Границы

Вторник, 15 октября 2013 17:40

I, 12.02.2006

 

Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

Часть 1

Часть 2

 

Сестра Павла: Границы. Сегодняшнее занятие будет семинарского типа.

Вообще-то было идеально, если бы у нас было, например, часа четыре в запасе, мы бы разделись на группы и поработали как следует, потому что тему «Границы» можно, конечно, брать теоретически, но это ничего не значит, эту тему надо сразу же прорабатывать (любую тему, между прочим, по духовной жизни или в психологическом плане). Но на группы делиться не будем, у нас нет времени на это, мы сделаем по-другому несколько, я буду вам задавать вопросы, а вы будете мне отвечать. Сегодня наоборот, обычно вы задаете вопросы, а сегодня вот так. Я, когда готовлю катехуменов к таинствам, к крещению, к первой исповеди, каждое занятие я что-то рассказываю, они задают вопросы, я отвечаю, потом таинства и потом после таинств мы встречаемся поделиться переживаниями. Там я спрашиваю, а они говорят. И сегодня тоже будем делиться нашими переживаниями. Вопросов у меня несколько. Я бы вас сразу же попросила не бояться отвечать, ничего страшного не будет, «двойки» я не буду ставить, каждый говорит, отвечает так, как понимает. И поскольку каждый отвечает так, как понимает, то все ответы правильные. Да, на самом деле, потому что с точки зрения моей собственной песочницы ответы правильны. Собственной песочницы не надо стесняться, есть какая есть.

Что такое границы? Я вас слушаю. Что вы знаете о границах, можете мне сказать? Откуда они берутся? Как мы их устанавливаем? Я вам почти все вопросы скажу, чтобы вы себе какой-то выбрали, и с него начнем. Какие могут возникать трудности при создавании границ? Я знаю, что здесь находятся даже специалисты по этому вопросу, причем в личном плане, сами всё практиковали, так что, думаю, можно попробовать. И откуда границы берутся? Который вопрос вам больше всех нравится?

Из зала: Откуда они берутся – интересно. Они как бы определяются, как мне кажется, всем тем, что входит в человеческую личность.

Сестра Павла: Есть, у нас есть начало ответа!

Из зала: Мое тело и моя кожа – это первая граница.

Сестра Павла: Да, моя кожа, мое тело, есть. Хорошо, еще?

Из зала: Мои эмоции, мои чувства.

Сестра Павла: Да-да. Как эмоции являются границей? Каким образом?

Из зала: Вот, скажем, я гневаюсь, это мой гнев. Другой человек что-то говорит, а я гневаюсь. Т.е. гнев – это мой, но не того человека, который что-то сказал.

Сестра Павла: Да, это правда и еще? До какой точки находится мой гнев? Где находится граница моего гнева? Где находится граница нашего гнева?

Из зала: Где начинается граница другого человека.

Сестра Павла: Не-не, не всегда. Если бы так, это было бы просто идеально.

Из зала: Наверное, где кончается зона другого влияния личностного другого человека.

Сестра Павла: Тоже не всегда. Хорошо, пробуйте дальше, продолжайте. Где находится граница нашего гнева? Там, где он заканчивается.

Из зала: Там, где мы, гневаясь, не согрешаем.

Сестра Павла: Нет.

Из зала: Там, где нам не ставят барьеров.

Из зала: Где угодно.

Сестра Павла: Барьеры могут поставить, но гнев может не закончиться.

Из зала: Когда он кончится – там и граница.

Сестра Павла: Вот! Вот это ответ! И у каждого человека граница гнева другая. Кто-то встанет так и скажет: «Пошла ты знаешь куда». И это будет всё. Граница гнева человека. Другой человек как начнет орать, он может орать и целый час. Устанет – вот граница его гнева. Устал человек, граница гнева. Вы знаете свою границу гнева?

Из зала: Смотря что сделали против меня.

Сестра Павла: Тоже да, отлично! Есть первый фактор. Зависит, что сделали против меня, отлично, дальше!

Из зала: В зависимости от того человека, к кому это направлено.

Сестра Павла: Да, прекрасно, следующий фактор – зависит от человека, правильно, к которому гнев направлен. Потому что, знаете, если это родной человек, если это любимый человек, а если это начальник – это разные моменты.

Из зала: Потом еще знаете что. Тема, вернее, вопрос, по которому возникла причина гнева, она же тоже может быть разная.

Сестра Павла: Да-да, ребенок сделал в квартире сквозняк, а у тебя радикулит. Скажешь «закрой, что ты делаешь» – всё, гнев заканчивается. А есть очень серьезные вопросы, из-за которых у нас поднимается гнев. И это как водопад пойдет. Гнев может быть разрушительным не только для людей, к которым он направлен, для нас самих тоже. Поэтому до границ гнева, когда он поднимается как водопад, нельзя доходить. А как это сделать? Что сделать, чтобы нас всё это не разрушало? Хорошо. Что такое границы? Мы говорим о границе гнева, а в общем, что такое границы, если бы попробовать ответить на вот этот вопрос: что такое граница?

Из зала: Место касания.

Из зала: Ограничение.

Сестра Павла: Место касания – прекрасно! Еще?

Из зала: Ограничение определенное.

Сестра Павла: Определенные ограничения, определенная территория, прекрасно! Попробуйте от слова «территория» идти дальше.

Из зала: Территория, которую нельзя нарушать.

Из зала: Территория, которую нельзя нарушать, очень хорошо, дальше идем!

Из зала: За которую нельзя выходить.

Сестра Павла: За которую нельзя выходить, тоже хорошо. Я вам теперь диктую определение: 

Границы – это территория моего существования, развития, самореализации, которые обеспечивают мое функционирование в рамках нормы, без ролевых, психических нарушений.

Хорошо, откуда взялись границы? Кто мне ответить на этот вопрос? Одним словом?

Из зала: Бог.

Сестра Павла: О! Бог создал границы, создавая определенный мир, определенный порядок в мире, создавая нас в определенном порядке. Тут уже шла речь про кожу. Наше тело – какие есть границы у нашего тела? Возьмем сейчас физиологические. Я вас слушаю.

Из зала: Органы все ограничены друг от друга.

Сестра Павла: Да, ближе к анатомии. Попробуем сначала физиологические найти.

Из зала: Болевые.

Сестра Павла: Да.

Из зала: Прикосновения, осязательные.

Сестра Павла: Да, еще.

Из зала: Зрительные.

Из зала: Слуховые.

