Авторитарная и не авторитарная духовность

Вторник, 15 октября 2013 17:30

Психологический центр АЛАНОН, 25.02.2005

 

Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

Часть 1

Часть 2

 

Сестра Павла: Сегодняшняя наша тема называется «Авторитарная и неавторитарная духовность». И это на самом деле продолжение прошлой темы. Кто был в прошлый раз, там были «Образы Бога», мы говорили о том, что если человек воспитывается в дисфункциональной семье… Это понятное понятие, да?

Из зла: Да.

Сестра Павла: Хорошо. То из-за этого у него возникают разные негативные образы Бога или прямо демонические образы Бога. И такой человек, вступая в общение с Богом, в начале молитв чувствует как бы Бога, чувствует молитву, а потом у человека такое впечатление, что Бог его не слышит, или такое впечатление, что Бог молчит. И человек начинает беспокоиться. Но все по порядку. Почему так получается – как ответить на этот вопрос? В общем, я сегодня хочу показать такую дорогу, как можно преодолеть вот эти негативные образы Бога, и хочу показать еще один шаг дальше – как приблизиться к Богу. В общем, как с Ним общаться, чтобы Его слышать? Аж на такие вещи замахнулась, извиняюсь за выражение, но надеюсь, кое-что получится. Надеюсь, потому что в основном буду говорить по собственному опыту. Знаете, кто-то сказал, что если хоть у одного человека на свете получилось, значит это возможно (смеется). И еще сразу же хочу так немножко приоткрыться: всё то, о чем буду говорить сегодня, я сама лично точно знаю. В общем, я точно знаю, о чем буду говорить. Хорошо, значит так.

Благодаря нашему семейному наследию… Семейное наследие это имеется в виду не только мама и папа, это имеются в виду еще дедушка, бабушка – с одной стороны, с другой – это имеется в виду еще прадедушки и прабабушки. Это может быть много поколений, потому что, понимаете, все проблемы возникают на протяжении иногда жизни одного поколения, а иногда на протяжении жизни нескольких поколений. Просто так из воздуха проблемы не берутся. И в такой дисфункциональной семье мы учимся определенным образом слушать и слышать то, что нам подходит, не подходит, там начинают работать разного рода защитные механизмы, чтобы выжить они, конечно, нужны. Мы учимся как воспринимать авторитет, как воспринимать мир, как воспринимать действительность, в общем, как воспринимать всех тех, с кем мы встречаемся и всё то, что встречаем. Учимся определенному стилю, определенному образу жизни, учимся еще общению. И здесь главный момент: когда растем в дисфункциональной семье, мы вот этому всему учимся, и мы знаем, что именно так надо, а не иначе. Вот, например, взять вас в вашем возрасте в восемь, десять лет, в двенадцать лет и вам бы в это время сказали: «Слушай, а ты знаешь, а мама тебе говорит неправильно, а надо вообще по-другому, твоя мама неправа». Что мы сделаем? Будем драться, кричать, топать ногами и говорить, что мама права, мама самая умная, самая красивая, самая интеллигентная, и так далее. Может в двенадцать лет уже нет, но в восемь еще, в десять лет, скорее всего, так. И поскольку родителей, таким образом, воспринимаем, поэтому, конечно, всё то, чему они нас учат, для нас правильное. А откуда ребенку, например, знать, что мама или папа в зависимости или в созависимости. Ребенок иногда замечает что-то, иногда что-то чувствует, но определить точно этого не может. А поскольку взрослый для него все равно гигант, поэтому, конечно, так как родители сказали  всё правильно, и другого мира не существует. И я расту, развиваюсь, и в какой-то момент, скорее всего, из-за каких-то семейных обстоятельств или супружеской жизни, какие-то обстоятельства, я прихожу к выводу, что что-то не то, что-то здесь не работает. Еще не знаю в чем дело, но что-то не работает. На это время у меня уже выработалась определенная жизненная позиция. Это может быть ответ на воспитание. Это может быть, например, бунт или, например, своеволие. Это может быть, например, истерика, претензии какие-то, страхи, пустота внутренняя, или замкнутость, или забитость, по-разному человек входит в этот взрослый мир.

