Смирение

Среда, 16 октября 2013 09:03

Сестра Павла: Я тему назвала так: «Смирение – путь к Богу и к себе».

 

 

И если давать самое краткое определение смирения, то так нужно было бы сказать – это путь к Богу и путь к себе.

И смирение это не какая-то черта характера, это внутренняя позиция, которая на самом деле является основанием для нашей душевной и духовной жизни. Т.е. это не одна из добродетелей, это основание вообще для добродетелей. Если идти дальше в вопросе определения, то так: это осознание истины о себе, кто я на самом деле. Это осознание того, что я – Божье дитя, я дочь или сын Небесного Царя, т.е. у меня огромное достоинство и величие. И это настоящее величие, не воображаемое. Можете себе записать, если хотите, 1 Послание к Коринфянам, 3 глава, начиная с 16 стиха. Вот смотрите, в чем это настоящее величие:

Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?
Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм – вы.

Значит, смирение – это, с одной стороны, осознание нашего величия, и если я осознаю свое величие, я очень глубоко задумаюсь, пачкать ли его грехом, я не буду тогда думать сделать грех поменьше или грех побольше. Когда человек начинает осознавать свое величие перед Богом, автоматически начинает меньше грешить. Не может быть так, что человек начинает понимать, что значит быть Божиим дитем и продолжает также грешить.

Другая сторона смирения – это осознание нашей слабости. Это наша человеческая кондиция, мы – пик творения, с одной стороны, у нас огромное достоинство и величие, а с другой стороны, мы слабые и ограниченные. Это вопрос осознания нашей слабости, и сознание даже не слабости, а в первую очередь того, что мы – создания, не создатели. А подростки мне сказали: «А иногда так хотелось бы». «Да, – я говорю, – вы уверены, что вы бы порядок мире завели?» Они говорят: «Конечно, по своему собственному образу и подобию» (смеется). Есть такой смешной фильм, там человек встречался с Богом и получил от Бога разрешение одну неделю побыть Богом, и сколько он там беспорядка натворил за эту неделю! Фильм, с одной стороны, очень смешной, фантастический, но с другой стороны, показывает очень важную истину, что человек не может охватить такой масштаб. Так вот на деле проявление смирения – это осознание собственных границ: я знаю, чего я могу, чего не могу. И, следовательно, я знаю, на что я могу согласиться, а на что я уже согласиться не могу. Но это чуть попозже.

Значит, одна стороны – это мое величие, вторая сторона – моя слабость и ограниченность. Вообще, если посмотреть на слово «смирение», на латыни это будет «humilitās». А слово это происходит от слова «humus» земля. Т.е. это согласие на всё то, что у меня является теневой стороной. Я это принимаю – принимаю свое достоинство и свою тень. И смирение – это есть эта гармония между великим и между малым в нас, между стремлением к большому и тем, что иногда мы не хотим стремиться, а стремимся к низкому. Гармония нашей личности – это и есть смирение. Смелость признать полную правду о себе, об этих двух своих сторонах.

Чтобы человек осознал истину о себе, он прежде всего должен встретиться со свой слабостью и со своей ограниченностью. Иногда бывает так, что человек, который приходит к Богу и начинает молиться, иногда человек думает так, что теперь нужно поменять характер, приобрести много добродетелей, и, короче говоря, быть хорошим мальчиком или хорошей девочкой. Так человеку кажется, и человек серьезно старается, иногда даже какие-то записки пишет как не нужно, как нужно, человек пытается стать совершенным. Но дело в том, что в нашей духовной жизни речь должна идти не о совершенстве, а о встрече с Богом, потому что нет духовной жизни, если мы с Богом не встречаемся. Мы можем быть совершенными без встречи с Богом, мы так себя поставим и так будем себя вести, что просто идеалы, а встречи с Богом там не будет. В духовной жизни речь идет о встрече с Богом и о встрече с самим собой, не о том, чтобы создать себе какую-то маску или имидж и так выступать перед другими людьми, а иногда тоже и перед собой. Это не духовная жизнь, даже если это выглядит как совершенство.

