Родительская любовь

Среда, 24 декабря 2014 04:27

Беседа «Родительская любовь» во время реколлекций для супружеских пар в Барановичах 15 ноября 2014 г.

 

 

 

Фрагменты из Нового Завета цитируются по изданию:

Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета, канонические. Современный русский перевод. – М., Российское Библейское Общество, 2011. – ISBN 978-5-85524-436-6.

и

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в Синодальном переводе с комментариями и приложениями. – М.: РБО, 2004.

 

Сестра Павла: Ну как, продолжать готовы? Хорошо, давайте помолимся – теперь за наших детей.

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Господи, благослови наших детей, сохрани их в здравии, соблюди их от всякого зла, и даруй им твердость во всяком искушении. Помоги им понять свое призвание и избрать правильный жизненный путь. Помоги им возрастать в любви и в познании добра через Христа Господа нашего. Аминь.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

 

Сестра Павла: Значит так, как было обещано насчет «Вани» продолжаем в том же духе. Т.е. я том, что так, как в супружескую любовь несем себя, также и в любовь к детям тоже мы вносим себя такими, какие мы есть. И сейчас хочу, чтобы мы вместе послушали слова апостола Павла. Это будет Послание к Ефесянам, 6-я глава:

 

1 Дети, повинуйтесь родителям ради Господа, ведь это ваш долг.
2 «Чти отца своего и мать» – вот первая заповедь, за которой следует обещание:
3 «тогда будет тебе хорошо, и проживешь долгую жизнь на земле».
4 Родители, не раздражайте своих детей! Растите, воспитывайте и наставляйте их, как велит Господь.

Цит. по:

Библия. Современный русский перевод

 

Никакой человек не может любить сам от себя, потому что источником любви является Бог. Если человек любит, то на самом деле он недалеко от Бога. От Бога мы черпаем любовь и ее в состоянии передавать. Если мы хотим любить собственными силами, то очень быстро такая любовь может кончится, потому что только у Бога милосердие бесконечное, и терпение бесконечное, бесконечное понимание. И Он, когда мы причащаемся, когда участвуем в таинствах, Он тогда в наши сердца вливает эту любовь, с которой мы потом идем дальше.

С детьми немножко по-другому. Пока они не узнают, не познают Бога, для детей источником любви являются родители. И мои дорогие, это очень важно. Очень важно об этом помнить, почему? Потому что так как мы от себя не можем достичь полноты любви, полноты счастье и, следовательно, полноты смысла жизни, так и дети без родительской любви. И первый источник любви для детей – это родители. Потом они узнают Бога и взрослеют, жизнь перестраивается, но первые – это родители. И на самом деле это очень важное задание, которое Бог дает родителям – быть вот этим проводником Его любви к детям. И сейчас тут очень важно чтобы посмотреть опять же на себя – что я за человек, что я вношу в отношения с детьми? Потому что первое, что воспитывает и формирует наших детей – это наша личность, это абсолютно не то, что мы говорим. Это иногда даже не то, что мы в данную минуту делаем, хотя это уже больше. Но прежде всего детей воспитывает то, какие мы есть. А хочу вам сказать, что дети, вы, я думаю, сами это знаете, может еще и лучше, чем я. Дети чувствуют всё, и когда вы к ним относитесь где-то ложно, где-то с натяжкой, где-то с напряжением, даже если внешне всё, скажем так, по форме, типа как надо, то дети будут чувствовать себя отверженными или просто оставленными, и они будут чувствовать, что на самом деле они родителям не интересны. Иногда бывает так, когда, например, у вас совсем нет времени, а так в жизни бывает, и это часто бывает, и вы с детьми говорите быстро, формально и только по делу, дети всегда чувствуют себя не любимым. Мы всегда это хотим или нет, потому что не всегда возможно это согласовать, нам надо работать, надо содержать семью и одновременно надо найти время на разговор с супругой / супругом, на разговор с детьми, на общение с ними, на игру с ними, и т.д. Это всё очень непросто, поэтому идеальных родителей не бывает. Даже самые лучшие родители делают ошибки, потому что их не избежать. Никто из нас не является всемогущим. Но во всяком случае есть ошибки, которые надолго остаются в сердце детей и тогда очень сложно потом детям во взрослом возрасте прийти в себя. А бывают ошибки, которые можно разрешить еще в течение детского возраста.

Иногда просьбой о прощении, например. Бывает так, что родители считают, что не надо просить о прощении, потому что мы родители, а они-то дети. А особенно, если дети еще не взрослые, а маленькие, но тогда вообще не надо просить о прощении, потому что ну кто такой ребенок в сравнении с взрослым человеком. И здесь начинается первая наша ошибка в воспитании детей. Что я точнее имею в виду? Ребенка – довольно часто бывает так – что мы не воспринимаем как полноценного человека. Ну конечно, это человек, но не как полноценный. Т.е., например, если сравнить вот что я чувствую, а что чувствую пятилетний ребенок, или что я понимаю, а что понимает пятилетний ребенок – это нам кажется, что пропасть. А хочу процитировать слова прекрасного педагога, может кто-то из вас слышал про него Януш Корчак. Это польский педагог еврейского происхождения, который вел много приютов для детей, детских домов, и которой вместе с детьми погиб в Освенциме, в концлагере.