Если эти внутренние позиции не осмыслены, то мы, общаясь, живя, работая спонтанно, именно эти позиции проявляем, и тогда на основании этих позиций мы строим наш мир. Ну, например, у меня, допустим, претензии какие-то к миру, к родителям, к Богу, в общем, ко всем на свете, к космосу, в конце концов, к президенту, и так далее. У меня какие-то претензии. Если я встречаю человека, который удовлетворяет мои претензии, как я начинаю думать: «О, мой человек». Или, например, я живу в замкнутости и вдруг встречаю человека, который меня не дергает – как я начинаю думать? «О, мой человек, вот с этим человеком буду». Понимаете, я из семьи выношу определенную позицию, живу, развиваю эту позицию или просто живу на ее основании, она где-то там, в фундаменте мой личности. И потом, когда встречаю другого человека (муж, жена будущие), когда встречаю человека, если поведение человека, слова человека каким-то образом отвечают на вот эту мою внутреннюю позицию, я начинаю думать: «Всё, свои». Девушка, у которой папа алкоголик, когда будет себя безопасно чувствовать? Когда встретит парня алкоголика, который также будет издеваться над ней, как её отец над матерью, потому что она это знает. Потом дальше, в другой обстановке она не будет себя чувствовать хорошо. Как будет себя чувствовать, если её будут нормально принимать? Оно будет чувствовать какую-то опасность: здесь какой-то подвох, надо держаться начеку, потому что неизвестно, что будет. Если, например, в семье нас воспитывали волнами такими, то любят – то не любят, то принимают – то не принимают, в нормальных спокойных отношениях мы будем себя очень плохо чувствовать, нам нужны будут бурные трагические отношения. Вот пошли трагические отношения: один день он со мной, в другой день он меня бросает, в третий день он извиняется, возвращается, вот тогда мне хорошо. Спокойно, ровно просто меня любят – не хорошо. (Люди в зале согласно кивают) Спасибо за обратную связь (смеется). Получается так, встречаю того, что у меня там где-то глубоко заложено, мне дискомфортно, мне плохо, я чувствую опасность. Потом начинаю жить с этим человеком, и что оказывается? Как мы говорим – «вылитый отец». Я думала, создам наконец-то счастливую семью, в которой я, муж и дети, все мы будем счастливы, а тут вот что оказывается! Значит, для начала надо было бы разобраться нам с вот этими нашими внутренними позициями. Поскольку мы спонтанно входим в отношения, то сначала надо сделать порядок во внутренних позициях, потому что, если там беспорядок, то спонтанно мы только можем влипнуть, извиняюсь за выражение, но то так. Спонтанно мы только можем влипнуть. Пока у нас внутренняя позиция – то бунт, то радикализм, то консерватизм, то страх, то своеволие, то забитость – мы можем только влипнуть. Нормальных, полноценных отношений не создадим. Там пойдет или зависимость или созависимость.

И теперь хочу вам сказать очень важную такую вещь. Человек так, как общается с людьми также и молится. Мы молимся каким образом? Мы молимся тоже спонтанно: «Ой, плохо, Господи, помоги». И каким образом мы думаем тогда о Боге? – Вот это Он должен сделать, тут это всё должно сработать, и начинаем с Ним разговаривать. Посмотрите внимательно, сделайте когда-нибудь эксперимент следующий. Когда что-то начинает происходить, когда начинаете молиться спонтанно, прямо молитва как бы изнутри вырывается, начинаете молиться спонтанно, посмотрите внимательно, не так ли вы уговаривали своих родителей, маму или папу, или не так ли вы говорите со своим мужем, чтобы был благосклонен. Посмотрите на молитву, это очень интересный момент может быть. И, значит, молюсь таким образом, Бог сначала говорит со мной на моем языке. Значит, на такого рода молитву Он мне отвечает. Но Бог всегда хочет полноценного человека и в какой-то момент, если мы продолжаем такого рода с Ним общение, Он замолкает. Знаете, так как учитель, который спокойный, терпеливый, умный учитель, ученик отвечает, в какой-то момент, когда отвечает неправильно такой учитель что делает? Замолкает, перестает говорить и смотрит. Для чего? Для того, чтобы в ученике зародились сомнения – так ли это? Правильно ли это? И мы начинаем метаться, вроде молилась, всё было хорошо, теперь Его нет, Он меня не слышит, не выслушивает, я не понимаю в чем дело. Думаю, ага, значит так, в церкви говорили, уж все равно в какой церкви, в церкви говорили надо вот это делать, вот это и вот это. Я этого всего не делаю, значит, Бог молчит. Ага, хорошо, давайте теперь буду выполнять всё ровно то, о чем говорили. Начинаем выполнять, а Он молчит всё равно. В чем дело? Уже все заповеди четко выполняю, все правила четко выполняю, все каноны абсолютно точно: и в юбке длинной хожу, и в платке хожу, смотрите на меня, я ж так хожу, видите, значит всё, что нужно делаю. Молчит, не хочет со мной говорить, не отвечает на мои просьбы, никакой обратной реакции. Почему? Почему так получается? В Евангелии от Матфея есть такие слова в 9-й главе «Милосердия хочу, а не жертвы» («милости хочу, а не жертвы», Мф., 9:12). По-другому еще можно было бы сказать, знаете как: «Встречи хочу с Тобой, встречи, не нужны мне все эти правила, которые ты соблюдаешь, я хочу с тобой встречаться». Один мой знакомый иезуит так здорово сказал, мне понравилось: «Бог к нам всегда с поэзией, а мы к Нему с математикой».