Сестра Павла: Да, определенный диапазон, слуховые, мы не слышим того, что слышит летучая мышь. Определенная частота звука. Хорошо. Еще? Голод. Можем не пить сколько времени, вообще не пить?

Из зала: Кто сколько.

Сестра Павла: Кто сколько, правильно. Но есть тоже границы, есть определенные границы.

Из зала: Сорок дней не есть.

Сестра Павла: Сорок дней можно не есть, но если пьете.

Из зала: Время и пространство.

Сестра Павла: Время и пространство. Мы находимся в одном месте, занимаем определенное пространство. Определенное пространство занимаем и живем в определенное время. Многих это не устраивает, поэтому начинают всякого рода эксперименты делать, очень интересный момент, начинается всякого рода магия, заклинания, как тут пройти через стенку, как сделать так, чтобы у меня рука удлинилась вот до той стенки. Это гордыня.

Вопрос сна. Может человек не спать двое суток, от силы трое. А потом что начинается с человеком? Галлюцинации всякого рода.

Наша анатомия. Какие там границы есть у нашей анатомии? Кости, мышцы определенно построенные. Определенный объем движений. Наши мышцы нам позволяют совершать определенного рода движения только.

Наше здоровье – следующий момент наших границ. Если лет в пятнадцать я могла бежать, скажем, 500 метров совсем спокойно, абсолютно довольно быстро, то сейчас 50 метров, я думаю, Боже, как далеко.

Тоже существуют моменты врожденные, у каждого из нас что-то по вопросу здоровья есть.

Наша психика. Какие там границы? Про границы гнева вы уже сказали.

Из зала: У кого-то – никаких.

Сестра Павла: Да, есть люди, у кого нет границ. Нет, в психике есть границы. Просто есть только личности, которые думают, что у них нет границ. «Моим знаниям нет границ», например. На психическом уровне у каждого из нас есть граница. Но как мы думаем? Что-то случилось, какое-то событие, и теперь представьте себе, на это событие смотрит араб, еврей, русский, итальянец, немец и американец. Каждый из них скажет что-то другое. Вы согласны со мной? Конечно, каждый из этих людей скажет то-то другое. Один человек не может одновременно в рамках всех этих ментальностей. Мы ограничены и это наша действительность, понимаете. Как мы используем наши мозги? В очень небольших процентах. Может и хорошо, что больше нет возможностей, а то, знаете, иногда с этим использованием мозгов это такое серьезное дело. Всё человек может обдумать, всё человек может сделать технически. Но потом есть последствия, это такие явление, о котором пока делаем мало думаем, к сожалению.

А мудрость человеческая, которая заключается в границах, она, прежде всего, учит нас думать о последствиях.

Наши возрастные границы. Сейчас немножко о возрастных границах.

С рождения до примерно до 5-6 месяцев сознание ребенка, ребенок и родитель, особенно мама – это одно целое.

После 6 месяцев примерно до 10 ребенок начинает понимать, что он все-таки является отдельным существом от матери, что они все-таки не одно целое. И уже здесь, смотрите, после 6 месяцев надо помочь ребенку устанавливать границы. Ребенок начинает интересоваться другими моментами после полугода и иногда бывает так, что маме это не очень нравится, это же её собственность, она его держит, а он головкой крутит, потому что ему интереснее смотреть где-то на какую-то картинку, чем на лицо мамы. И если ребенок является собственностью, то маме очень сложно это пережить. Если ребенок является собственностью, я имею в виду в сознании мамы, понимаете, потому что ребенок собственностью родителей не является. Я когда-то очень давно говорила уже здесь вам, что ребенок – это проходимец в семье, в положительном значении этого слова. Ребенок – это проходимец. И семья, потом появляется ребенок, он живет, воспитывается, родители готовят его к самостоятельной жизни, т.е. к полету, и он улетает – вот жизнь ребенка в семье. Значит так, тут надо помочь ребенку уже устанавливать границы, узнавать мир.

После 10 месяцев до полтора года. Понимаете, все это плюс-минус месяц-полтора. Если у кого-то есть ребенок или внучка, внук, в 10 месяцев должно быть вот это, прочитали в книжке, а у ребенка нет. «Ребенок недоразвит, умственно отсталый, ребенок больной, надо бежать к врачу?» – не надо бежать к врачу, подождите, у каждого ребенок есть свой темперамент, у каждого ребенок есть свое время. Не надо так, не надо бежать сразу к врачу. Вот в это время начинается исследование мира и в это время ребенок продолжает формировать собственные границы и начинает узнавать о границах других людей. В это время ребенок начинает четко усваивать слово «нет». Ребенок уже в состоянии это усвоить до полутора года. Если вы говорите, что есть проблемы с ребенком, которому восемь лет, то значит, процесс надо наверстать. Там проблема с ребенком в таком плане, что ребенок не слушается. Я говорю, а он не слушается. Конечно, надо найти причины, но надо посмотреть назад. Как мы устанавливали границы ребенка? Насколько позволили ребенку самому устанавливать границы, там, где это было безопасно для него в плане развитии и в плане личной безопасности, в плане здоровья, например, в плане жизни? Надо посмотреть туда сначала. Примерно на вот этот период от 10 месяцев до полтора года. Там будет ответ. И не надо кричать на ребенка, что он плохой, на ребенка, которому восемь лет, который не слушается. Никто не помог ребенку усвоить «нет», в его собственной жизни и, скажем так, в собственном словаре и в словаре других. Ребенка этого не усвоил. И что делать? – сразу возникает вопрос. Ничего, всё это можно наверстать. Мы, смотрите, с собой начинаем разбираться – нам за тридцать, нам за пятьдесят, бывает, нам за шестьдесят, начинаем с собой разбираться и это возможно. Так что в восемь лет спокойно, но только не давлением.

От полтора года до трех начинает проявляться что? Скажите мне, все мамы.

Из зала: «Я».