 

Детей нет – есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств.

 

Т.е. все мы люди, но другой масштаб у нас. И если ребенка принимать на равных, уже здесь очень много ошибок можно избежать. Только опять же вернемся на пару минут к нам самим. Я на равных ребенка могу принимать только тогда, когда я, когда ребенок появился, уже готова любить, а не ждать, что вот наконец-то родила ребенка, и теперь этот ребеночек будет меня любить. Как очень часто мы слышим: «Я родила его для себя. Вот этот ребенок теперь будет меня любить». Мои дорогие, это страшное преступление в отношении к детям, потому что ребенок рождается для того, чтобы жить самостоятельной жизнью. Ребенок – это не часть родителей, это абсолютно отдельная личность. И если родители так понимают, что это их часть, что «это часть меня» – мама думает, папа редко думает, что это «часть меня», хотя тоже бывает. И вот смотрите, если это «часть меня», то я отношусь как к собственности т.е. как к вещи. И этот ребенок кто-то такой, или что-то такое, на что нужно воздействовать, до какой-то определенной формы довести, и т.д. А если ребенок для меня совершенно отдельная личность от меня – я получила призвание от Бога родить этого ребенка для него самого и для Бога, не для себя. И вот тогда получается действительно полноценный подход к ребенку, и вы можете сделать очень много разных ошибок, но если вот эта позиция в вашем отношении к ребенку будет, ребенок зафиксирует не ваши ошибки, а только эту позицию и она спасет его, его как целостность личности. Так что здесь вот этот вот момент – «принимаю ребенка как полноценного человека».

Если бы, знаете, ребенок четырехлетний мог рассказать нам чтó чувствует и переживет, то мы были бы очень сильно удивлены. Если так совсем коротко, то смотрите. Ребенок в возрасте 3-4,5-5 лет переживает половую идентификацию, начинает себе открывать как мужчина и как женщина. Ребенок в этом возрасте определяет себя на всю оставшуюся жизнь, представляете? В таком возврате! И это вопрос не в половых органах, а это вопрос в восприятии себя как девочки, как мальчика. Если в этом время родители не являются образцом идентификации, т.е. если брать совсем крайность какую-то, родители допустим алкоголики, а даже если не брать крайностей: папы вечно нет, мама вечно жалуется, что папы нет, а ребеночек маму-то любит, что это за посыл для ребенка? «Я ведь мальчик, значит мальчик это очень плохо». И здесь потихоньку начинается ненависть к самому себе. Мы на самом деле очень многих вещей не осознаем. Не осознаем того, что происходит с нашими детьми. И это может быть абсолютно в нормальной в семье, просто папа работает много, потому что содержать семью надо, и действительно надо, и как это сделать, чтобы все-таки хотя бы немножко времени для ребенка найти.

Ну это такая маленькая заметочка. Например, дети в возрасте шести лет основное из мира чувств что они переживают – это страх смерти, потому что они в этом возрасте начинают понимать, что жизнь проходит. Кстати, раз я об этом заговорила, то, мои дорогие, не берите детей на похороны где-то примерно до восьми лет, даже если это кто-то совсем родной умер, нельзя детей так ранить.

А еще иногда страшные такие вещи совершаются, что там заставляют ребенка целовать покойника, типа это прощание, это страшнейшее насилие над психикой ребенка. До 8 лет. Это так, на полях, но это важный момент.

Если у нас есть этот фундамент, если я в состоянии такой фундамент дать… Только понимаете, если у меня так, что ребенок будет меня любить или есть еще другое... Этот ребенок сейчас реализует все мои мечты. Я всю жизнь мечтала быть врачом, не получилось, стала только медсестрой, вот теперь этот ребенок будет врачом. Это вообще не считается, что у ребенка есть призвание по способностям, например, к программированию, это не считается. Этот ребенок сейчас будет реализовать мою мечту. Т.е. абсолютно не воспринимаю этого ребенка как отдельную личность от меня, только как часть меня при такой позиции.

Следующий момент – любовь к ребенку. Любовь к ребенку иногда выражается через гиперопеку. Нам кажется, что надо ребенка оградить от всех бед, от всех несчастий. Но, мои дорогие, если посмотреть на жизнь, то жизнь полна бед, полна несчастий, полна проблем. И если мы ребенка будем полностью ограждать, то он будет не способен потом входить в эту жизнь. Дети, которых очень сильно опекают, это сложнейшие потом дети в детских садиках и в начальной школе.

