Поэтому вопрос возьмите в рамочку красивую, сейчас делают замечательные рамки, и повесьте на стенку над своей кроватью: «Чего ты хочешь?» Ты хочешь просить или ты хочешь ненавидеть? Т.е. я хочу простить становиться интегрированной целостной личностью? Или я хочу ненавидеть. И это надо себе прямо в лицо сказать: «Чего я хочу?».

Если я хочу просить, значит человека оставляю в покое. В каком планет? Поймет, что обидел, или не поймет, извинится или нет – я выговорилась в чем дело, потом прошла этап так называемого «торга», т.е. что «я уже ничего не хочу от тебя». Торговалась, поймет – не поймет.... Не надо ничего. Это после многочисленных молитв об исцелении, ты приходишь к этому. Ты чувствуешь, что тебе свободно изнутри становится. Когда торг закончился, уже ничего мне не надо, «чтобы понял, чтобы извинился, чтобы поменял свое поведение». Нет. Вот как я буду в этом функционировать. Вот это первое чувство свободы, когда ты отпускаешь человека – это и есть прощение. Без прощения будет ненависть, и личность ваша не будет функционально гармонично никогда. И, понимаете, может быть так, что случится абсолютно незначительная причина какая-то, а вы вспыхните очень сильно.

Теперь я про прощение в двух словах только сказала, но кто из вас пользуется интернетом, посмотрите на моем блоге, вы найдете цикл, который называется «Прощение» или «Пять этапов исцеления»: вытеснение, гнев, торг, депрессия (но депрессия не как болезнь, а как этап в этом процессе прощения). И если я через это иду, я дальше прихожу к принятию ситуации. Предлагаю вам пять этапов прощения.

Если гнев вытеснен, подавлен, если он не как гнев проявляется, а каким-нибудь другим образом, под другим завуалированным обликом, то, пожалуйста: причина, погневались, пошли к прощению. Когда простите – вы это поймете сразу, внутри сделается спокойно и свободно. Будет такое чувство, что вы вышли на огромное прекрасное пространство. Кто что хочет может представить: весеннюю степь на Украине, или замечательный пейзаж, когда ты стоишь на вершине горы и смотришь вниз на землю. Такое чувство будет внутри, захочется и танцевать, и петь, и захочется благодарить Бога. И после прощения тебе захочется благодарить Бога за всё. Ты купил хлеб и молоко в магазине, идешь домой и говоришь: «Господи, спасибо Тебе за хлеб и за молоко». И ты начинаешь ощущать реально, что это Его дар. Очень простые вещи начинают тебя радовать. Потому что пока ты в гневе, подавленном или неподавленном, тебя ничего не радует, потому что ты разрушаешься. Не знаю, насколько я вам помогла или еще запутала дело, но вот так.

С вопросом «простила, но не забыла» вернитесь обратно к прощению. Что это значит? Не простила. А не простила почему? Когда нас ранят, мы очень быстро перепрыгиваем через гнев, т.е. мы не гневаемся, мы через этот этап не проходим. Мы подавляем гнев, подавляем боль, подавляем обиду. Почему? Потому что с этим тяжело жить. А как быть, как эту боль носить? Невозможно. Поэтому мы эту боль подавляем. А потом человек ни с того, ни с сего, бац, появляется перед нами на улице случайно увидели, и уже неделя вычеркнута из биографии. Почему? Потому что до конца не догневалась. Это этап в сторону прощения. Только знаете, если тебе надо сто раз выговариваться, то пусть это не будет одна и та же подруга, друг, или муж, или жена, потому что они с ума сойдут в какой-то момент, помилуйте людей. Встаньте в лесу, в глубоком лесу перед деревом, и скажите: «Слушай, я тебе расскажу про эту Таньку…» Я вас уверяю, это не сумасшествие, это реально поможет.

Только иногда нам кажется, когда мы в гневе, что надо бежать и орать. Ты будешь орать, и тебе легче станет. Легче не станет. И если хочется орать, то лучше еще быстрее бежать. Потому что если будешь бежать и орать, это может плохо для здоровья кончиться, особенно если страшно сильный гнев.

Поговорить с деревом или стеной – это правда не для сумасшедших, нет, это для здорового человека.

Не предлагаю сидеть в какой-нибудь социальной сети и выговариваться другу виртуальному. Ты его не видишь, не знаешь как живого человека. Лучше с деревом поговорить. Вопросы?

Вопрос: Сестра, а дереву после этого не станет плохо?

Сестра Павла: Может стать, может засохнуть, но человек ценнее дерева. А теперь представьте, что творится в нашем организме: сердце, желудок, вы посмотрите, как это все выглядит после гнева. Кто курит – бросайте! Вы себе органы себе представьте, как туда поступает яд. Неизлеченный гнев – это часто причина онкологии, имеёте в виду.