Есть еще один момент. Иногда мы в духовной жизни думаем, что мы должны какими-то усилиями приобрести какие-то великие добродетели, и мы тогда работаем собственными силами. Собственные силы быстро заканчиваются, и я помню, как однажды один мужчина мне сказал: «Я чувствую себя распятым на Десяти заповедях». Это так и будет, если я собственными усилиями хочу показать Богу какой я хороший и совершаю много добрых дел, я быстро устану. И это как раз противоположность смирению. Человек не может, поскольку у человека присутствует и его Божественное величие, образ Бога в нас и подобие, и эта слабость и ограниченность, они все время борются в нас. Мы же знаем, вы это всё хорошо знаете. Святой апостол Павел тоже об этом пишет, почему так бывает, что я хочу делать хорошо, а делаю не хорошо? Это Павел так говорит. А мы как говорим? «Хотели как лучше…». Вот-вот-вот (смеется).

Так что здесь этот момент – наши усилия много не сделают. Или иногда бывает еще так, что мы хотим заслужить у Бога добрые дела, хорошие отношения даже с врагами, и таким образом нам кажется – всё, мы заслуживаем у Бога похвалу или небо после смерти, и так далее. А тут вдруг Иисус говорит такие, понимаете, слова этим всем, которые очень много добрых дел делали, это фарисеи. Он им говорит: проститутки перед вами войдут в Царство Небесное. На самом деле страшные слова, потому что фарисеи это были люди, которые всю свою жизнь посвятили для добрых дел. Они добрые дела делали, всё по закону – 613 правил, и они всё соблюдали, правоверные фарисеи, всё соблюдали.

Итак, вот этот момент, что я своими усилиями хочу чего-то достичь, например, я хочу заслужить перед Богом счастье вечное, или место на небесах, или даже место на этой земле, или даже любовь другого человека. Любовь или есть или её нет. А насчет любви Бога нам тут точно не нужно ничего заслуживать, потому что факт нашего зачатия – это доказательство того, что Бог нас любит. Если бы Бог не любил, нас бы просто не существовало. Потому что то, что мы существуем говорит о том, что Бог любит человека, просто наше существование. И тут даже сильно думать не надо и даже философия никакая не нужна.

Другая сторона нужна – признание своей слабости, нищеты, ограниченности. И одновременно признание того, что есть выход. А выход находится в надежде, которую дает достоинство, его дал нам Бог.

Теперь несколько примеров из Библии. Посмотрите – Авраам. Про Авраама – это книга Бытия, можете посмотреть дома, Ветхий завет, первая книга в Библии. Авраам отец всех верующих, какой он путь проходит? Он общался с Богом, он был очень верен Богу. И настоящая самая глубокая встреча с Богом произошла только тогда, когда Авраам казался в ситуации, когда Богу надо было довериться абсолютно на 100 процентов. Бог ему говорит: принесешь в жертву мне своего единственного сына. Если не идти дальше, остановиться только на этих словах, можно веру, надежду и любовь потерять, и всё на свете. Но это не конец истории, только начало. Авраам идет со своим сыном Исааком на гору, которую указал Бог, чтобы принести сына в жертву. Вы все родители, знаете, чтó это может обозначать. В самый последний момент, когда Исаак связанный лежит уже на жертвеннике, и скорее всего Авраам взял уже нож, чтобы убивать уже своего сына, потому что ангел Божий, который явился, говорит «не поднимай руку на сына своего», т.е. в самый последний момент. И вот это момент, который связывает Авраама с Богом действительно на жизнь и на смерть, настоящая встреча.