В конце той нашей встречи вы просили рассказать что-то о себе, вот и расскажу. Помню такой момент; не знаю, может четыре с чем-то, может около пяти лет мне было, но этот эпизод помню хорошо. Я его уже несколько раз рассказывала на разных встречах, так что может где-то кто-то слышал. Стояла стремянка и много было между ступеньками – по моим мыслям – много было воздуха, т.е. расстояние между ступеньками далеко. И я стояла и думала, смогу я туда залезть или нет, ну и стала лезть. Мама прибежала и говорит «нет-нет, нельзя», и тут папа говорит «стой, не снимай её». И мне говорит: «Остановись, послушай. Упадешь – будет больно, слезай. – Нет. – Хорошо, залезай». Ну мама с папой стояли, видимо, папа стоял для того, что если слишком высоко залезу и буду падать, чтобы словить. Но во всяком случае я не помню, с какой ступеньки я упала, меня никто не словил, я упала. И плачу, мне больно. Мама хотела как-то приласкать, обнять, а папа говорит «нет», на клонился надо мной и говорит: «Я говорил, что будет больно? – Ага. – Ну тогда теперь придется поплакать, потому что тебе на самом деле больно». И оставили меня. Вот так.

И еще один такой момент вам расскажу. Я очень в детстве любила такие были, мы это называли искусственные бананы, это немножко похоже на сухой зефир, я это страшно любила и мне родители покупали. Я всегда, как только получила, открывала и всё, уже нету ничего. А тут я хотела открывать, а папа говорит: «Стоп, вот тумбочка у тебя возле кровати, положи это на тумбочку, и когда перехочется, тогда можешь съесть» (смех в зале). Я эти все чувства до сегодняшнего дня помню. Я не знаю, сколько раз я эту тумбочку вокруг обошла. Ну просто понимаете, папа был авторитет, т.е. папа сказал, и я не взяла, но это просто не описать, что я переживала. Ходила туда-сюда. Один день хочется, второй день хочется, ничего не получается перехотеть, не могу съесть. А папа как-то взял меня и говорит: «Слушай, надо чтобы не печенька тобой управляла, только ты печенькой», вот это я помню. Я спрашиваю: «А я уже можно? – Нет».

Из зала: А сколько вам было лет?

Сестра Павла: Я не помню точно, но это был скорее всего нулевой, что ли, класс – шесть, может семь. И значит вот так меня «терроризовал». Аж в какое-то утро, я не знаю, может три дня прошло, этого не помню, в какое-то утро поднимаюсь, смотрю – а меня не тянет. Прошло. И вы знаете, я помню этот вкус победы, что мне не обязательно надо это есть, на это кидаться, я могу просто не есть. И я пошла к папе и сказала: «Я победила». А папа говорит так: «Теперь, если хочешь, можешь съесть». А тогда моя младшая сестра еще была такая маленькая, что она не могла такого есть, и мне пришло в голову поделится с другом, там соседский мальчик жил. И это было что-то немыслимое, потому что вот это смогла разломать напополам и дать это половинку после этого «терроризма».

В связи с этим хочу прочитать вам из книги Сираха, отрывок о воспитании детей, 30-я глава, с 1-го стиха по 13-й:

 

1 Кто любит своего сына, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им.
2 Кто наставляет своего сына, тот будет иметь помощь от него и среди знакомых будет хвалиться им.
3 Кто учит своего сына, тот возбуждает зависть во враге, а пред друзьями будет радоваться о нем.
4 Умер отец его – и как будто не умирал, ибо оставил по себе подобного себе;
5 при жизни своей он смотрел на него и утешался, и при смерти своей не опечалился;
6 для врагов он оставил в нем мстителя, а для друзей – воздающего благодарность.
7 Поблажающий сыну будет перевязывать раны его, и при всяком крике его будет тревожиться сердце его.
8 Необъезженный конь бывает упрям, а сын, оставленный на свою волю, делается дерзким.
9 Лелей дитя, и оно устрашит тебя; играй с ним, и оно опечалит тебя.
10 Не смейся с ним, чтобы не горевать с ним и после не скрежетать зубами своими.
11 Не давай ему воли в юности и не потворствуй неразумию его.
12 Нагибай выю его в юности и сокрушай рёбра его, доколе оно молодо, дабы, сделавшись упорным, оно не вышло из повиновения тебе.
13 Учи сына твоего и трудись над ним, чтобы не иметь тебе огорчения от непристойных поступков его.

Цит. по:
Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в Синодальном переводе с комментариями и приложениями. – М.: РБО, 2004.

 

И еще возьмем Книгу Притчей, глава 23 -я, стихи с 13-го 14-й:


13 Не оставляй сына без внушения, посечешь его розгой – не умрет:
14 ты высечешь его розгой – зато от погибели избавишь.