Вопрос: Христианство и гнев, как простить и полюбить?

Сестра Павла: Если у меня гнев, и я над гневом не работаю, только иду в сторону ненависти. Смотрите, мы проходили с вами семь смертных грехов. Среди семи смертных грехов есть гнев. Гнев, который я не пытаюсь понять, не пытаюсь решить, простить успокоится, такой гнев ведет к разрушению и к полному разрыву отношений с людьми и с Богом. И в таком плане это смертный грех. Гнев как эмоция, как состояние, которое сейчас пришло не является еще грехом, но если я с этим ничего не делаю, и не разбираюсь – это для меня смертный грех. Не просто повседневный грех, а один из главных грехов, который разрушает мою жизнь и мои отношения с Богом и другими людьми.

Вопрос: Сестра, а что делать с гневом другого человека, который обращен на тебя? Молиться не помогает.

Сестра Павла: Значит, молиться нужно действительно в такой ситуации, во-первых, за себя, а потом только за этого человека. Но сначала за себя. Потом за этого человека. Молиться нужно всегда, даже когда мы молимся 10 лет, и нам кажется, что ничего это не дает. А это, вы даже не представляете, сколько много это дает. Благодаря этому вы еще в живых.

Если очень быстро, то, мои дорогие, если вы человека отпустили, т.е., если вы ничего не ждете от этого человека, ни понимания, даже если это близкий родной человек – ни понимания, ни любви, ни принятия, ни тепла – просто не ждете. Отец, мать, муж, жена, сын, дочь, – это может быть страшно сложно. Но если я пришла к тому, что я не жду этого, что нормальное человеческое в отношениях родных, тогда в этот момент гнев этого человека не влияет на меня отрицательно, и я перестаю человека трогать даже своим видом. Т.е. в какой-то момент вы заметите, что этот человек все меньше тебя трогает. Даже в какой-то момент заметите, что этого станет не хватать. В такой ситуации просите Бога о том, чтобы дал вам исцеления именно в таком плане – чтобы ничего не ждать от этого человека, хотя как мы говорим, по праву должен. Муж, жена, дети, папа, мама – должны, но не получается, у них, вполне возможно, тоже есть свои первопричины и причины причин. Не могут. Значит, садишься, чисто размышляешь и потом просишь Бога, чтобы сердце начало это ощущать. Да, родная мать. «Господи, Как с этим смириться, что она никогда меня не поймет?». И это не камень в её огород. Мы так боимся думать, потому что нам тогда кажется, что мы её унижаем… Нет, как раз нет! Как раз мы перестаем её дергать. «Господи, помоги!». Это не человеческие усилия. Конечно, можете пойти в сторону психотерапии какого-либо рода, и это тоже со временем поможет в какой-то степени. Но предлагаю, во-первых, молитву об исцелении: «Господи, не понимает меня человек, всё время как сцепимся мы как две бешеные собаки. Помоги мне не ждать простых человеческих чувств от этого человека». И он или она в этот момент тебя дергает, а ты в этот момент помолись таким образом. И первое – не вступай в этот спор, в эту ссору. Это первое. Не надо открывать рот. А если не можешь – уходи. В ссору не вступайте, это унизит и тебя, и потом кроме гнева еще будет заниженная самооценка, чувство неполноценности, чувство вины, чувство отвращения, куча всего. Не надо этого делать. Я ответила?

Вопрос: А если хочешь уйти о этой ситуации, и таких людей несколько, которые на тебя гневаются? В однокомнатной квартире физически держат и не дают уйти.

Сестра Павла: Как только отпустят, сразу убегать, держать не будут все время. Если только это не сумасшедшие, не террористы, не насильники, они не будут держать всё время. А если это вопрос реального насилия, надо не бояться, а надо сообщать в милицию, даже если это близкие, родные люди.

Вопрос: А если с ребенком попадешь в такую ситуацию, как объяснить ребенку?

Сестра Павла: Ребенку ничего не надо объяснять, только говорить «Бежим!», это целое объяснение для ребенка. Мы спасаемся. Иногда бывает такая ситуация в жизни, когда чемодан должен быть готов, в символическом смысле и даже в прямом. Так бывает. Если ситуация невыносимая, то вы спасайтесь, не терпите, бегите.

Вопрос: А если некуда уйти?

Сестра Павла: Если вы хотите решить ситуацию, то найдется. Мы иногда очень любим наши страдания.

Вопрос: Есть куда уйти, а её держит любовь.

Сестра Павла: Это не любовь! Это патология, которая называется созависимостью. На сегодня всё.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web