Потом, смотрите, царь Давид, например, тоже интересный персонаж. Давид, будучи подростком, юношей, был очень верующим человеком, беззаботно пас стадо отца и пел Богу псалмы, он автор псалмов по традиции. Пел Богу псалмы, песни, и всё было очень хорошо, казалось, Богу доверяет человек. Бог выбирает его, чтобы был царем Израиля, он становится царем и вроде всё хорошо. Страна процветает, государство процветает, всё замечательно, людям живется очень хорошо. Царь Давид молится, он даже хотел храм Богу построить в Иерусалиме, но Бог сказал что не ты, это будет делать твой сын Соломон. И, казалось бы, Давид вместе с Богом. Но приходит момент искушения, Давид видит прекрасную женщину, которая купается, и говорит своим слугам, ведите её сюда ко мне. А она замужняя женщина. Давид совершает сначала грех прелюбодеяния, а потом, поскольку, не получилось склонить мужа, чтобы пошел к жене, а она говорит Давиду, что она беременная, значит не получится грех скрыть (слава Богу, про аборт не думали тогда), Давид совершает грех убийства. Была война, муж Вирсавии, этой женщины, идет на войну, и Давид говорит военноначальнику, поставишь его там, где сражение будет самое серьезное и отступишь с войском. И только после этих грехов Давид начинает понимать, насколько он слаб. До этого он был великим царем, с которым считались другие цари, которого боялись. Только после этой встречи с самим собой Давид начинает понимать, как он слаб и как велико Божье милосердие, потому что приходит пророк к Давиду и рассказывает ему притчу про овечку, прекрасный момент. У человека была одна овечка, он её любил и лелеял, а у его соседа было огромное стадо, и этот сосед пришел и забрал эту единственную овечку у человека. Как ты считаешь, царь, чего достоин такой человек? И Давид говорит – смерти достоин. А пророк ему говорит – это ты тот человек. Давид раскаивается в своём грехе, несмотря на то, что он могущественный царь, он раскаивается в своем грехе. И после этого молитвы царя Давида выглядят совсем по-другому.

Апостол Петр и апостол Павел. Петр – открытый человек, он Иисусу хочет служить от всего сердца. «Господи, я за Тобой до конца, я с Тобой даже на смерть». А Иисус ему говорит: «Петр петух не пропоет, как три раза ты отречешься от Меня» . Т.е. чтобы придти к осознанию своей слабости не обязательно нужно пройти через грех, но обязательно нужно пройти через слабость. Иисус говорит Петру «петух не пропоет, ты отречешься от меня». И потом Петр испугался, знаете эту историю, да, Петр испугался обычной служанки у костра во время суда Иисуса. Она говорит, ты же тоже с этим человеком ходил. Он говорит, нет, я его не знаю. И так три раза. Потом выводят Иисуса из суда, они смотрят друг другу в глаза, и Петр выходит с этого двора и начинает плакать. Вот встреча с собой у Петра.

Апостол Павел был фарисеем, Савл его тогда звали, соблюдал все заповеди и все правила. Он был уверен, что христиан нужно сажать в тюрьмы и даже убивать, потому что это очень опасная секта, и он ехал в Дамаск этим заниматься. И появляется на его пути Иисус и говорит: «Савл, Савл, почему ты гонишь меня?» И тут уважаемый наш апостол Павел встречается с Истиной, с истиной веры. И встречается с проблемой собственной веры, и приходится принять Иисуса как Спасителя, хотя всем чем мог отвергал Его. Вот, апостол Павел.

И если так пройтись по всем библейским персонажам, которые пришли к Богу, у всех вы увидите момент слабости, момент её осознания и момент настоящей встречи с Богом.

*

И теперь, мои дорогие, как нам придти к этому смирению, к этой истине о себе? Как Иисус говорит: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Как начать путь к смирению?

Здесь только четыре шага. Они сложные, но только четыре.

Первое – встреча с моими чувствами.

Второе – встреча с моими болезнями. Когда я говорю «встреча» я имею в виду примирение. Так что с ним делать? Бороться или примиряться?