Сестра Павла: Начинает проявляться индивидуальность, и вместе с ней сразу же автономия. И в этот период у ребенка, несмотря на проявление его «я» существуют две основных потребности. Потребность в автономии и одновременно потребность в присутствии родителей. И, понимаете, этот период очень сложный, потому что две эти потребности надо сбалансировать. Это очень важный момент, балансировка. Родитель не может становиться другом, потому что родители – это не друзья, родители – это родители, это отдельная категория. Значит, родитель не может быть другом. Но родитель одновременно не может быть господином. Родитель должен оставаться родителем. Это не может быть железный авторитет, но авторитет. Дружба – это уровень ровесников, а если не ровесников, то это не отношения «ребенок – родители». Между прочим, хочу вам сказать, что если кто-то из вас ходит на психотерапию, то психотерапевт, когда становится другом или подругой, то в этот момент психотерапия ваша заканчивается. Понимаете, психотерапевт это должен быть такой приемный родитель, это не может быть подружка, дружок, нет, психотерапия тогда закончится. Плодов не принесет, это так. Что сделать? Если возможно вернутся к прежним отношениям, то можно пробовать дальше. Если невозможно, надо менять психотерапевта. Это всегда сложный момент, новый, начнет всё заново спрашивать, ты начнешь всё заново рассказывать, это невозможно. Родитель не должен быть всё время прав, и не должен быть всё время над ребенком. Родитель должен быть с ребенком. Значит, не дружок, но не железный авторитет. Как найти эту золотую средину? Духу Святому молúтесь, Он скажет что делать. Умные книги пробуйте читать, лучше всего я бы предложила русских авторов. Да, переводят тоже книги неплохие, но русских авторов попробуйте искать. Чтобы из нашей песочницы кто-то писáл, это очень важный момент.

Вопрос: А кого Вы может посоветовать?

Сестра Павла: Я в конце попробую что-то посоветовать.

Три – пять лет – следующий возрастной период. Что в этот период с ребенком происходит? Что с нами происходило в этот период? Что основное происходит в это время?

Из зала: Открытие мира…

Из зала: Отрыв от родителей…

Из зала: Самоутверждение…

Сестра Павла: Самоутверждение, хорошо, в каком плане?

Из зала: Наверное, ребенок ищет сообщников.

Сестра Павла: Тоже… Основное – это процесс полового отождествления. «Я – девочка». «Я – мальчик». Три – пять лет. Если мы думаем, что ребенок, которому исполнилось три года или четыре ничего не понимает и при нем можно говорить обо всем, то мы совершаем преступление. А если еще мы думаем, что ребенок маленький и при нем можно принимать ванну и ходить как хочешь, вернее, совсем понятно как по квартире – это тоже преступление. Это может даже равняться инцесту, хочу вам сказать. Очень тонкий момент. Ребенок нашел себя примерно до трех лет как человек и после трех он начинает себя находить в половом плане и это очень тонкий момент.

В этот период формирование границ может помочь принятие желания ребенка. Там появляется такие фразы, ребенок, говорит, например, дочка говорит: «Я хочу, чтобы моим мужем был папа». Слышали такое от детей?

Из зала: Да.

Сестра Павла: Или сами так думали в детстве.

Из зала: И говорили.

Сестра Павла: И говорили, вот! «Я бы хотела, чтобы моим мужем был папа». Мама не может в этот момент или папа говорить: «Аааа, что ты говоришь!» Нет: «Очень хорошо, у тебя будет муж, может быть даже очень похож на папу, но это не может быть папа, потому что папа – мой муж». Очень спокойно.
Желание ребенка надо слышать, принимать и направлять, не надо подавлять. Это поможет в формировании границ.

«Очень хорошо, и муж у тебя будет и может быть похож на папу…» Скорее всего, так оно и будет. «… и может быть похож на папу, но это не будет папа, потому что папа – мой муж». Это очень важная фраза в формировании границ, до сюда ты можешь идти, а дальше уже нельзя.

Шесть – одиннадцать лет. Знаете, мне кажется, надо было бы взять шесть – десять лет, потому в наше время все-таки дети быстрее растут, подростковый возраст быстрее начинается, у некоторых в девять лет подростковый возраст начинается. Подростковый примерно с двенадцати, но в наше время может и с десяти. В этот период что очень важно? Ребенок должен войти во много обязанностей: школа начинается, обязанности по дому. Вообще, в обязанности по дому хорошо было бы вводить вот в этот период в три – пять лет, когда ребенок начинает отождествляться со своим полом. Девочке говорите: «Давай, пошли готовить». Папа говорит мальчику: «Давай пойдем чинить ручку, вот там ручка сломалась, пошли её чинить». Конечно, никакой помощи не будет в таком возрасте от ребенка, и этого не ждите. Но вопрос в том, что ребенку очень важно быть вместе и в таком процессе очень легко учить ребенка границам.

Я буду делать то, то, и то, а ты будешь делать вот это и вот это. Разделили обязанности, и ребенок будет придерживаться, потому что ребенок будет очень рад, что он участвует в какой-то работе, будет очень рад, совместный такой процесс. И там довольно легко научить ребенок границам. Вопрос обязанностей. Понимаете, в этот период ребенок должен научиться, что у него есть домашнее задание, которое надо сделать. Что у него есть обязанности по дому, он по утрам покупает батон, допустим, хлеб.

Потом, дальше, у ребенка начинаются разного рода интересы, и он начинает ходить на разные кружки. Можно позволить ребенку, даже нужно позволить ребенку выбрать себе кружок. И знаете, не надо ребенка водить на 153 кружка, пользы от этого не будет. Конечно, можно будет похвастаться соседке знакомой, сестре, родной: «А мой ребенок, ты представляешь – и английский, и французский, и музыкальная школа, два инструмента, и бальные танцы, и бассейн, и спортсменом станет, и музыкантом станет…», и еще там кем-то и всё будет прекрасно. А в конце еще и банкиром, в последнее время модно. А ребенок ходит уже вот так, ребенку восемь лет, девять лет, а на нем лица лет, ему же надо ходить везде, какие границы, ребенок выживает, и только. Какие границы?! Ему выжить надо. И разные дети по-разному выживают. Один ребенок начинает кусаться. Второй замыкается в себе, третий начинает думать надо как-то тут свой мирок устраивать, потому что этим родителям не до меня, и тоже выживает там.

