Содержание:

Реколлекции: Дети Божии: Первое введение

Суббота, 11 мая 2019 05:58

Реколлекции: Дети Божии: Первое введение

 

 

Сестра Павла: Я так смотрю вы готовы к продолжению. Давайте помолимся.

 

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Приди, Дух Святой,
Преобрази наше внутреннее напряжение в святое спокойствие.
Преобрази наше беспокойство в умиротворяющую тишину.
Преобрази нашу суетливость в твёрдое упование.
Преобрази наш страх в крепкую веру.
Преобрази нашу горечь в сладость Твоей благодати.
Преобрази мрак наших сердец в тихий свет.
Преобрази наше безразличие в сердечную доброжелательность.
Преобрази нашу ночь в Твой свет.
Преобрази холод наших душ в Твою весну.
Соделай наши пути прямыми, наполни Собой нашу пустоту.
Избавь нас от гордыни, даруй нам смирение.
Зажги в нас любовь, усмири нашу чувственность.
Соделай, чтобы мы увидели себя такими, какими Ты нас видишь.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

 

Сестра Павла: Мои дорогие, продолжение следует. Еще до того, как начну говорить введение, хочу напомнить про тишину. Еще один элемент тишины – это одиночество. Что это значит? Оставайтесь одни перед Богом и не ищите, чтобы вас кто-то поддержал или чтобы вас кто-то опекал. И не ищите человека, которого вы можете опекать, сейчас я говорю здесь про нашу группу. Т.е. каждая из нас стоит перед Богом такая какая она есть. У нас будут всякие разные переживания. Вы где-то знакомы, где-то не очень, где-то очень. И может быть захочется кого-то поддержать, вот смотрю она что-то переживает, надо с добрым словом пойти. Оставайтесь в эти дни в тишине и тоже в одиночестве перед Богом, не ожидая поддержки и утешения от человека. Попробуйте. Нам иногда кажется, что это очень по-христиански. Всякое сочувствие, всякие моменты доброго слова, доброй улыбки, и это вы будете давать друг другу всегда, когда будете друг друга оставлять в полном покое. Возможно, я сейчас говорю вещи, которые где-то в рамки нашел сознания не совсем вмещаются. И даже если вы против этого мнения, попробуйте его принять. Я не говорю о том, что если кому-то нужна помощь, упал человек – пусть лежит, я не об этом говорю. Я говорю о том, что если у кого-то пришло время сегодня-завтра грустить, пусть грустит с Богом, пришло время плакать, пусть плачет с Богом, не трогайте человека и не утешайте, пусть Бог сам утешает – вот о чем. И еще один такой момент вот этой нашей тишины. Об этом вы слышали от меня уже как минимум два раза. Еще раз скажу. Попробуйте до минимума совсем-совсем ограничить общение с внешним миром. Это напоминание о тишине.

А сейчас введение в предстоящую медитацию.

Оттолкнемся от сегодняшний проповеди. Т.е. первый момент, первый шаг нашей медитации, первый пункт это следующий. В нашей жизни есть очень много вопросов, переживаний, чувств, очень много дней, очень много событий, ситуаций и так далее. Много трудностей, много радостей, много вопросов для решения, которые не требуют решения, и так далее. И мы в всех этих вопросах так барахтаемся иногда как утки в луже, и как бы дальше сквозь эту лужу ничего не видно, и она кажется морем, иногда океаном. А Бог во время не только духовных упражнений, но особенно время духовных упражнений, приглашает нас к тому, чтобы все же выйти из этой лужи и увидеть, что за ее краями существует мир, и он намного богаче, чем сама моя лужа, ну или мой двор, или моя песочница. Можно назвать своим словом. Так как в сегодняшнем евангелии, если захотите потом туда глянуть – это это евангелие от Луки, 20-я глава. Только не во время медитации, уже в перерыве. Потому что это не отрывок для медитации сейчас. Так что можете туда посмотреть. Какие-то вопросы. Было семь мужей, одна жена, вообще ужас какой-то если так практически головой подумать, и она, бедная, должна выполнить – как отец сказал перед благословением – «функцию женскую».