Третий шаг – это мое отношение к ранам, которые я получила в детстве, в подростковом возрасте, во взрослом возрасте, психические раны.

И четвёртое – это испытание беспомощностью, или, еще можно сказать, испытание поражением. Т.е. момент, когда мы начинаете терять контроль.

*

И теперь коротко про эти шаги.

Первое – встреча с нашими чувствами. С положительными мы с большим удовольствием встречаемся. У нас радость – «о, классно!». Еще какое-то положительное чувство, спокойствие, какая-то гармония, внутренняя тишина – очень здорово!

А вот когда приходят отрицательные чувства мы, бывает, часто их вытесняем, но не хотим признавать, что я такое переживаю, потому что они напоминают нам о нашей ограниченности. Например, гнев или влечение сексуальное, я хочу быть такой великой личностью, а тут мое сексуальное влечение. Смешное оно будет когда я себя принимаю, а когда я себя не принимаю, то оно мне кажется не смешное, а концом света. Или страх какой-то.

Так вот первый момент – это признать их существование и немного с ними поговорить, т.е. присмотреться к ним. Вот, например, вместо того, чтобы себя уговаривать, что у меня нет гнева, хорошо бы посмотреть, в чем дело. Потому что гнев чаще всего возникает тогда, когда я чувствую, что ответственность за мою жизнь я сама же отдала в чьи-то руки. Сейчас объясню. Одна женщина рассказывает так. «Я очень люблю людей, я всегда к людям открыта, я очень хочу общаться, и я с этими людьми общаюсь, а потом они делают меня несчастной. Они начинают всякие гадости делать или говорить, и мне становится плохо?» Это тот момент, когда я вопрос моего счастья отдаю в руки другому человеку. «Если эти люди меня примут и полюбят, я буду счастливой. Если они меня не примут, я не буду счастливым человеком». Это может быть, например, на работе. «Любят меня коллеги – у меня самооценка поднялась, комплекс неполноценности исчез, мне хорошо. А вот когда они начинают всякие гадости… Разумеется за спиной, если в лицо говорят это вообще молодцы, а вот за спиной начинают всякие гадости говорить, и я от 25-го человека узнаю какая же я! И начинается у меня беда, траур, я не могу придти в себя, как они так могут, я же этого не говорила, я этого не делала, а они такое про меня говорят! И еще не такое могут сочинить!» Это следующая ситуация, когда я свое равновесие, свое нормальное самочувствие отдала в чужие руки, т.е. от мнения других людей зависит мое спокойствие или моя внутренняя гармония. Если они будут говорить про меня всегда хорошо – я буду счастлива, если начнут говорить про меня плохо – я буду несчастным человеком. Вот это значит ответственность за свое счастье отдать другим людям.

В какой-то момент начинает подниматься у человека здоровый гнев, этот гнев сначала направлен на этих людей, но если с ним начать разговаривать и посмотреть, где же он начинается и чего он касается, тогда начинаешь понимать, что вообще-то не в этих людях дело, а в том, что мне кажется, что они могут сделать меня счастливым человеком.

Понимаете, всё можно оправдать, а если человек интеллигентный это большая беда. Интеллигентному человеку к смирению намного тяжелее идти, потому что интеллигентный человек вытеснение своих чувств может так рассказать сам себе, так объяснить, так всё по полочкам разместить, что будет казаться структура идеальная. А простой человек – он есть, какой есть.