Цит. по:

Библия. Современный русский перевод

 

Если говорить очень коротко, то Иисус нам оставил прекрасный завет: нам надо быть солью, а не медом. И в отношении воспитания детей тоже. Детей нужно любить, но если мы к детям относимся как к полноценным личностям, то наша любовь будет здоровой: она не будет гиперопекой, она не будет компенсацией наших недостатков, она не будет реализацией того, чего нам недодали. Она будет здоровой, зрелой, умной, где-то требовательной, где-то поблажающей, во всяком случае равновесие в этом будет. И если даже будут ошибки, то любовь справедливая будет, а дети больше восприимчивы к справедливости-несправедливости, чем к нежности и объятиям. Нежность, объятия, ласки, страшно важны в первый год жизни, потом до третьего, потом тоже дети приходят, иногда говорят, и даже подростки иногда приходят и говорят, что вот «обними меня». Эти наши любимые неуклюжие подростки. Но в основном на первых годах жизни нужна ласка. Потом, когда ребенок подрастает, где-то уже после четвертого года жизни для него очень важна эта справедливость. Вы можете посмотреть сколько лет люди живут с тем, что, например, родители больше любили «мою сестру, чем меня», допустим. Иногда до смерти люди с этим живут. То, что они тебя лишний раз не обняли – это со временем забывается. Иногда хотелось бы, иногда вспоминается, но не больно от этого. А то что тебя обделили, от этого очень больно. И даже знаете, даже может не от этого, что мне меньше досталось, т.е. от самого этого факта, а от того, что меня оттолкнули, меня любили меньше. Больше всего больно от этого. Т.е. на вот этот момент справедливости очень важно обращать внимание. Но справедливость – это не абсолютное равенство. Поэтому вместо того, чтобы ребенку шести- и трехлетнему делать одинаковые подарки, шестилетнему потихонечку надо объяснять: «Вот тебе это, потому тебе шесть, а ему вот это, потому что ему три». Но это нужно объяснить.

Если ребенок приходит к вам и еще смеет спросить «почему братик получил такую шоколадку, а я такую?», это значит ребенок еще доверяет, хочет с вами разговаривать. Обязательно нужно найти время ответить ребенку, нельзя тогда сказать «не дури мне голову, у тебя тоже шоколадка есть и ешь», надо найти время, чтобы ребенку объяснить. Я хочу рассказать такой пример, это было в Пинске. Я очень любила, когда там работала, иногда прогуливаться по набережной. Я сейчас уже совсем остро не помню, может я какие-то детали не так передам, но во всяком случае суть передам. Прогуливаюсь, и там мальчик на набережной, он смотрел на листья, как падали с дерева, осень была, но лицо очень грустное у него было. Я иду и говорю: «Слушай, тебе, я вижу, нравится, как эти листья падают?» Он посмотрел сначала немножко недоверчиво, а потом говорит «да». Я говорю, «а можно я с тобой посмотрю?» И тут слезы большие в глазах у ребенка. «Что случилось? – Я много раз маму просил, чтобы со мной посмотрела, как листья падают, а она сказала “не дури мне голову, мне убирать, обед готовить, папа с работы придет, какие листья”». Там рядом продуктовый магазин, мама побежала в магазин, а этот остался. Вот точно фразу не помню, к сожалению, но как-то так сказал, что «больше я у нее просить об этом не буду». Понимаете, конечно листья ерунда, но дверь к сердцу ребенка, надеюсь, что не навсегда, только на какие-то время, но уже всё, заперта стала в этот момент.

И следующий вопрос любви к детям – собственный пример. И тут я тоже воспользуюсь цитатой из Януша Корчака:

 

Будь сам собой, ищи собственный путь. Познай себя прежде, чем захочешь познать детей. Прежде чем намечать круг их прав и обязанностей, отдай себе отчет в том, на что ты способен сам. Ты сам  тот ребенок, который должен раньше, чем других, узнать, воспитать, научить себя.

 

Возвращается этот вот момент.

И еще один такой вопрос – воспитание детей к целостности личности. Знаете, многие дети, с чем мы сталкиваемся на катехизации, сестры, священники, такой момент, что на занятиях «по религии», как они говорят, на службе в костеле, в храме, я вот так себя веду, а вот школа, дом – это как бы противоположный ребенок. Получается так, как будто растут две личности, два человека в одном, нет целостности. Вполне возможно, что целостности не хватает нам. Потому что, мои дорогие, может где-то будет больно или неприятно, но я вот что хочу сказать: если есть проблемы с детьми, то это, во-первых, и в 99 процентах – это проблемы у родителей. И только потом это вопрос с детьми. Иногда бывает так, что что кто-то из родителей говорит: «Я уже так старалась, не может быть, что я тут где-о ошибку какую-то сделала». Значит может слишком сильно старалась. Помню разговор моей сестры с ее дочерью. Сестра говорит: «Почему до сих пор ты не убрала комнату?» А дочке тогда было шесть-семь лет. «Я для тебя всё делаю – работаю, подарки делаю, убираю, помогаю тебе, а ты комнату не можешь убрать», ну и сестра уже такая раздраженная. А малая говорит: «Мама, а ты не делай всё это для меня, и ты будешь поспокойнее». Сестра говорит: «Ты не представляешь, она меня вот этой одной своей фразой научила больше, чем я прочитала десять книг про воспитание детей».