Что делает Иисус? Берет их за головы и поднимает над этой лужей и ставит за ее пределами. Я сегодня во время проповеди вспомнила одну песню, которую поет Домогаров «Небо выбрало нас», и там есть такие слова: «Оторвись от земли, поднимись над собою». Небо выбрало нас. Этот момент – подняться, это время духовных упражнений. Даже если нам кажется, что у нас нет крыльев, что мы так изранены, что мы лежим, мои дорогие, каждому Бог дал всё для того, чтобы подняться. В какой мы бы не были ситуации. В самой прекрасной, в полете, тогда подняться еще выше. Как говорит пророк Иезекииль: овечку, которая в порядке, которая толстенькая, буду опекать, а вот эту, которая израненная, буду лечить. Т.е. каждый получает то, что ему нужно, без сомнения. И даже если кажется, что сейчас лежу, что нет сил, что такие раны на душе, на сердце, что никак, у каждого из нас всё есть.

И сейчас во время этой медитации мы посмотрим на одну женщину, которая была любимой и любящей женой, и которая стала матерью, хотя надежды на это не было. Пишите, пожалуйста: 1-я Книга Царств, это Ветхий Завет, первая глава. Вся глава, потом в Библии это найдете.

Мои дорогие, пришли на свое место медитации, сделайте глубокий поклон по примеру наших братьев православных или братьев восточного обряда. Глубокий сделайте поклон, осените себя большим крестным знамением как щитом. Садитесь на свое место медитации и берете в руки Библию в закрытом виде, можете руку положить на Библию, можете прижать ее к сердцу. Как хотите, можете просто положить на лавку, и говорите: «Господи, открой мое сердце до того, как я открою книгу». Открываете и смóтрите на женщину, которую звали Анной. Кстати говоря, ее имя переводится как «благодать», можете пригласить ее на свою лавку, пусть с вами посидит, может пообщается.


1 В Рамата́име Цуфимском , что в Ефре́мовых горах, жил один человек, из племени Ефрема. Звали его Элкана́, он был сыном Иероха́ма, сына Элигу́, сына То́ху, сына Цу́фа.
2 У него было две жены, одну звали А́нна, а другую – Пенинна́. У Пенинны были дети, а у Анны детей не было.
3 Каждый год этот человек отправлялся из своего города в Сило́м, чтобы поклониться и принести жертвы Господу Воинств. Священниками Господа там были два сына Илия: Хофни и Пинеха́с.
4 В день жертвоприношения Элкана давал Пенинне и всем ее сыновьям и дочерям по куску мяса.
5 Анне он тоже давал один кусок; он любил ее сильнее, хотя Господь и сделал ее бесплодной.
6 Соперница же не давала ей покоя и издевалась над ней за бесплодие, которое Господь послал Анне.
7 Так повторялось из года в год: всякий раз, как Анна приходила в храм Господа, Пенинна издевалась над ней. И вот однажды Анна плакала и ничего не ела,
8 и Элкана, муж ее, сказал ей: «Анна, отчего ты плачешь? И почему не ешь? Чем опечалено твое сердце? Ведь я для тебя лучше десяти сыновей!»
9 Когда же закончился жертвенный пир, (священник Илий в это время восседал у входа в святилище Господа)
10 Анна в отчаянии стала молиться Господу, горько плача,
11 и дала такой обет: «Господь Воинств! Если Ты обратишь свой взор на унижение рабы Твоей, если вспомнишь обо мне и не забудешь меня, если дашь рабе Твоей ребенка, то я посвящу его Господу. Всю свою жизнь он будет принадлежать Тебе и не будет стричь своих волос ».
12 Она молилась Господу долго, а Илий тем временем наблюдал за ней.
13 Анна говорила про себя, беззвучно шевеля губами, и Илий решил, что она пьяна.
14 «Долго еще ты будешь стоять здесь пьяной? – сказал ей Илий. – Иди протрезвись!» –
15 «Нет, господин мой, – отвечала Анна, – ни вина, ни пива я не пила. Я в отчаянии и готова на все – вот и стала изливать свою душу перед Господом.
16 Не подумай обо мне, рабе твоей, дурно. Печаль и обида переполняют меня, оттого я и говорила так».
17 Илий ответил: «Иди с миром! Бог Изра́иля даст тебе то, что ты просишь у Него». –
18 «Пусть будет раба твоя угодна тебе!» – сказала Анна. Она пошла к себе, поела и с того времени перестала грустить.
19 Наутро они поклонились Господу и отправились к себе домой, в Раму́. Элкана познал Анну, свою жену. Господь вспомнил о ней –
20 Анна забеременела и родила, на следующий год у нее уже был сын. Она назвала его Самуилом, сказав: «Я выпросила его у Господа».
21 Ее муж Элкана со всем семейством пошел принести Господу ежегодную жертву и жертву по обету,
22 а Анна не пошла. «Когда наступит время отнять младенца от груди, я сама отведу его, – сказала она мужу. – Он предстанет перед Господом и останется там навсегда».
23 Элкана сказал ей: «Поступай, как считаешь нужным. Оставайся дома, пока не вскормишь его. Пусть Господь исполнит Свое обещание!» Она оставалась дома и вскармливала сына, пока не настало время отнять его от груди.
24 Тогда Анна отправилась с ним в Силом, взяв с собой трехлетнего бычка, эфу́ муки и мех вина. Она вошла с сыном в храм Господа.
25 Они принесли в жертву бычка. Мальчика подвели к Илию.
26 «Позволь мне сказать, господин мой, – заговорила Анна. – Клянусь твоей жизнью, господин мой, я – та женщина, что стояла здесь и молилась Господу у тебя на глазах.
27 А вот – ребенок, о котором я молилась. Господь дал мне его, как я и просила.
28 И вот я, в свою очередь, отдаю его Господу: на всю жизнь он отдан Ему». Илий поклонился Господу.