Общение с ровесниками, всякого рода дружба, и, понимаете, в этот период надо помочь ребенку всё это как-то сочетать. Для этого нужно научить ребенка, какие вещи важнее, какие менее важные. И еще, в какой день какая вещь важнее. Это сложный момент. Между прочим, этот момент хочу вам сказать, что он и нас взрослых касается, потому что приходим с работы и говорим так: «Как я устала, так спать хочется». Поужинали, и что делаем? К телевизору и смотрим, ой, интересно, ну ладно, может не очень интересное, но вовлекает, вовлекло – час ночи, опять не выспалась. Что важнее, что мене важно и как вообще вопрос приоритетов. Может быть, хоть один вечер книжку в руку взять, а не телевизор включать. Одна женщина мне говорит, можно телевизор включить, а когда идет реклама выключить звук и книжку читать. Так можно, конечно, вообще можно всё. Как Святой Павел говорит, можно всё, но не все полезно. Значит вот в этот момент, в этот период надо помочь ребенку вот это всё спланировать, научить планировать. Там начинается вопрос ценностей, иерархия ценностей, вопрос приоритетов, предпочтений. Очень часто бывает так, мы взрослые встречаемся: «Что будешь, чай или кофе? – А что сделаешь». Да, знаете такое. «Что сделаешь». Ну ты скажи, потому что, ну что тебе делать? Могу сделать чай и кофе, что тебе делать? «Ой, не знаю». Ну, войди в себя, почувствуй вкус чая, вкус кофе и реши, сейчас, на данный момент, который вкус больше подходит? Это не смешно, я вас учу формировать границы. Это не смешно. Понимаете, это серьезный вопрос, вопрос предпочтений. Приходишь в магазин покупать одежду. «Вот это нравится», потом говорит: «Ну вот, купила себе кофту. – А что такая недовольная? – Ай, потому что другая нравилась. – А почему другую не купила? (смех в зале) – Вот не знаю, эта нравилась, но какое-то качество показалось, а там вот про ту кофту знакомая говорила, что она хорошая…» И приходит такая вот. Женщина, когда делает покупки, особенно вещи, ну, там прическу новую делает, обычно у нее настроение поднимается обычно. Ну ладно, там, если кофта стоила 500 рублей, а если она стоила 6 тысяч? Жалко все-таки. А потом одеваешь эту кофту, и каждый раз как одеваешь, смотреть на себя не можешь (смех в зале). Понимаете, ну кому это нужно? Пошли ботинки выбирать, а там такой выбор, что ты уже не знаешь, а может такой каблук, а может такой, а может коричневые, а может черные. В общем надо бы посмотреть какая шуба, какая куртка, какая сумка, какие у меня головные уборы.

Подростковый период – я бы взяла так, знаете, с двенадцати лет до шестнадцати, скажем. Подростковый период и подготовка к взрослой жизни. Тогда можно взять двенадцать – восемнадцать даже. Все мы знаем, что это период сложный. Помните свой подростковый возраст? Да подростковый возраст обычно мы помним. Да, обычно помним.

Из зала: Восемнадцать что-то многовато.

Сестра Павла: Поэтому я и говорю, подростковый возраст и вход во взрослую жизнь, сразу же возьмем так. Половое созревание. Тяжелые моменты. Прыщи, тяжело, с организмом не поймешь, что творится, все было хорошо, а тут не поймешь, что творится, какие-то новые, элементы появляются, что это такое? Смотришь, а тебе это не нравится, а может нравится. Или нравится, а хотелось бы быстрее, а все растет медленно (смех в зале). И так плохо и так нехорошо. Это период, когда человек более-менее определяется с выбором профессии. Скажем, в четырнадцать лет более-менее. Ну, например, шестнадцать – семнадцать – это уже довольно серьезно. Готовится человек к самостоятельной жизни. И здесь ребенок очень сильно нуждается в родителях, чтобы помогли ему формировать границы. Потому что, смотрите, в плане ценностей, в плане отношений, в профессиональном плане – это на будущее, разумеется – вот этот период для родителей это подготовка ребенка к самостоятельной жизни, это никак не удержание ребенка при себе. Хочет ехать учится, я не знаю куда, в Петербург – пусть едет. Хочет еще куда-то – пусть идет. Хочет учиться в этом университете, а не в том – пусть туда и поступает. И только здесь, понимаете, очень важно в этот период дать ребенку почувствовать последствия несоблюдения границ. Каким образом? Не через наказание, а скажем так, на пути причинно-следственном. «Слушай, хочешь в этот университет, хорошо. Чтобы поступить, нужны подготовительные курсы. Вот такой и такой. Ходить будешь? – Конечно». Он ведь хочет поступить, а потом не ходит. Раз, говорите: «Слушай, не будешь ходить, не поступишь». Второй раз, прошло время, видите, не ходит. «Не будешь ходить, не поступишь». Приходит время вступительных, ребенок не поступает. У него конец света. «Понимаешь, это последствия», вот так. И мы в этот момент обычно, чем занимаемся? Обязательно ребенок должен поступить и мы за него всё сделаем, мы готовы даже за него на экзамены пойти. Только чтобы ребенок поступил. Нет, в это время ребенок должен научиться, что есть последствия моих выборов в это время. А то во взрослой жизни будет очень тяжело. В финансовом плане тоже. Получает карманные, в месяц получает 500 рублей, и до конца месяца это его карманные, а в две с половиной недели все деньги закончились, в первую неделю все деньги закончились, да. У нас тоже самое с зарплатой может быть, смотрите. Деньги закончились. «Извини дорогой, 500 рублей тебе было на месяц». Всё, вот установление границ в финансовом плане, это очень важный момент вот этот. С нашей зарплатой то же самое, так что посмотрите, как там дела.

Так что вот это возрастные границы, а потом слушайте, начинается взрослый возраст, и теперь я у вас поспрашиваю. Существуют так называемые ролевые границы. Кто-то знает, что это такое?

Из зала: Мы все живем в какой-нибудь границе: родители, дети, бабушки, работа.

Сестра Павла: Да, кто-то из нас мать, кто-то из нас отец, кто-то из нас муж, кто-то из нас жена. И теперь как соблюдать ролевые границы? Особенно, например, граница между мужем и женой. «Будут двое как одна плоть», говорит Бог. Как это всё понимать? Двое как одно и одновременно границы. Какие границы? Если мы пробуем в супружеской жизни слиться, то это против воли Бога, потому что у каждого человека на этой земле свое место. Свое. Мы можем быть как одно, «будут двое как одна плоть», но мы не может быть одно, мы не можем раствориться друг в друге. Ничего не выйдет из такой супружеской жизни, ничего не выйдет. Мы не можем раствориться друг в друге. Наши границы общественные на работе. У меня есть какие-то определенные обязанности, и я эти обязанности выполняю. Бывает так, что на работе кто-то нас просит о чем-то. Заменить, помочь и так далее. Прекрасно, можно это сделать. Но если это идет постоянно, человек все время тебя просит, ты начинаешь замечать, что человек за счет твоих знаний, твоих способностей, в общем, за счет тебя человек начинает подниматься по карьерной лестнице, а ты в этот момент не развиваешься, только тянешь телегу как лошадь, то это дело надо прекращать. Скажите мне, пожалуйста, почему сложно соблюдать границы?