Бог создал человека для счастья и свободы, не для насилия. Когда мы начинаем аскетический образ жизни, мы себя насилуем, мы стремимся к святости, стремимся к совершенству, и на самом деле получается так, что нас-то нет, а есть только наша святость, наше совершенство, наше выполнение чего-то. Получается, на первом месте у нас стоит не человек, не мы, только какие-то вещи, которые надо постичь. И вот это я бы очень каким-то образом хотела вам передать так, чтобы вы точно помнили. Как говорил мой математик: объясняй, объясняй, пока сам не поймешь. Насилуем себя вот этой авторитарной духовностью: надо так! Так молиться, при молитве позиция должна быть вот такой, одежда вот такая, по-другому Бог не слышит. Когда Он меня создавал, какая там позиция, и какая одежда, да? Как мы там, в чреве у матери, или как мы родились морщинистые такие некрасивые все, да. Я извиняюсь, конечно, каждая мама думает, что её ребенок самый чудесный, да. Но если объективно посмотреть на младенца, который только что родился, то вы и меня извините (смеется)… И если Бог разрешил нам родиться, то Он нас именно такими и принял. А потом мы начинаем философствовать, на самом деле очень хочется сказать выпендриваться начинаем: «молиться надо так, а размышлять надо так, а созерцать надо как, а книжки надо читать такие, по-другому Он не слышит». Понимаете, мы, таким образом, обижаем очень серьезно Бога, очень серьезно Его обижаем, потому что получается, Он какой-то полоумный и если мы ему нечетко объясним, то Он не поймет.

Возвращаясь к вопросу вот этой авторитарной духовности. Высокие идеалы. Вот планку уже так поставили, а потом обломались, и начинается опять отчаяние, опять начинается беда. Совершено несоизмеримые идеалы с возможностями и начинаются роли, маски, игра, и уже в той каше вообще не можешь разобраться.

Потом следующий момент, конечно, начинаем вытеснять наше настоящее «я». А как? Мы же стремимся к совершенству, а тут где-то у нас что-то зачесалось, я извиняюсь, конечно, за такие выражения, пришли какие-то сексуальные искушения. Э-э-э, такие страсти, во мне? Это же недопустимо, как это так, страшные вещи, Боже мой, надо от этого избавляться. Сижу и читаю с утра до вечера молитвы на четках, а искушения как были, так и есть, не уходят и еще сильнее. Вот тебе раз! И что теперь? (Видит реакцию слушателей) Хорошо, спасибо, знаете, в чем дело. Начинаю вытеснять, начинаю себя обманывать, каким образом? Ну, это не сексуальное искушение, нет-нет-нет, это просто я не выспалась, просто я переутомилась, это я переработала. Вечный трудоголик такой, вечно все должно быть сделано. Нет, это не то, а может быть я просто не поела, есть хочется, организм так четко говорит, что не есть! Но мы его уговариваем, да есть-есть-есть. Так как иногда бывают такие формы старческого маразма, когда человек кушает и через пять минут говорит: «Ой, я не кушала еще сегодня, давай следующий раз и следующий раз». «Мама, ты уже ела, пять минут назад, ты не голодная. – Нет, я голодная, голодная». И здесь тоже начинаем вытеснять. Ненависть какая-то поднимается, гнев какой-то поднимается. Нет, это не гнев, это никакой не гнев, это просто там, на улице, толкнули меня и, в общем, так получилось, я немножко рассердилась, но на самом деле всё в порядке. Т.о. можно много лет жить на этой земле и даже не знать, что мы больные.

Потом следующий момент вот в этой авторитарной духовности. Мы рассчитываем только на собственные силы. Надо же сделать себя красивой, хорошей, совершенной и только потом идем к Богу, только потом к Нему обратимся, только потом начнем с Ним разговаривать.

Следующий момент, тут получается, что мы работаем на Бога, в такой авторитарной духовности мы работаем на Бога, не с Ним, а только на Него. И есть еще один такой момент: рассчитывая только на собственные силы, мы уверены, что нас меняют наши усилия. Знаете, как получается, старались – старались, год, два, десять, пятнадцать, а потом всё сыпется из рук. Получается, дом не построен, вернее, дом построен на песке. Помните из Евангелия, пришла буря, всё рассыпалось.

Противоположностью вот этой авторитарной духовности является неавторитарная духовность, и сначала посмотрим на библейские примеры. Кстати, я сегодня вам домашнее задание, представьте себе, и с сегодняшнего дня буду каждый раз давать. Проверит нас Иисус Христос, когда мы с Ним там встретимся. Я не буду проверять, вы что, я люблю только задавать, это ж потом надо работать, всё проверить (смеется).

Неавторитарная духовность. Начнем с библейских примеров. Во-первых, в неавторитарной духовности человек – это не перфекицонист. Это слово понятное? Хорошо. Не перфекционист и это не безошибочная личность. Мы в нашей жизни обычно к чему стремимся? – К безошибочности, к перфекционизму, к идеалу, к совершенству. А библейские примеры людей – это совсем обычные люди. И теперь посмотрим. Авраам – отец нашей веры, когда пришел в Египет, помните что сделал? Жену свою дал фараону, чтоб его не убили. Молодец, не убили. Моисей – убийца. Сейчас я вам про Библию тут как нарассказываю, вы её больше в руки не возьмете (все смеются).