Что еще? Страх. Наши страхи, если посмотреть: что обо мне скажут, примут меня – не примут, а если я не спасусь, а если спасусь. Этот наш великий перфекционизм «всё должно быть сделано идеально, всё должно быть как полагается…», и всё такое. И всякие другие страхи, какие-то навязчивые моменты, неисполненные ожидания, какое-то разочарование. В общем, не вытесняем, только в это входим и смотрим: что это чувство мне говорит обо мне. Поговорили с собой, увидели ситуацию, прочувствовали, поговорили. И в этой ситуации говорите: «Господи, я перед Тобой». И тогда вы будете по-настоящему молиться и по-настоящему с Богом встречаться! «Вот я, посмотри, Господи, на меня, вот так сегодня выгляжу, я нуждаюсь в Твоей помощи», или «нуждаюсь в Твоем исцелении».

Но знаете, не молитесь, о том, чтобы вы были совершенными. «Господи как же я так могла поступить! Ты мне помоги, чтобы в другой раз я никогда так не поступила». А почему мы так иногда молимся? Почему я говорю о совершенстве? Потому что часто это наша гордыня: «Как это я могла ошибиться? Как я могла на людях проявить какую-то незрелость? Это вообще немыслимое дело!» Ну и всё, я есть какой есть, и с такими чувствами, какие есть стою перед Богом. «Господи, у меня гнев, даже не гнев, а бешенство, пошла бы и убила» – молишься так вот. Это настоящая молитва, ты встречаешься тогда с собой, со своей душой и с Богом, Который всегда человека ведет именно к моменту, когда человек начнет говорить правду наконец-то. Я вам тут уже не раз рассказывала про самарянку, как она встречалась с Иисусом, помните этот момент? В евангелии от Иоанна можете этот момент найти и почитать (Ин: 4, 4-29).

Самарянка у колодца с Иисусом встречается, Иисус говорит ей «дай Мне пить», а она говорит, «как ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки», они же там враждовали. А Он вроде как и не отвечает на этот вопрос, Он продолжает дальше разговор, потому что Он ведет разговор к тому моменту, когда она начнет говорить действительно о себе. Потом Он говорит, если бы ты с знала с Кем говоришь, ты бы у Меня просила о воде. А, она начинает думать, может пророк. Тогда задает вопрос практического плана, женщина ведь! «Как Ты мне дашь воды если Тебе нечем черпать?» А нет, это живая вода. Ага, это что-то другое, значит, она думает, видимо пророк. Тогда религиозный вопрос она ему задает: слушай, так как правильно молиться, где? На горе, где мы молимся, или у вас в Иерусалиме, в вашем храме – где правильно, где истина? А Он ей говорит ни там, ни там.

И тут Иисус берет в руки инициативу. Он видит, что Она с ним как-то разговаривает, общаться хочет. Так бывает и в нашей жизни: мы иногда много лет молимся, ходим ровненько в костел по воскресениям, исповедуемся раз в месяц, причащаемся каждое воскресение, ну и так далее. И так может много лет пройти. И в какой-то момент Иисус смотрит и говорит: ну всё, полнота времени Анны, Татьяны, Ирины наступила, вот теперь я беру инициативу в свои руки. Иисус говорит самарянке: «Пойди, позови мужа твоего и приди сюда». Опа… И тут она понимает, что Он-то видимо знает и говорит: «У меня нет мужа». Т.е. Иисус доводит разговор до больной точки почему? Чтобы человеку было плохо? Никак нет! Чтобы человек стал перед Ним настоящий, какой есть, потому что только в такой точке можно встретить Бога, а когда встречаешь Бога, сразу встречаешь исцеление. «У тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала». Ну и всё, самарянка исцеляется. И тут она видит, что Он не ругает её, просто пришли они к этой истине, которая освобождает, поговорили. А она побежала в город всех звать: «Пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос?». Бывает в нашей жизни так: много лет прошло, молились так, как полагается, и вдруг какой-то бум наступает. Иисус просто берет инициативу в Свои руки и хочет с нами разговаривать.