Какая-то целостность личности, чтобы ребенок точно видел и чувствовал, что я тó же думаю, тó же говорю, тó же делаю, иду по дороге правды, и на работе, и дома, и когда к ребенку прихожу его забирать из садика, из школы, вот я такой же. А так дети очень быстро всё чувствуют. С учительницей я разговариваю: сын знакомых пришел с садика, папа его привел. И мама говорит: «Что сегодня в садике?» А малой говорит: «Сегодня в садике папа заигрывал с воспитательницей». Дети на самом деле всё видят и знают. Есть моменты обращения внимания на то, какие дети фильмы смотрят, какие мультики, как мы разговариваем при детях. Нам взрослым кажется, что если ребенок маленький, то можно говорит всё на свете, потому что не понимает. А ребенок больше понимает, чем взрослый, потому что ребенок понимает большинство слов плюс к этому ребенок отлично понимает эмоциональное наше содержание при передаче определенных слов, определенной информации. Т.е. ребенок понимает больше, чем мы. Но наше мнение, что не понимает.

У меня есть на самом деле еще разные моменты, я бы не хотелось вас с одной стороны перегружать. Но еще один важный такой момент – на компьютерные игры обратите внимание, и как хотите, так придумываете, но если ребенок будет играть больше двух часов в день, будет страшная беда. И беда не только зависимости от игр. Будет беда оскудевшей личности, уже не говоря о проблемах с физическим здоровьем. Подробно не хочу в эти вопросы входить, очень много можно об этом почитать, во всяком случае надо заботится о наших геймерах, а то жизнь тяжелая потом будет.

И предложить хотела я вам еще литературу. Есть такие опять же маленькие тоненькие две книжки, написал их отец Йозеф Августин, Августин это фамилия. Одна книжка называется «Путеводитель по отцовству», а вторая книжка называется «Как любить детей: 12 принципов родительской любви». И еще одна книжка Януша Корчака «Как любить дитя», ее можно, мне кажется, в любой библиотеке педагогической или общей городской взять, эту книжку. В Минске «Про Христо» кажется на белорусском языке «Як любить дитя» продавали, есть у них. В костельных библиотеках может быть. Кстати, вот этот Августин тоже может быть в костельных библиотеках.

Я понимаю, что по вопросу воспитания детей родителями я сказала очень мало. Хочу вас еще отправить, если кто-то бы хотел отправиться, то хочу вас отправить на сайт сестра павла.ру, там есть целый цикл лекций, который называется «Родители и дети». Можете почитать, послушать.

Я понимаю, что многих вопросов не затронула даже, ну потому что в одной конференции этого не сделать. Может быть, если бы недельку сидели каждый день по часа четыре, может на большинство вопросов и ответили, хотя тоже не известно. Во всяком случае, правда, первое – уловить фундамент – целостная, отдельная от меня личность, полноценная сама в себе.

Ну и еще такой момент. Если это ребенок у нас любимый и желанный, долгожданный, то это одно отношение. Хотя бывает так, что как говорится, не сильно адекватно, появился случайно, потом включается у родителей любовь, и последствия для ребенка могут быть не страшными.

А еще, слава Богу, что я вспомнила, а вы не ушли. От отцов зависит отношение ребенка к Богу, потому что, хотим мы этого или нет, Бог ассоциируется с мужчиной, а образ папы собственного в психике ребенка автоматически переносится на образ Бога. Если ребенок не доверяет Богу, значит не доверяет папе. Если ребенок закрыт с папой, он может 10 часов сидеть на молитве и не будет открыт перед Богом. Я не хочу, чтобы прозвучало как что-то постоянное, потому что у нас есть таинство исцеления, у нас есть исповедь, служба, причастие, у нас есть молитва, у нас есть молитвы об исцелении, у нас есть тоже такая возможность как психотерапия и т.д. Или простые настоящие дружеские разговоры, которые как-то строят нашу личность. Т.е. это не так что «только так и точка, ничего не поменяется». Нет, мы идем, живем, раскрываемся, есть шанс. Но дело в том, что ребенку, у которого сложные отношения с Богом надо смотреть на отношения с собственным отцом, и отцы отвечают за то, какие отношения потом у ребенка с Богом.