Из зала: Мы её любим.

Сестра Павла: Хорошо. Царь Давид – сколько жен. А Бадшеба. А потом эти все беспорядки в семье, которые начали твориться. Это Ветхий Завет.

Новый Завет. Иисус. Кого Он выбрал себя на апостолов? Рыбаков. Не пришел в фарисейский университет и не сказал: «Мне, пожалуйста, двенадцать отличников». Пошел на море, это такое очень большое озеро, пошел на Галилейское море и говорит, вот ты иди за мной, и представляете, как получилось, Он даже не ждал, что они начнут за Ним идти, Он только посмотрел и сказал: «Иди за мной», и пошел дальше, а ты вот делай что хочешь, иди – не иди, «если хочешь, иди за Мной». И таким образом звал своих апостолов. Все они люди, которые прошли через бездну греха или через бездну собственной беспомощности. Они все поняли, что значит быть на дне и что там, на дне, их «я» находится. Вот все они это поняли, они всё это пережили, через это всё они прошли, вот таких людей выбирал Иисус. Выбрал тоже Павла апостола, примерный образцовый фарисей. Он потом как уделал его, извините меня за выражение, как уделал его, так стал обычным простым, мягким человеком, да.

Значит, к Богу, на самом деле, мы приходим не через аскетический образ жизни. На самом деле к Богу приходим через момент истины. А какой это момент истины в нашей жизни? «Боже, я не знаю, что делать, я беспомощная, я в тупике». Вспомните Блудного Сына. Это 15-я глава Евангелия от Луки. Если хотите, почитайте внимательно. Пока были денежки – всё нормально, всё хорошо, есть женщины, гуляем, и так далее. Деньги закончились, пошел пасти свиней. Это образ, некоторый образ. Просто для еврея пасти свиней – это самое унизительное занятие. Значит, Иисус хотел сказать, что ниже опуститься уже не мог, вот в этом дело. И вот там сел и начал думать. Мы иногда задаем вопрос себе, почему столько страданий? Почему мы столько страдаем? Понимаете, страдание – это спасение. Как Богу с нами говорить? Он нам говорит, просто мы не слышим. Только когда нас уже припрет, извиняюсь, то тогда мы действительно начинаем шевелить мозгами и начинаем копаться и что-то делать. Но только в таком случае, когда уже совсем безвыходное положение. Вот этот момент истины.

Смотрит Блудный Сын – вокруг свиньи, он один, есть нечего, денег нет, начинает думать. Почему Блудный Сын встречается с Богом? Почему злодей, который висит на кресте и говорит Иисусу «вспомни обо мне», слышит слова: «еще сегодня будешь со Мною в раю». Почему? Потому что, посмотрите, эти люди не одевали никаких масок уже в этот момент, и они не начинали с аскетических упражнений. Эти люди просто встали перед Богом такими, какие они были на самом дне своей личности. И вот тут они Его встретили. А знаете почему? Иисус родился в Вифлееме, не Иерусалиме, не в столице. Это провинция, провинциальный городочек, даже селение. Иисус родился в сарае, не в дворце. И именно в этой части сердца человека Он хочет рождаться, и только там мы можем его встретить. А пока мы великие, пока мы совершенные не получится встреча, потому что там будет только гордыня, которая на самом деле не слушает Его, а готова Ему подсказать, как вообще править этим миром. И вот здесь начинается встреча, здесь начинается наш разговор с Богом.

Что я хочу сказать вам, что именно там, где мы не знаем что делать, именно там, где нам кажется, что мы самые ужасные, самые некрасивые – именно там находится Бог. Знаете что я даже посмею сказать. Не надо молиться, надо просто стоять перед Ним вот в таком вот виде. Может вам поможет вот этот образ ребенка, который только что родился, вот-вот родился, только сейчас. Он еще не мытый, вот такой вот ребенок. В таком виде стоять перед Богом. Можете почитать Второе Послание Святого Апостола Павла к Коринфянам, 12-я глава, он там говорит, что сила приходит через слабость, через немощь. Здесь просто стоим перед Ним уже такие, какие есть. И такие, какие есть, начинаем Ему говорить, «ну что ж, Господи, вот так». Это может быть момент греха, это может быть момент каких-то искушений, это может быть момент, когда до нас начинает доходить, что мы жизнь проиграли. Вот и вот в этом момент не надо бежать куда-то, чтобы что-то найти. В этот момент не надо искать чего-то, что заглушит вот эту истину, этот момент истины. Просто стоять такими, какие есть сейчас. И тут услышите Его голос, и Он начнет с вами говорить на Своем языке. И это очень важно, потому что Его язык нас исцеляет. Вот до тех пор, пока Он общается с нами на нашем языке еще нельзя говорить об исцелении. А когда Он говорит с нами на Своем языке – это уже начало исцеления, и потихонечку оно будет совершаться.