Из зала: Потому что они не установлены.

Сестра Павла: Почему сложно установить тогда границы?

Из зала: Боязнь обидеть человека.

Сестра Павла: Да, боимся обидеть человека. Еще? Почему сложно установить границы?

Из зала: Хочется понравиться.

Из зала: Хотим казаться сильными.

Сестра Павла: Хочется понравиться, хотим сильными показаться, да.

Из зала: Себя часто не знаем, что нам нужно.

Сестра Павла: Да, вот этот вопрос, это время у нас с шести до одиннадцати лет куда-то улетел, когда вопрос предпочтения шел, да. Еще?

Из зала: В современное время – боязнь потерять работу.

Из зала: Да, тоже есть такой момент.

Из зала: Жертвенность неправильно понятая.

Сестра Павла: Неправильно понятая жертвенность. Да-да-да, великомученики такие, всё сделают для всех, а с ними жить невозможно.

Из зала: Чувство вины.

Сестра Павла: Чувство вины кто сказал? Отлично! Чувство вины – это мощный механизм. Уже вроде как выход на прямую, как вдруг закрутит тебя, так пять лет назад сразу же назад получается. Есть такой опыт у вас?

Из зала: Да.

Сестра Павла: Есть, хорошо, у меня тоже есть. Значит, чувство вины очень мощный механизм, об этом будем с вами еще говорить в другой раз.

Из зала: А могут использоваться руководителем?

Из зала: О еще как!

Сестра Павла: Если руководитель понимает, что происходит, то это один из лучших методов манипуляции человеком. Если руководитель мало понимает, вы не говорите, что у меня тупой начальник, не говорите так. Это благодать (смех в зале). Я извиняюсь. Тупой начальник – это не благодать, но не надо переживать, что мой руководитель мало интеллигентный. Понимаете, каждый получает такую интеллигенцию и интеллигентность, которая нужна ему для спасения. Я бы сказала так, очень гордые люди, очень гордые получают… Люди смиренные получают немного выше уровня интеллигентности. Но это не конец. Иногда для проучения общества люди очень гордые бывают очень интеллигентными. И если мы с такими людьми встречаемся, то это очень тяжело, но это очень серьезное доверие со стороны Бога к нам. От этого не легче, я понимаю. Говорите с Богом, тут Он только может помочь вам разобраться в этом деле. Но это на самом деле так. Хорошо, у нас есть причина и теперь дальше идем. Если боимся кого-то не обидеть, если хотим собой жертвовать, если хотим поддержать свой положительный образ, если есть чувство вины, это довольно серьезный багаж, что будем делать? Будем пробовать формировать границы? Или все-таки оставить в покое эти границы и жить как жили? Это вопрос серьезный, понимаете, и я у вас об этом спрашиваю? Как?

Из зала: Будем! (смех в зале)

Из зала: Иначе мы бы тут не были.

Из зала: Если б не хотели, тут бы не сидели.

Сестра Павла: Ага, понятно.

Из зала: В конечном итоге этот груз просто сломает.

Сестра Павла: Вот, вот! Границы почему нужно формировать? Человек не может без границ функционировать и оставаться в рамках нормы, не может. Человек начинает выходить из себя. Вот вышли из себя, и пошли (смех в зале). Понимаете, действительно, может быть сложно формировать границу, может быть сложно. Может быть ужасно сложно. Если нас этому не учили в шесть месяцев, в полтора года, в три года и даже и в пятнадцать лет – очень сложно будет, но это нужно делать. Я извиняюсь за такое высоконаучное выражение, чтобы не провалиться. Это нужно делать, по-другому мы не сможем жить нормально, и наши близкие не смогут жить нормально. Человек, у которого не сформированы границы он не только мучает себя, от его несформированных границ начинают страдать и его близкие. Каким образом, кто мне может это объяснить? Каким образом? Так-так, не все вместе только, пожалуйста. Там голос начался.

Из зала: Не имея собственных границ, нарушаем чужие.

Сестра Павла: Да-да, это раз.

Из зала: Ну, может быть чего угодно, неожиданности, с этим человеком нестабильно.

Сестра Павла: Да с этим человеком нестабильно, не спокойно, да. Еще?

Из зала: Ответственность, как правило, перекладывает на других.

Сестра Павла: Да-да-да, есть еще идеи? Есть идеи? Женщина очень сильно вовлечена в деятельность церкви. Церковь да церковь, церковь да церковь. Нужно помогать бомжам, алкоголикам, наркоманам, ну, перечисляйте, молитвенная группа, библейская группа. Дальше!

Из зала: Кроме свои близких.

Сестра Павла: И потом, понимаете, жалуется: мне кажется, муж перестал меня любить. А как её любить если её дома нет? (смех в зале) Он, может быть, и любит, но никак не покажешь, а она приходит, понимаете, в начале второго так, чтоб метро не закрылось и уходит как оно открывается. Потому что надо помогать ближним, надо их спасать. А дети таких людей, вовлеченных в церковную детальность, это просто кошмар, бедные дети. Я немножко по разговорам знаю. Это просто трагедия. Так что формировать границы надо.

Не сохранение собственных границ – это самообман на самом деле. А не соблюдение границ других людей это что, кто угадает?

Из зала: Агрессия.

Сестра Павла: И насилия и агрессия, есть одно слово для этого.

Из зала: Терроризм.

Сестра Павла: Терроризм, есть еще одно.

Из зала: Давление.

Сестра Павла: Давление. Еще?

Из зала: Манипуляция.

Сестра Павла: Манипуляция.

Из зала: Провокация.

Сестра Павла: Провокация.

Из зала: Неуважение.

Сестра Павла: Отлично, вы молодцы! Всё это гордыня! (смех в зале)

Из зала: Так просто.

Сестра Павла: Так просто! Понимаете, в современном мире говорится так, когда не знаешь в чем дело, то дело в деньгах. А я вам вот как скажу, когда ищешь ответ и не знаешь точно в чем дело, то начинай с гордыни. «Вот не знаю, а в чем дело». – Начинайте с гордыни, точно какую-то часть сможете уловить, если начать с гордыни это тоже мощное чувство.

Вопрос: А можно вопрос по поводу гордыни?

Сестра Павла: Да-да.