Есть еще один важный момент – насчет отцов. Иногда бывает так, что у ребенка создается образ, что быть настоящим сильным мужчиной – это ни в коем случае не религиозным. Ну потому что общая атмосфера в обществе у нас какая? В основном молиться в храмы ходят мамы, намного меньше, к сожалению, отцов. И тогда особенно сыновьям, хотя дочерям тоже кажется, что религия – это какая-то слабость. Иона Павел II рассказывал: когда видел своего отца, офицера, как тот становится на колени и молится, он говорит «я в этот момент чувствовал, какая сила идет от этого мужчины».

Иногда у нас есть такой момент, знаете, что я заметила: вроде ходят в костел, вроде молятся, но чтобы не показаться слишком религиозным на одно колено встанут, но чтоб только не чувствовалась религиозная слабинка у мужчина. Бог должен быть великим авторитетом, чтобы мужчина встал на колени, а если у мужчины есть проблемы с самим собой и не может справиться со своей гордыней, ну так как на колени становиться. «Перед кем? Передо мной должны становиться».

Если говорить про дочерей. Если папа присутствует живо в жизни дочери, у такой девушки потом и у женщины комплекса неполноценности почти нет и почти нет заниженной самооценки. Представляете, какая роль папы в воспитании ребенка! Папа – глава семьи, папа, не мама. Как Бог всё создал? Мужчина назвал всех дал всем имена, и потом появилась женщина. Как вот этот последний штрих в картине, этот штрих очень важен, потому что благодаря ему видно, где тень, где свет на картине, и это очень важная роль женщины – на вдохновение. Но он в ответе.

Смотрите, как пишет интересно апостол Павел в ефесянах, 5-я глава:

21 подчиняйтесь друг другу — из благоговения перед Христом.
22 Жены — своим мужьям, как Господу,
23 потому что муж — глава жены, точно так же, как Христос — Глава Церкви, Своего Тела, и Он его Спаситель.
24 И как Церковь подчиняется Христу, точно так и жены должны во всем подчиняться мужьям.
25 Мужья, любите жен, как Христос полюбил Церковь. Он отдал Свою жизнь ради нее...

Цит. по:

Библия. Современный русский перевод

 

Женщинам Бог говорит: уважайте свои мужей. А мужчинам Бог говорит, что должны быть готовы отдать жизнь за свою жену и за семью. Поэтому жены, молитесь за своих мужей, у них великая и важная роль, и очень сложная.

Дочитайте конец 5-й главы Послания к ефесянам апостола Павла.

 

Вопросы

 

Сестра Павла: Есть вопросы?

Вопрос: Есть один вопрос у меня. Самое болезненное – это компьютер, вы затронули. Как с ним можно побороться? Компьютерные игры и т.д. Говоришь «выключи компьютер», начинается война, война родителей и детей.

Сестра Павла: Я попробую на этот вопрос ответить. Может быть ответ будет несколько неожиданным. Что происходит с ребенком в тот момент, когда ему говорят «выключи компьютер», как вы думаете? Что в этот момент ребенка слышит? Угрозу для его безопасного существования, понимаете. Почему? Потому что там он существует безопасно, это мир любимый, известный, модный, что немаловажно, особенно для подростков. И ребенок слышит для себя угрозу, т.е. поступила угроза. И вот это нам, взрослым, нужно иметь в виду. Если мужья играют в игры, проводят с компьютерами больше времени личного, чем с женами, и жены начинают протестовать, для мужчины это тоже угроза. Он как-то себя в этом мире нашел, и реализует себя, и отдыхает, там много функций сразу совершается. А тут она приходит, и она ему вместо этого яркого интересного мира предлагает обычны чай, представляете. А мало того, еще что говорит при этом? «Надо поговорить». Ууууу. Поэтому, во-первых, нужно бы как-то так им сказать, чтобы это не было прямой угрозой. «Слушай, ну давай, расскажу, чего ты эти вот это кнопки нажимаешь, что происходит?» И ребенок тогда, отвлекаясь слегка, начинает говорить «ну смотри, если та, то так…». Но это уже диалог с тобой, пусть за компьютером, но это с тобой уже разговор. «Хорошо, научи меня. Скажи, а что ты переживаешь, когда в это играешь…?» И тут начинается разговор про чувства. «Хорошо, классно, здорово. Давай так договоримся. Меня очень заинтересовал этот момент, когда ты говоришь, что при этом себя таким умным чувствуешь, ты мне расскажешь почему. Давай на следующий уровень переходи и потом давай, приходи, и ты мне расскажешь, почему ты умным кажешься, когда в это играешь». Понимаете, благодаря этому компьютеру можно научить ребенка говорить ребенку о собственных переживаниях. Потому что нам этому надо учится, мы не умеем просто так говорить о наших чувствах. Сколько раз это бывает: «Скажи мне, что ты чувствуешь?» Что мы обычно говорим? То, что думаем, правда, не то, что чувствуем.