Если мы будем делать шум от каких-то наших молитв, «еще и эту молитву прочитаю, еще и эту, и эту, и такой акафист, и такое правило, и еще вот эту молитву, и еще на четках, и еще Иисусову», может поможет. Не поможет. Пока не будет вот этого момента истины, не поможет никакая молитва, даже «Отче наш», которой научил Иисус. А потом, когда будет этот момент истины, когда наступит встреча, читайте что угодно и молитесь как угодно – стоя на голове, на ногах, на коленях на руках, как хотите, лежа вот так. И встреча будет происходить, И вы будет слышать в ваших душах, что Он говорит. Но это еще не всё, что я сегодня хочу сказать (смеется). Так что вы еще держитесь немножко. Потому что будет еще один момент круче, чем до сих пор.

Я извиняюсь за все такие выражения, но я думаю, если такие выражения, то иногда быстрее запоминаешь.

Из зала: Да.

Сестра Павла: Не знаю, что вы мне скажете, или не хотите слушать такого языка?

Из зала: Хотим! Нормально!

Сестра Павла: Идет? Если режет слух, то я, конечно, могу выражаться по-другому, и другие выражения я тоже знаю на русском языке (смеется). Хорошо. И дальше. Там будет начинаться молитва, там начнем Его чувствовать. Да, кстати, если будем думать только в какой церкви и у какого батюшки заказать «за здравие» тоже не сработает, даже если батюшка будет самым святым в мире человеком. Не сработает почему? Потому что Бог хочет встречи с нами. Скажите, вот если вы любите кого-то и этот кто-то вам говорит, «у меня нет времени с тобой встречаться, но ты знаешь, я тебе сделала подарочек», и дает тебе этот подарочек, что хочется сделать? Уж послать так, что… И Он хочет с нами встречаться. Как Библия говорит нам: «Бог есть любовь». А в чем заключается любовь? Во встрече, прежде всего, вот на этом глубинном уровне. Там где мы – это действительно мы. Значит, если мы читаем молитвы для того, чтобы что-то поменялось, чтобы что-то ушло, пришло, чтобы закончились проблемы – сейчас слушайте меня внимательно, больше никто вам того не скажет (смеется) – чтобы что-то поменялось, ушло, пришло, чтобы мы вышли замуж, чтоб женились, чтобы наши дети вышли замуж хорошо или женились, мы никогда не встретим Бога, и всегда у нас будет ощущение, что Он нас не слышит. Следовательно, будет ощущение, что Его нет, «а на самом деле-то коммунисты были правы, нет, опиум для народа, и я как дура тут сижу, молюсь и ничего». И Бог останется страшным, а молитва и заповеди станут тяжестью.

Почему у нас не получается выйти из проблем, почему получается вот это молчание Бога, о чем в конце концов, молиться? И если не молиться о вопросах, проблемах, сомнениях, о чем тогда молиться? За здравие, и за упокой? Смотрите, решаем какие-то вопросы, идем по первому кругу, по второму кругу. Если говорим по программе, проходим один раз «12 шагов», второй раз, десятый раз, и еще надо как минимум тридцать пять, потому что нечего не сдвинулись. И почему же это так? Потому что мы хотим быть свободными от проблем. Да, конечно, мы хотим быть сильными, мы хотим быть на уровне, хотим быть красивыми, хотим быть лучших других, образованными, ну, и так далее. Хотим, чтобы наконец-то мы были свободны от зависимости, от созависимости любого рода. Вот наконец-то полноценный человек. И теперь обратите внимание, к чему мы стремимся. Мы не стремимся к встрече с нами самими, мы стремимся к постижению определенных вещей или явлений в нашей жизни. А Бог всегда говорит о человеке. А поскольку мы этого хотим или нет, Он является нашим Создателем, то если мы здесь расходимся с Ним, не состыкуемся, конечно, будем несчастными. Сколько бы лет ни проходить психотерапию и сколько быть лет не быть в программе, потому что мы стремимся не к тому, чтобы быть, а к тому, чтобы иметь святое спокойство наконец-то, свободу от проблем. И мы не есть. Да, мы решаем какие-то вопросы, мы решаем какие-то проблемы. Но на самом деле мы не есть.

Я тут на этой неделе я с одной женщиной говорила, она мне рассказывает: и такой мужчина есть, и такой есть, и такой, и вот не знаю, кого выбрать, что делать? И я говорю, чего вы хотите на самом деле? Вот на самом деле. Хотите, чтобы вы нравились, хотите, чтобы за вами ухаживали, или вы хотите найти своего человека, или вы хотите роман. Она задумалась, говорит, я подумаю. Вечером звонит и говорит, знаете что, вы, наверное, меня спасли этим вот вопросом: «чего же вы хотите?». Я вот задумалась: чего же я хочу? Так что дело в том, чтобы быть собой, а не дело в том, чтобы что-то постичь. Помните эту песенку, вы, конечно, её знаете, ой, сейчас:

 

Король с войны возвратился домой.