Из зала: Гордыня это как бы не только противопоставление себя хорошему, но и вообще любое противопоставление?

Сестра Павла: Я не поняла.

Из зала: Гордыня – это когда человек считает себя лучше…?

Сестра Павла: Нет.

Вопрос: Или просто любое противопоставление?

Сестра Павла: Нет, «Я не могу, я не способна, я это не сделаю, может, кто-нибудь вместо меня это сделает?».

Вопрос: Это тоже гордыня?

Сестра Павла: Это гордыня, конечно!

Вопрос: Вы можете определить, что такое гордыня?

Сестра Павла: Давайте определять! Слушайте, а вы не знаете таких случаев, когда человек говорит: «Ты знаешь, никак не могу, никак не умею, не знаю, у меня трагедия, я такая тупая. Ты, пожалуйста, сделай вот это вот. – Ну ладно, раз ты так не можешь, у тебя конец света, я сделаю». Ты делаешь, смотришь через окошко, а она, там, на свидание пошла, потому что она не умеет делать потому, что у нее сейчас свидание. В другой день у нее не будет и свидания, она придет и скажет: «Что думаешь, что я дурра, что ли?» Не знаете таких случаев? Наблюдайте за собой и за другими! Есть такие случаи! «Я не умею, не могу» и всю жизнь «ничего не умею» – это что смирение?
Смирение – это истина о себе.

Я знаю, что я далеко не гений, но я знаю чтó я знаю и чтó я могу сделать. И когда вопрос касается того чтó я умею сделать профессионально, то будет очень большим смирением, когда тебе говорят, что ты ничего не понимаешь в этом деле, а ты встаешь и говоришь, нет, вы не правы, я очень хорошо в этом вопросе разбираюсь. Это смирение. Смирение – это истина о себе.

Вопрос: А что ж такое гордыня?

Сестра Павла: А что такое гордыня? Обман. Обман, который в чем заключается? Чтобы себя оставить в центре внимания. Это обман любого типа. Я поднимаюсь, надуваюсь, или я сдуваюсь. Понимаете, это обман любого типа, это обман, чтобы я осталась в центре внимания. Как мы говорим иногда: все равно как говорят обо мне, главное чтобы говорили.

Из зала: Жерва это тоже гордыня.

Из зала: Иногда бывает недооценка себя.

Из зала: Но иногда, когда человек свои силы низко оценивает, это не всегда гордыня.

Сестра Павла: А теперь слушайте серьезный секрет. В заниженной самооценке есть очень большая часть гордыни. Я не говорю, что низкая самооценка – это гордыня. Я так не говорю. Но!
в заниженной самооценке есть большая часть гордыни.

Наблюдайте за собой, это Библия говорит, не я. Там есть гордыня.

Вопрос: Может, это эгоизм, а гордыня это все-таки другое слово, нет?

Сестра Павла: Гордыня – это обман, который нас ведет к эгоцентризму. Наблюдайте, еще раз говорю, и можете создать собственное определение гордыни, потом поделимся, я всё запишу, что вы горите. И знаете, какой умной я в следующий раз окажусь. У меня всё будет записано. Значит так,
не сохранение своих границ – это самообман, не сохранение границ другого человека – это гордыня.

Общее понятие гордыни. Только не путайте с гордостью! Сейчас я бы хотела сказать следующее.
Соблюдать границы, формировать границы – это значит уходить от зависимости и уходить от созависимости,

это два таких важных момента. И теперь вы можете делать что хотите – или формировать границы, или может освобождаться от созависимости. Это одно и то же.
Нет освобождения от зависимости и созависимости без формирования границ.

Если действительно идет процесс освобождения, исцеления, то границы начинают формироваться. Так что с какой стороны хотите, с такой можете и начинать. И поскольку границы с созависимостью очень сильно связаны, я принесла с собой таких 12 пунктов на проверку созависимости. Я вам их продиктую.

Из зала: Пожалуйста.

Сестра Павла: Для чего? Для того, чтобы они помогли вам формировать границы. Как формировать границы? Подумаете о каждом из этих 12 пунктах и сделаете наоборот. Очень просто. Проверка на созависимость.

Вопрос: Что значит подумать и сделать наоборот?

Сестра Павла: Я сейчас всё объясню. Готовы? Один. Главное в моей жизни – это решение проблем значимой личности, независимо от того, сколько меня это стоит. Может быть много значимых личностей, только они по-другому значимы.

Из зала: «Мне» мы скажем, сколько мне это стоит.

Сестра Павла: Сколько меня стоит.

Из зала: Сколько это стоит для меня.

Сестра Павла: Хорошо, сколько это стоит для меня. Теперь понятно? Сейчас объясню.

Из зала: Сколько меня уходит на это.

Из зала: Да, мои возможности.

Из зала: Сколько я себя трачу.

Из зала: Сколько это стоит для меня, сколько я себя затрачиваю, конечно.

Из зала: Всё-всё, успокаивайтесь!

Сестра Павла: Напишите в скобочках «сколько меня это стоит» тоже, потому что это имеет несколько другой угол, немножечко другое значение, и в процессе, если начнете это делать, вы это поймет. Значит так, что делать, если хотим формировать границы? Надо понять, что кроме значимой личности в моей жизни есть еще я. Фраза кажется очень банальной, я согласна. Но она не такая уж очевидная, к сожалению.

Из зала: Сколько меня это стоит.

Сестра Павла: Я поэтому говорю. И в этой моей жизни есть еще я. И теперь я могу, конечно, помогать, я где-то должна помочь, но на цену надо внимательно посмотреть, потому что можешь привести весь мир к Богу, а свою душу нет. Кто об этом говорил? Иисус. И это действительно фраза против созависимости.

Два. Мое хорошее самочувствие зависит от принятия меня значимой личностью. Всё равно, что у меня в жизни, даже если всё отлично, прихожу с учебы или прихожу с работы, а там моя значимая личность смотрит на меня косо. И мне сразу плохо. Может быть, в такой ситуации поставить себе вопрос, что случилось у человека. А то мы до вопроса уже начинаем испытывать чувство вины. Какой вопрос себе задаем? Что же я сделала, что она или он так смотрит на меня? А может это совсем не ты. Сначала вопрос, трезвый вопрос. Я так иногда говорю, пользуйтесь мозгами! Очень полезный момент, пользуйтесь мозгами. Так, стоп, она косо смотрит, может, человеку вообще плохо, может у человека температура, может у человека вообще какие-то свои мысли. А может человек в чем-то действительно меня обвиняет. А может я действительно виновата? Значит в ответе за что-то, надо сначала поотвечать вот на эти вопросы и потом уже решение принимать.