Нужно начать с понимания, что это угроза – раз, второе – нужно поучаствовать в этом. Чтобы ты входил туда не как угроза, а как часть этого мира. С другими проблемами, кстати, тоже похоже. И потом, если уже получится хотя бы на 10 минут оторвать ребенка, пришел и начал рассказывать – замечательно, есть разговор, и вот тогда вы еще не говорите, что это плохо. Нет. Почему? Потому что это как называется? Манипуляция. Ребенок что понимаете? «А, на самом деле меня обманули, совсем не хотели понять, что я чувствую, только вот так красиво пришли к тому, чтобы мне запретить». Значит несколько раз просто слушаете ребенка, участвуете, немножко отвлекаете и говорите, что «знаешь, я бы все-таки не хотел, чтобы ты так много сидел». А потом какое-то время проходит, когда ребенок вами приручен – и все вопросы так надо решать, когда ребенок вами приручен. В супружеской жизни то же самое, когда муж-жена приручены в данном вопросе, вот тогда выкладываешь: «Слушай, знаешь, смотри, если столько времени сидеть в таком возрасте за компьютером, потом у тебя будут на всю жизнь серьезные проблемы с позвоночником. Сейчас ты этого не чувствуешь и долго еще не будешь чувствовать. Но потом, когда надо будет носить на руках собственного ребенка, вот тогда поймешь, ты этого делать не можешь, а очень хочешь». Т.е. маленькими дозами. Но первый момент – не входить в любимый мир и не разрушать его, так вы ничего не добьетесь. Иногда бывает так, что подростки курят, что делать родителям? Поговорите с ним. Мои дорогие, если вы мире ребенка как любящий отец, любящая мама с маленького детства, то здесь особого приручения не надо, оно как бы само пойдет. А если мы взялись за воспитание ребенка, когда ему стало 8 лет и он по 10 часов за компьютером сидит, то вы на 28 лет опоздали. Да, потому что воспитывать ребенка нужно начинать с момента возраста родителей четырехлетнего. Родителей, не ребенка.

Вопрос: Вы цитировали Библию Сираха и притчу о воспитании. Там указывается, что физическое наказание полезно. Сейчас много течений по воспитанию, в интернете тысячи книг. С Запада идет, что ни в коем случае нельзя телесное наказание для ребенка.

Сестра Павла: Ребенка нужно обязательно наказывать. Из всех цитат, что я читала, там только один момент про розгу. Но вопрос в том, что ребенка нужно наказывать. Что имеется в виду? Нужно чтобы ребенок встретился с отрицательными последствиями своих решений. Т.е. наказание не для самого наказания, а наказание должно быть творческим, т.е. таким, чтобы ребенка оно развивало. Конечно, не всегда так в голову придет, особенно если жизнь идет, то не всегда так сразу. Но во всяком случае в этом направлении надо бы идти. Наказание обязательно должно быть. Только если физическое, то это, я не знаю, раз в 20 лет. Когда вы смотрите на ребенка, который перед вами стоит, пусть ему будет даже 14 лет, то ты, взрослая женщина, взрослый мужчина – в 14 лет бить без смысла вообще. А в пять лет бить – это то ли ты больной человек, то ли у тебя агрессия чересчур, то что. Если есть желание бить маленького ребенка, даже если мы говорим «довел меня», то надо бы действительно задуматься над собой – откуда эта агрессия? Может быть тебя в детстве били, а может быть ты страшно хотел, чтобы отец был рядом, а он отвергал тебя, и тогда может быть желание бить ребенка. Но это нужно посмотреть. Потому что если есть желание бить маленького ребенка, даже если не желание, а как бы типа по инерции, ну потому что он тут вытворил не поймешь что, а ты отшлепал. Иногда бывает так, что мама фартуком отшлепает, но это не считается. Хотя если со страшной агрессией, то это тоже есть насилие. А вопрос наказания – чтобы не осталось без последствия отрицательное поведение. Потому что это несправедливость в отношении ребенка.

Вопрос: Как воспитать ребенка, чтобы хорошо вел себя в костеле? Можно разрешать ему там играться? Кормит-не кормить в костеле?

Сестра Павла: Спасибо большое за вопрос! Речь касается не только костела. Я бы вопрос немножко расширила. Есть определенные места, где нужно определенным образом себя вести. Костел – для того, чтобы молится. Школа для того, чтобы учится. Дом – для того, чтобы молиться, учиться, отдыхать, играть, и так далее. И всякое поведение человека, чтобы человек мог нормально, гармонично жить в обществе, нуждается в определенных нормах, хотя бы более-менее. И поэтому, например, в костеле ребенок маленький пусть себя ведет – сидит, подпевает что-то, рассматривает интереснейшую вещь, босоножек свой – и это нормально, до трех лет, плюс-минус, это нормально. Он присутствует в костеле, но занимается своей жизнью в это время. Если такой ребенок пройдется туда-сюда по костелу… Конечно, есть разные ксендзы, по-разному могут реагировать, лучше уточнить на месте у своего священника. Но я считаю, что если ребенок пройдется по костелу туда-сюда, это не мешает.