Войну проиграл, полноги потерял,

Но рад был до слёз, что остался живой!

 

Вот в чем дело. А мы хотим, как: и с двумя ногами, и еще с добычей, конечно, выиграть войну.

 

Войну проиграл, полноги потерял,

Но рад был до слёз, что остался живой!

 

И, значит, если у нас такая позиция, то получается, что мы вещи ставим выше, чем человека, чем себя в этом случае. Контакта с Богом здесь не произойдет, даже если эти вещи будут ценностями, потому что в контакте с Богом важен кто? Бог и ты, не то, к чему ты стремишься. Почему не получается? Вроде дорога хорошая, если стремится к ценностям, если стремится к избавлению от проблем, вроде как дорога хорошая, а почему не получается? Потому что понимаете, если я не есть, а только я стремлюсь к чему-то, то получается, что со временем люди, с которыми я хотела новую жизнь строить, становятся вещами, и я для них тоже являюсь вещь. И все будет хорошо, интеллигентно, культурно, правильно, может быть, на поверхности. А открытия, тепла, любви не будет в такой ситуации. Тут хочется сказать то, что мы всегда говорим «хотели, как лучше…», конечно, всегда как лучше хотели.

И если мы начинаем потихонечку быть, то тогда начинаем чувствовать, как быстро Бог нас исцеляет, очень быстро Он нас исцеляет. Только знаете, мы очень боимся быть. Очень боимся спуститься на самое дно, очень боимся войти в кладовку нашей жизни. А как мы исповедуем в Символе Веры? «Сошел в ад, в третий день воскрес из мертвых». И каждая настоящая религия она ведет по духовному пути именно, а не авторитарному пути. Сначала спускаемся в наш ад вместе с Богом и потом поднимаемся. «Сошел в ад и в третий день воскрес из мертвых, взошел на небеса». Вот это – Его путь и наш путь, путь Иисуса и наш путь. Почему я так много говорю об этом, очень много говорю об Иисусе? Потому что я уже сегодня сказала  мы являемся созданием Бога. И если вот в этом плане, самом фундаментальным, мы с Ним не состыкуемся, мы можем на культурном уровне, на интеллектуальном уровне мы можем быть, действительно, очень высоко. Но дом будет всё равно построен на песке. Есть такие вопросы, на которые без Бога невозможно ответить. На многие вопросы мы можем ответить, действительно, благодаря нашему разуму, и это правда. И этим тоже нельзя пренебрегать, потому что разум он нам дан для того, чтобы он работал. Но разума не хватит, человеку нужна благодать.

Еще один образ такой. Бог ждет встречи, не подвига: «милосердия хочу, не жертвы». Воспринимайте по Евангелию встречу Иисуса с Лазарем, Марфой и Марией в Вифании перед Его мучением. Там был такой момент, когда Мария вылила драгоценное масло и помазала Его. Иуда Искариот говорит, кошмар, это масло можно было использовать ради бедных, ради нищих, можно было его продать, и можно было его использовать, понимаете. Собрались самые близкие люди, собрались друзья. Все чувствуют, что скоро случится что-то страшное, и Мария выливает масло как символ того, что она понимает, в чем дело. Иуда Искариот правильный человек, «кошмар, где экономия, где мозги». В такой момент, когда надо быть, человек переносится на уровень вещей и встреча не наступает, конечно. И потом мы уже видим, что встреча не наступает, потому что Иуда пришел к самоубийству. Уровень вещей. Значит, можно сказать так. Бог приходит тогда, когда открываешь Ему свой ад. Не свой рай, когда открываешь Ему свой ад. Друг появляется тогда, когда говоришь правду о себе. Не тогда, когда ищешь судорожно друга потому, что тебе нужен другой человек, тогда обычно это закончится неудачей. А вот когда открываешь правду о себе... Новая жизнь начинается тогда, когда перестаешь бежать, всё равно бежать «от» или бежать «к». Перестаешь бежать – вот там настает новая жизнь.

Из зала: Ещё раз повторите последнюю фразу.

Сестра Павла: Новая жизнь начинается там, где перестаешь бежать, бежать «к» или бежать «от». Когда перестаешь бежать. И такой последний момент. Бог справится со всеми вопросами, Он в состоянии справиться со всеми вопросами, только дело в том, чтоб мы позволили это сделать Ему. А то мы иногда, знаете, как с этим евреем: просит Бога и просит, чтобы выиграл миллион в лотерею. И просит и просит, знаете да, и просит и просит. Бог говорит: слушай, купи ты наконец-то этот бланк и заполни его, дай Мне шанс! (смех в зале) И вот с нами тоже так бывает.