Следующий момент, если говорить о наших чувствах – это может быть страх смерти, но про смерть мы много говорили, я сейчас не буду развивать этот вопрос. Может быть страх одиночества, но с этим одиночеством такое дело, столько ошибок делают особенно девушки и женщины. «Замуж не выйду, мне 30 лет, это всё». Короче, кто первый на улице попадется – мой, какой бы там ни был. Или женщина, муж ушел или овдовела рано: «Всё, я не могу быть одна …». Знаете, как будто «одна» это какой-то порок. Страх одиночества. Есть такой рассказ, очень мне нравится.

«Преследование»

Деревенский атеист вбежал в кафе и уселся рядом со Св. Линасом, повернувшись спиной к двери так, чтобы избежать встречи с одной вдовой, которая никак не хотела оставить его в покое.

«Я не понимаю, почему она преследует меня», – пожаловался он.

«А, это потому, что ты похож на ее третьего мужа», – ответил Св. Линас.

«Третьего? Она же всего два раза была замужем!» – спросил атеист.

«Вот именно».

(Цит. по:

Пэджден Ф. Цветочки святого Линаса. – М.: Издательство Францисканцев, 2012. – 96 с. – ISBN: 978-5-89208-098-9)

Итак, страх одиночества, это если говорить о женщинах. Если говорить о мужчинах, то страх, что потеряю свои силы, страх, что потеряю потенцию, я имею в виду сейчас только сексуальную, страх, что меня не одобрят. У мужчины страхи немножко по-другому выглядят.

Следующий момент – разговор, встреча с моими болезнями. Не только с болезнями, еще и со старостью. Вопрос старости – это не только для людей, которым за 80, нет. Вопрос старости – это вопрос для людей, которым за 40. Вторая половина жизни, кризис среднего возраста, 40 лет человеку, плюс-минус 3-4 года, очень легко скинуть это на кризис среднего возраста. Есть такое явление? Есть. «Ничего у меня в жизни не получилось, кризис, разруха, это кризис среднего возраста». Может, просто нерешенные проблемы. Ну ничего, из кризиса среднего возраста можно начать встречаться с собой и с Богом, и выходить из этого.

Так вот, встреча с моими болезнями или с моей старостью. Болезнь – это такое место, которое нам показывает, что мы не контролируем ситуацию. Было всё хорошо и тут бац, простуда 41 градус температура и всё, умираю, лежу, ничего не соображаю, и не могу ничего нормального сказать и т.д., не контролирую ситуацию. И что тогда? Конечно, если посмотреть на наш мир, смотрите, что делается – только занимаемся профилактикой. Или занимаемся тем, чтобы нам не постареть, или, во всяком случае, не увидеть признаков старения, диетология, косметология. А если уже заболел, то главное уговорить себя, что ничего страшного. А если это действительно страшно, то главное человеку, который болеет, об этом не сказать. А может это был бы как раз спасительный момент для человека.

Тогда, когда человек признает в болезни свою слабость, признает, что не может ситуацию контролировать, признает, что действительно с ним плохо, он беспомощен, и начинает от чистого сердца обращаться к Богу – действительно, может выздороветь и может произойти то, что мы называем чудо. Т.е. полностью открытое сердце, осознание своей слабости и осознание того, что я действительно нуждаюсь в помощи.

Следующий момент – это отношение к боли прошлого или к боли настоящего. Но опять же, чаще от боли мы бежим. А вопрос здесь в том, чтобы посмотреть чтó меня ранило и от чего мне больно. И опять же, ситуация беспомощности, которую я не могу контролировать и держать в руках – и с полным, открытым сердцем прихожу к Богу. «Господи, вот так вот, мне очень больно и я нуждаюсь, чтобы мое сердце было исцелено, Ты это можешь сделать». Иисус, когда спрашивает у нас «Хочешь ли быть здоров или нет», Он долго с нами не обращается.