Вопрос: А если не пройдется, а пронесется, да еще и с криком?

Сестра Павла: Маленький ребенок, если у него там есть свои игрушки, и он в это время там играется. Я помню в Пинске дети приносили машинки, и там был такой коверчик сбоку, и они игрались машинками не то что тихо, а вообще тихо, не мешая друг другу. Подкармливать не надо, потому что даже маленький ребенок час-полтора выдержит. Если маленький ребенок болен, то тогда не приходим. Не надо, почему? Потому что, мои дорогие, даже не потому, что в костеле не прилично кушать, но дело в том, что мы тогда учим ребенка тут же удовлетворять его потребности и забываем, что в этот момент мы уже не формируем его характер. Сила воли сила, сила характера – всё, уже лежит. Именно ради добра этого ребенка. Если ребенок ведет себя или агрессивно, или громко, несколько могут быть моментов. Ребенок или не дополучает любви и теперь на людях делает всё, чтобы обратить на себя внимание, так может быть. Или через это поведение он еще какой-то свой протест хочет родителям выразить, а на словах не может, потому что ему три года. Или очень простая причина. Маленькая двухкомнатная квартирка, а тут понимаете…

Из зала: Есть где разгуляется.

Сестра Павла: Вообще класс! – и побежал. А чтобы был полный кайф, еще надо бежать и кричать, а эхо какое, слушайте, нигде такого нет, ни на улице, ни дома, нигде. Т.е. супер-здорово. И теперь так. Если это последняя причина, то с маленьким ребенком хорошо во время службы зайти в костел, если он такое раз вытворил, перед костелом просто молиться одному из родителей. Потому что тогда мы мешаем и священнику, и другим людям молиться, и сами не помолимся, и еще этому ребенку тоже получается разрешаем всё, что не положено. А это опять же вопрос формирования характера. Но если ребенок уже в таком возрасте, что можно объяснить, то можно попробовать объяснить. Может иногда нужно с ребенком просто перед службой поиграться где-то на площадке и уже будет по-другому, так тоже может быть. Если ребенок явно демонстрирует нехватку любви, то для родителей это просто сигнал, что нужно с ребенком больше времени проводить.

Из зала: Я думаю, что просто если маленькие дети в костеле, то они приучаются. Тут дело в том, чтобы воспитать с малых лет.

Сестра Павла: Это тоже.

 

Женщина рассказывает, что дети подражают взрослым

 

Сестра Павла: То, что подражают – я согласна. А то, что вы сказали про перинатальный период жизни вашей дочки, что хочу сказать. Ребенок всегда в этих местах, где было хорошо маме во время беременности, будет вести другим образом, чем в других местах, и не только в возрасте первых меся жизни. Потому что ребенок чувствует сигналы извне, и он запоминает на эмоциональном уровне запоминает эти места. Если в костеле маме хорошо, ребенку тоже будет хорошо. 

Из зала: Темперамент дается Богом при рождении. Как вести ребенка в костел, если он себя плохо ведет? Или не вести?

Сестра Павла: Нужно перед костелом дома объяснять куда пойдем, и что очень просим, чтобы там хорошо себя вел. И идем в костел, и находимся там столько, сколько можем, пока он не начинает мешать. Потом еще раз объясняем, разговаривать нужно. И еще, т.к. вы говорили, что если ребенок подражает, пусть подражает и пусть это все делает. Если ребенок не хочет выполнять ничего, маленький ребенок, то сидит пусть сидит спокойно, не трогайте его. Это не честь, не культ, не прославление, а как палка. Не надо из молитвы такого устраивать.

Из зала: Спорный вопрос до восьми лет не надо идти на похороны. Я слышал другое, что смерть – это естественно, и надо это осознавать.

Сестра Павла: Ребенок должен это осознавать, только смотрите, если мы переживаем смерть, и после смерти период траура у нас длится от трех до восьми лет. То у ребенка он в два раза дольше затягивается, и в раза четыре ранимее. А если это период с пяти до семи лет, когда у ребенка основное переживание – это страх смерти, страх ого, что жизнь кончается, ребенок даже может заболеть детской депрессией. И такие случаи я видела после присутствия на похоронах. Я могу согласится, что вопрос спорный, потому что психика – это вообще спорный вопрос на одного действует, на другого не очень.

Огромное спасибо! Пусть Бог благословит вашу супружескую жизнь и вашу семейную жизнь и пусть поддерживает во всем! Дух Святой пусть освящает каждый день как быть. Аминь. Спасибо большое!

Из зала: Спасибо вам! (аплодисменты)

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web