Из всего этого, что я тут наговорила, я очень хотела бы… Уж не знаю, чего вы хотите, но я вам скажу, чего я хочу. Чтобы вы попробовали поразмышлять вот над этим моментом, что не дела, не вопросы, не проблемы, а я, вот я как я. Это не значит, что мы бросаем теперь все наши вопросы и всё это отдаем Богу, пусть он теперь решает, будто у нас нет собственной головы. Нет, не в этом дело. Дело только в том, чтобы всё поставить по порядку. Вот я, а потом дела. Так как с Иисусом, тоже есть рассказ такой у Антонио де Мело. Я, наверное, это здесь рассказывала, не помню, но если повторюсь, то ничего. Идет Иисус по улице, тут молодежь его встречает и говорит, пошли там футбол, пошли с нами. Иисус говорит, хорошо, а кто играет? Католики с протестантами? Знаете?

Из зала: Нет.

Сестра Павла: «А, ну, хорошо», Иисус говорит. Футбол начинается, католики забивают гол, Иисус кричит «Ура!», католики говорят «Ммм…» Протестанты забивают гол, Иисус кричит «Ура!» Что с ним? «Иисус, слушай Ты за кого? – Я? За человека». Вот так. Так что это очень важный момент. Не дело в том, чтобы сейчас кинуть все наши проблемы и наши вопросы, а дело в том, чтобы сделать там порядок, что первое, что второе. Что нам важнее, человек или дело? Что нам важнее на самом деле? Потому что мы же все цивилизованные люди, гуманные, конечно мы скажем «человек», но это интеллектуальный ответ, а что в сердце? А что в сердце нам покажет жизнь, потому что она нам четко покажет, к чему мы стремимся на самом деле – к свободе от проблем или к тому, чтобы себя узнать. Себя узнать, понять и полюбить.

И вот этот подход используйте в молитве. Пока будем молиться о делах, Бог будет абстрактом, говорите мне что хотите. Если мы в момент истины попробуем встретиться с Ним, Он будет действительно живым настоящим Богом, Который вдруг заговорит, придет к вам, обнимет вас. Это не аллегория, не переносный смысл. Прижмет и скажет: «Не переживай». И хочу вам сказать, что «не переживай» всех наших друзей и подружек ничего не значит. Я не говорю, что ничего не значит вообще, нет, ничего не значит в сравнении с Его «не переживай». Потому что человек, когда нам говорит «не переживай» – это что значит? «Я с тобой, я тебя понимаю, я хочу поддержать». А Иисус, когда приходит, Он реальную поддержку дает. Когда говорит «не переживай» Он сразу же дает основу для того, чтобы не переживать. Мир рухнет – ничего, и это не наивность будет, это не наивность. Как сказал евреям: «Разрушьте этот храм, и я в три дня построю заново». Вот наговорила да, аж вы замолчали или устали?

Из зала: Нет-нет.

Из зала: Мы внимательно слушаем.

Из зала: Замерли.

Сестра Павла: Пошли в себя, да? (смеется) Если так, то хорошо. И домашнее задание обещанное. Вот теперь пишите всё. Потом можно еще несколько вопросов, если будут. Значит так, частично на некоторые с первой встречи вопросы я сегодня ответила. Конечно, не непосредственно. Я думаю, вы уже поняли, что я не буду рыбы приносить, а учить как удочку закидывать. И более-менее таким образом буду отвечать на ваши вопросы. Однажды одна группа студентов со мной не выдержала. Они мне сказали «или вы даете рецепт, или мы вас не будем слушать». Вот так. Так что смотрите, если будет что-то не то, вы сразу откровенно говорите, я совсем не обижусь.

Евангелие от Иоанна, 5-я глава, стихи 1-16. Если кто-то не знает, как искать в Библии отрывки, то Библия у нас разделена на две части: есть Ветхий Завет и Новый Завет. Я быстренько, кто знает, пусть не переживает, что будет скучно. Евангелие от Иоанна это вторая часть Библии, Новый Завет. Это четвертое евангельское изложение. Мы говорим, обычно, что у нас есть четыре евангелия, точнее, у нас есть одно евангелие от четырех авторов. Евангелие от Иоанна – четвертый рассказ по очереди в Новом Завете. Значит, ищем Евангелие от Иоанна. И теперь в каждой Библии есть такие жирные большие цифры и сбоку или прямо в тексте такие маленькие номерки. Вот эти жирные – это главы, а меленькие – это стихи. Так разделена Библия, чтобы легче было искать. Значит глава 5-я, стихи с 1 по 16-й. Что это за отрывок за такой?

После сего был праздник Иудейский, и пришел Иисус в Иерусалим.

Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов.

В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью.

Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет.

Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров?

Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня.

Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи.

И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний.

Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели.

Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи.

Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?

Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте.

Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже.

Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус.

И стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу.