Вспомните человека, который лежал у Ефезды 38 лет, в Иерусалиме. И там был такой момент. Лечебные способности воды, когда она начинала двигаться, люди входили и исцелялись. И этот, говорит, 38 лет лежит, и нет человека, который мог бы его туда окунуть. А Иисус ни слова не сказал. Не жалел его, не говорил какой ты бедненький… Просто спросил: «Хочешь ли быть здоров?» Очень короткий вопрос. А тот не сказал «да» и всё, он сказал: «Да, но знаешь, нет человека, который…» Т.е. у него в голове что было? Исцелиться можно одним-единственным способом. И в нашей жизни тоже так бывает: от этой болезни мне поможет только экстрасенс, от этой – только заговор. А еще бывает так: в этой ситуации мне поможет только дружба с Ольгой, в этой ситуации – только замужество. Ну и так далее. Нет другого выхода. Так вот, мои дорогие, встреча с моей болью. Встреча с болью, которая настоящая, она может быть болезненной, но встреча с болью, которая уже окрепла хорошенько, потому что если что-то серьезное в детстве произошло, может быть нелегкой встречей.

Так, следующий момент – это испытание беспомощностью или испытание поражением. Замечательный специалист, всё шло так классно и друг раз, все на тебя надеялись, а ты подвела. Бывает так в жизни? Бывает. И что? Есть два выхода, всегда есть два выхода. Говоря библейским языком, есть выход Иуды апостола и Петра апостола. Петр вышел и заплакал, а Иуда пошел и повесился.

Иногда это может быть просто нарушение границ. Пустила человека в свое сердце, совсем незнакомого, потом сижу и плачу, что меня предали.

Так что, мои дорогие, что я могу в общем сказать. Смирение – это классная вещь, дорога к нему нелегкая. Но знаете, когда начинаешь чувствовать его запах, делается так спокойно внутри, что думаешь: «Вся эта боль, болезни и так далее – классно, здорово, они мне нужны, потому что они привели меня вот к этому». Сама болезнь это не классно, нет. Это было средство, которое меня привело вот к этому. Начинается внутренняя гармония, внутреннее спокойствие, внутренняя свобода. И вот это всё оно и есть смирение.

Т.е. смирение это вовсе не позиция, когда ты всем говоришь «да-да-да», это приспособленец, это не смирение. И еще головку вот так склонила красиво и тихим голосом сказала: «Я с вами согласна». И демократам – «я с вами согласна», и коммунистам – «я с вами согласна», и всем либералам – «я с вами согласна», и с атеистами согласна, и с христианами. Это не смирение, это такое вот терпение… Терпение это тоже не смирение. Да, терпение может быть мудростью, но терпение это также может быть страхом. «Да чего тут делать и так ничего не получится у меня». И тогда прикрываюсь терпением «ну надо терпеть, ничего не сделаешь». И так вот и терплю, и все терпим. У детей я спрашивала во время Крестного Пути вчера. Когда первое падение Иисуса дети мне говорят: «Слушайте, что бы ни происходило надо терпеть». Думаю, ага… Второе падение Иисуса – терпеть, третье падение – терпеть. Я в какой-то момент говорю: «Если можно что-то в жизни делать, то не надо терпеть!». Но бывают ситуации, когда действительно надо терпеть. Например, подождать времени разговора. Вот сейчас пришло в голову, побежала, действует. Нет, нужно подождать момента времени и готовности другого человека, и так далее. Т.е. терпение может быть мудростью, но терпение может быть также страхом, поэтому просто нужно их различать. Оно со смирением может быть связано, а может быть связано совсем не со смирением.

Смирение – гармония личности. Сознаю: «Господи, я Твое творение, сознаю и это очень здóрово. Но я не творец. Иногда мне это так не нравится, ну ладно, я согласна, буду принимать это». Это еще не смирение. А вот когда ты говоришь: «Господи, ты мой Творец и это так классно, я Твое творение и это так классно». Вот это смирение. Ты не просто это говоришь теоретически, ты это внутри переживаешь. Так что желаю вам счастливого пути к смирению!

 

 

Похожие материалы (по тегу)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web