Из зала: Хорошо, что день закончился, а не жизнь.

Сестра Павла: Это правда. Три. Охраняю значимую личность, чтобы не увидела последствий своего поведения. Это пример, так как с этим подготовительными курсами, например, и потом с вступительным экзаменом. Обманываю, чтобы она не столкнулась с действительностью этих последствий своих. Никогда не разрешаю говорить о ней плохо, никогда и никому. Формирование границ здесь можно начать, например, говорит кто-то плохо о значимой для меня личности, может не стоит сразу лезть в бой. Потому что у кого-то человека есть свое мнение по поводу данного человека и у меня есть свое мнение. Можно позволить человеку остаться при своем мнении. Можно защищать. Но сначала надо посмотреть, стóит или нет. Не всегда стóит, не всегда.

Четыре. Всяческими способами пробую склонить значимую личность, чтобы поступала по моим советам. Я знаю, как должно быть у человека и советую: «Слушай, вот так и так и всё будет хорошо. Но! Хорошо будет только, если всё сделаешь именно так, как я говорю». А потом что начинается? Страшное переживание, что не сделали так, как мы сказали. Страшнейшее мучение: «Как это так, я советовала, и не сделали!» В этом плане, что я советую? Уходим от советов. Каким образом? Если у человека возникает вопрос и человек задает мне этот вопрос, то я человеку отвечаю так, как мне кажется, сейчас что будет хорошо, советую, отвечаю.
Если человек не спрашивает, если человек не видит проблему, не понимает, не надо к человеку, извините, лезть. Не надо. Никаких хороших плодов не будет.

Я иду к человеку, нарушаю свои границы, его границы – и никаких хороших плодов.

Пять. Не обращаю внимания на собственные чувства и потребности, интересуют меня только чувства и потребности значимой личности. Это уже, извините, пожалуйста, но так напрямую и скажу – это уже труп. Это уже всё, но можно воскреснуть, не бойтесь! Если кто-то вообще не обращает внимание на собственные желания и потребности, а тут пришла такая и сказала «труп», то это еще не значит, что нельзя воскреснуть – можно воскреснуть!

Меня нет, есть другой человек. Что делаем в этом пункте, когда хотим сформировать границы?
Начинаю задавать себе вопрос: а чего я хочу?

И не бойтесь, что это будет эгоизм. Вы, таким образом, принимаете то место на земле, которое дал вам Бог, это не эгоизм, это правда о нашей жизни. Чего я хочу? В чем я нуждаюсь? Что я чувствую?

С таких вопросов надо начинать. Вообще с таких вопросов можно начинать первые шаги в формировании границ. Они помогут. Но не только с вопросов. Теперь будьте внимательны. На вопросы нужно что делать?

Из зала: Отвечать.

Сестра Павла: Отвечать! Очень вы мудрее все. Надо отвечать на вопросы. Поставите вопрос, оставите его без ответа, так будет еще несколько лет по кругу. Шесть.

Вопрос: А можно спросить?

Сестра Павла: Да

Вопрос: Скажите, пожалуйста, некоторые люди на место значимой личности ставит, допустим, личность Иисуса Христа в христианстве. Может быть, это такая вот неправильная позиция?

Сестра Павла: Очень неправильная позиция, потому что нельзя ставить Иисуса наравне с собой.

Вопрос: А потерять себя как это…?

Сестра Павла: К концу сегодня, я надеюсь, мы приедем к этому моменту.

Из зала: «Главное то, что Ты чувствуешь, главное, что Ты от меня хочешь…»

Из зала: Да-да, не иметь своих желаний, вот только то, что хочет Иисус. Вот «чай или кофе?», а Он молчит и я парализована.

Сестра Павла: Прекрасно! Слушайте меня! (смех в зале) сейчас с вами порядок сделаю. Значит, послушайте. Мы спрашиваем у Иисуса: «Чего Ты хочешь?» Итак, смотрите, сидишь в гостях, тебе предлагают чай или кофе, а ты про себя: «Иисус, какая Твоя воля?» (смех в зале) «Чтобы я пила чай или кофе?» А Иисус тебе с неба говорит: «Я тебе что, вкус не дал что ли? Возможность выбирать тебе не дал, что ли? Мозги тебе не дал, что ли?» (смех в зале) Так Он тебе и отвечает. А ты спрашиваешь: «Чай или кофе?» Что происходит дальше? Если мы не уходим из этого этапа, что происходит дальше? Дальше очень интересный момент – у нас начинается кризис веры, «Бог со мной не говорит, Он не отвечает на мои вопросы». Понимаете, у нас по жизни есть какие-то данные, есть у нас определенные таланты, способности, возможности, разного рода возможности, знакомства, финансы – всё это мы знаем. Есть у нас возможность, смотрим. Возможности в порядке? Если я иду по знакомству, но этим не врежу другим, ну так и говорю: «Господи, отдаю Тебе всё это, я твоя и я хочу быть Твоя, я иду вот по этому пути, я прошу Тебя, Ты меня направляй». И всё отдаете Ему. И Он вас поставит в определенные жизненные условия, через которые придется пройти. И всё. А так, понимаете, если делать вот так: «я не считаюсь, меня нет я не знаю, чего я хочу, моих желаний нет, есть только Бог», то с кем этот Бог, простите, будет говорить? Если меня нет, то с кем Он будет говорить? Как Святая Екатерина Сиенская, мне очень нравится, говорила с Иисусом. Это мистичка, она жила во второй половине XIV века. Она Ему говорила, первые слова Он ей являлся, она Ему говорила: «Господи, я хочу то, то и то», и почти каждое их общение с этих её слов начиналось. Интересно, да. Так что, если меня нет, я не слышу Иисуса и я не знаю, куда идти

Потом у меня кризис веры, потом у меня кризис любви, потом я ищу тысячу разного рода компенсаций, начинаю искать 125 духовных наставников, потому что я не знаю что делать. Понимаете, Бог создал меня, это факт. Поставил меня на этой земле – это тоже факт. Наделил меня определенной физиологией, анатомией, психикой, духом – это тоже факт. А я Ему говорю, что меня нет, есть только Ты и всё. Нет, это не то! Да, мы можем идти на самопожертвование, мы можем говорить Ему, что «Господи, сделаю всё, о чем Ты мне скажешь», но это сделаю я, а не какая-то виртуальная личность, понимаете. Значит, я могу говорить: «Господи, я хочу чай сейчас, но если Ты говоришь, что лучше кофе, я выпью кофе», понимаете. И не будет таких страшнейших кризисов веры, не будет. Посмотрите, как Иисус общался с апостолами, читайте, например, Евангелие от Луки от начала до конца, как Иисус общается с апостолами. Все апостолы, даже Иуда – они есть, все апостолы есть!