Что хочу вам задать? Чтобы вы поразмышляли об этом отрывке определенным образом. Значит, я сейчас дам вопросы для размышления, и я вас очень попрошу, попробуйте найти время, самое меньшее полчаса. Значит, читаете дома этот отрывок один раз, потом второй раз медленнее, а потом начинаете потихонечку разбирать его по предложениям, и каким образом? В первый момент – праздник. Толпа народу в Иерусалиме. Иисус не радуется празднику с этой толпой, Он идет к купальне, где лежат многие больные, Он не читает здесь проповедь пред толпой. Он ищет этого больного человека, который лежит там тридцать восемь лет. И смотрите, Иисус идет к этому человеку и Иисус его находит. Человек этот не приходил к Иисусу, он болел, и вот эта его болезнь она была просьбой. Сама болезнь была просьбой к Иисусу. Иисус идет к нему, Иисус находит, его не интересует толпа, которая, скорее всего, могла бы петь «Осанна!» и идти за ним. Находит этого больного человека, которой в принципе уже без надежды, и которого, смотрите, уже оставили все, потому что он говорит нет человека, который бы помог мне. Кто будет заботиться тридцать восемь лет? (Есть такие, конечно, есть) Нет человека. Подходит Иисус к нему и спрашивает: «хочешь ли быть здоров?» И поставьте себя на его место: хочу ли я быть здоров? Что отвечает ему этот человек? «Да, но…». Нет человека. Таким образом, он не только скидывает с себя ответственность. Таким образом, этот человек уходит от ответа, он показывает свой страх, он боится: «Так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода». Нет человека, мне плохо, я одна, не вижу выхода из ситуации вообще, не знаю, что делать.

Следующий момент больной не только физически, не только парализован, не только лежит, он болен тоже сердцем, потому что, что он говорит, смотрите: «Когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня». У меня плохо, у других лучше. Что это такое? Это болезнь сердца, это зависть, это ревность, это гордыня, которая выдает себя как смирение. Когда я прихожу, другие лучше меня, я такой бедненький и несчастный, и нет надежды у меня, в общем, всё, мир закончился. Иисус не поддерживает этот разговор, смотрите, Иисус ему не сказал, я буду этим человеком, нет. Иисус ничего не сказал ему насчет его зависти, гордыни и так далее, ничего не сказал. Иисус дает три четких кратких приказа: встать, возьми, иди. Встань, возьми постель, иди. Иисус не жалеет человека, он любит человека. Встань, возьми, иди. И теперь всё зависит от того, я поверю или нет, даже если я тридцать восемь лет непонятно в чем живу. Встань, возьми, иди. Тотчас выздоровел, взял постель и пошел.

Потом Иисус встречает его второй раз. Там евреи начинают спрашивать, уже у них есть свои планы. Иисус пытается исцелить его сердце, потому что говорит, смотрите: «Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже». Можно подумать, какие грехи у человека, который в постели лежит тридцать восемь лет, двигаться не может, может ползать, какие грехи? Иисус хочет исцелить его сердце. Вот ты выздоровел, не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже. И смотрите, что происходит. Этот человек пошел и объявил иудеям, что исцеливший его есть Иисус, и «стали Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его». Тот человек, который не разрешает до конца, чтобы Иисус его исцелил, становится врагом Иисуса. Если мы не позволяем исцеление до конца, то будем ходить по кругу. А что значит «до конца»? Вот это «до конца», понимаете, это момент, когда мы выздоравливаем и в какой-то момент приходим к точке, которая нам говорит: если пройдешь дальше – станешь другим человеком. И вот здесь мы обычно останавливаемся. Почему? Потому что мы хотим только косметический ремонт, чтобы всё было нормально, чтобы всё стало опять на круги своя. А Иисус хочет дать намного больше. Смотрите на человека, он просит, чтобы просто появился какой-то человек, который сможет помочь. Иисус ставит его на ноги полностью и еще хочет исцелить его сердце, но этого человек уже не позволил.

И вот в таком русле попробуйте поразмышлять. Во всяком случае, так начните, даже если внутри идет сопротивление, даже если кто-то из вас не очень верующий. Так, средненько, ну, где-то возьму Библию, где-то почитаю, но не особо. Даже если кто-то из вас не бегает ни в церковь, ни в какую общину, несмотря на это, возьмите и поразмышляйте. Если не хотите размышлять, кто-то неверующий, например, из вас, не хотите размышлять в религиозном русле, можно на основании этот отрывка размышлять в психологическом русле. Можно. «Если я не исцеляюсь до конца, я становлюсь врагом самого себя. Бог хочет дать новую жизнь, а я хочу поменять только штукатурку». Это, конечно, скорее всего, в психологии женщины. Плохо мне, что мы делаем? Поменяем прическу или купим новую юбку, или какую-то вообще маленькую вещь, и хорошо некоторое время.

Вопрос: (Переспрашивают) Простите, если я не исцеляюсь до конца, то что…?

Сестра Павла: То я становлюсь врагом Бога и врагом самого себя. Полчаса, лучше всего 45 минут, больше не надо сидеть и размышлять, не надо больше. 45 минут точно хватит на пережитие вот этого диалога с Иисусом. Даже если Иисус не является кем-то близким или живым, ничего страшного, попробуйте. Вот в таком похожем духе я буду задавать вам эти домашние задания.

 

Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web