Еще как они идут, хватит на одно Петра посмотреть. Прекрасно, что этот Петр был такой личностью, иначе по-другому терялись.

И теперь еще, по вопросу значимой личности. Сейчас мы говорим о созависимости. Если есть созависимость в отношениях с Иисусом, то это не христианство, это какая-то языческая вера, не знаю какая, но это не христианство.

Сестра Павла: Шесть. Сделаю всё, только чтобы значимая личность меня не бросила. Я вам здесь в рамках психотерапии советую прослушать песни Аллы Пугачевой (смех в зале).

Вопрос: Все подряд?

Сестра Павла: Кто сколько выдержит (хохот).

Из зала: Я не смогу.

Сестра Павла: Кто сколько выдержит. Почитайте все 12 пунктов и послушайте песни. Очень интересные моменты.

Дальше семь. Сделаю всё, чтобы только значимая личность не гневалась. Я вообще могу исчезнуть, только чтобы там было хорошо. Сделаю всё, чтобы только значимая личность не гневалась. А если я ребенок и для меня значимая личность мама, а мама постоянно мне говорит: если бы не ты, я бы то, то, то и то. Что приходится ребенку – только отравится.

Восемь. Во всем что не получается в отношениях виню только себя. Во всем виню только себя.

Будет сейчас мой любимый пункт. Девятый. Намного лучше чувствую себя в бурных драматических, а даже трагических отношениях, чем в нормальных уравновешенных. Это же неинтересно, такая знаете обычная жизнь. Ну что ж такое обычная жизнь? Это же скука невыносимая. А вот так вот надо – как на качелях!

Десять. Обычно чувствую себя использованной.

Одиннадцать. Притворяюсь, что всё в порядке и вообще никаких проблем, всё хорошо.

Двенадцать. Нет более важного дела, чем борьба за удержание значимой личности.

Вопрос: Это не то же самое, «сделаю всё, чтобы не бросила меня эта личность?»

Сестра Павла: Немножко другой план. И теперь маленькая библейская подсказочка, которая поможет формировать границы. Значит, библейская последовательность:
попробуйте в жизни поставить на первое место Бога, на втором месте муж и жена, значит, я и супруг-супруга, на третьем месте – дети, на четвертом – родители.

Вот это библейская последовательность. И если её соблюдать, соблюдены будут все границы, и никого не раните ими. А если раните, то раны нам тоже нужны для развития. Нам всем, потому что если я ранила кого-то, то этот кто-то выходит из проблем, и я тоже выхожу из этого вопроса. Вот эта последовательность, она помогает установить правильные границы. Куда деть работу?

Из зала: И себя.

Сестра Павла: А где мы? На втором месте находится мы и супруг, супруга. Потом дети, потом родители, потом всё остальное по мере предпочтения.

И теперь то, что я обещала насчет самопожертвования, а то некоторые уже не могут. Значит, для тех, кто хочет приносить себя в жертву, а в жертву христиане вообще, между прочим, должны себя приносить.

Из зала: Да, это суть христианства.

Сестра Павла: Что хочу сказать. Пока учитесь формировать границы, не приносите себя в жертву, это не тот период. Это так как, знаете, от десятилетнего ребенок потребовать, чтобы он был директором банка, и чтобы там всё шло хорошо. Значит, на этом этапе не надо себя приносить в жертву. Но! Я, может быть, и не хочу себя в жертву приносить, и это формирование границ растягиваю, растягиваю, уже давно понятно как что, а я всё еще что-то формирую, у меня всё какой-то косметический ремонт. Уже основной сделан, а вот косметический тянется и тянется. Я вот это сделаю, но только вот там еще надо что-то. «Господи, мы пойдем за Тобой, только…»

Из зала: …дай похоронить отца.

Сестра Павла: «Только похороним отца, Господи, пойдем за Тобой, только…», как было еще?

Из зала: Попробуем волов.

Вопрос: Да-да, и еще?

Из зала: Поле, волы и семья.

Сестра Павла: Да, всё есть, хорошо. Так вот когда границы сформированы – вперед, на самопожертвование, потому что когда сформированы границы, то это действительно будет самоотдача. А пока границы не сформированы это будет какая-то компенсация или удовлетворение не поймешь чего. Не получилось у неё с мужем, то она пошла, помогать кому-то, понимаете, как бывает. И вот уже завершая всё, хочу вам прочесть о границах Екатерины Сиенской. Она писала своей матери. Мать сетовала на то, что она пошла в монастырь, не то, что сетовала, жить ей не давала. «Всё это происходит с Вами…» Она обращается к матери своей: «…потому что Вы больше любите ту часть, которую взяла от Вас чем то, что я взяла от Бога, т.е. плоть Вашу, которой Вы меня облекли». И дальше: «Страстно я желала видеть Вас истиной матерью не только тела, но и души моей». И дальше: «Теперь, когда милостью Божьей я достигла взрослого возраста и большего разумения, знайте, что некоторые решения мои столь непреклонны, что легче разжалобить камень, чем вырвать их из моего сердца. Я должна повиноваться более Богу, нежели человеку». Вот и всё. Мать очень страдала её, да, из-за того, что она ушла, очень страдала. Но она ей четко написала: «Вам больше нравится то, что во мне похоже на Вас». И смотрите, мы говорим о достижениях психологии XX века – это, пожалуйста, вам, середина XIV века. О границах это всё.

Сестра Павла: Ладно, на сегодня будем заканчивать. Спасибо вам большое!

Из зала: Спасибо Вам!

***

Какая литература может нам помочь в формировании границ?

Захаров о неврозах, любая книжка о детских неврозах.

Гиппенрейтер, профессор МГУ «Общаться с ребенком как»,

Отец Евмений «Здравствуй малыш: аномалии родительской любви»

«Выбираем любовь» – книга про созависимость, авторов не помню

«Освобождение от созависимости», это перевод,

Генри Клауд, Джон Таунсенд «Барьеры»

«Надежные люди»

«Дети: границы-границы»

«Фактор матери»

«Границы в браке»

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web