Медленно-медленно, не спеша, в начале медитации еще раз читаете весь этот отрывок, а потом идем по следующим шагам. У Анны есть любящий и любимый муж, но нет полного счастья. Нет ребенка. Казалось бы, всё есть, но не всё. Нет ребенка – есть статус жены, нет статуса матери. Есть позор, есть издевки. Скорее всего много мыслей о том, что Бог отвернулся от нее. Анна встает на молитву, и посмотрите, как она молится. Она открывает Богу все свои чувства. Мои дорогие, первая и основная наша молитва – это не молитва за кого-то и не молитва о том, чтобы у нас все было хорошо, здоровьичко, счастье и так далее. Первая основания наша позиция на молитве – это открытое сердце со всем тем, что там находится. Т.е. наша молитва – это наше бытие, а не наша идейность. И это очень важно. Молитва – это не время с флагом в руках, и не крестовый поход на наших врагов, пусть даже с самыми высокими мотивациями, это очень важно чтобы быть перед Богом и быть собой. Это первое. Мы иногда, когда начинаем более сознательно молиться, начинаем молиться идейно за обращение всего мира. Ну ладно, весь мир много, за обращение всего нашего народа, нашей страны, за миссионеров, работающих в самом конце света, за всех бедных детей, у которых нет родителей, которые в приютах, в детских домах и так далее. Очень хорошо. Только нас тогда очень часто не бывает на этой молитве, только бывают наши идеи, и это не встреча с Господом, это не молитва. Основная наша первая молитва – это открытие нашего сердца.

У Анны мотивы, посмотрите, пожалуйста, в начале не были слишком высоки, она молилась такой, какая была. Как она говорит? Я в отчаянии и готова на все, поэтому буду нести что несется вот и все. Печаль и обида переполняют меня. Ну, скажем, не слишком высокие чувства и уж точно не идейные. Хочу, чтобы Ты обратил свой взор на унижение рабы своей – она молится тем, что в ней есть на данный момент. Она хочет ребенка, ну какие у нее мотивы? Грусть, печаль и позор. Она хочет родить ребенка ради самого ребенка, ради того, чтобы появился новый человек в этом мире? Нет, она об этом даже не думает, ей плохо, и она изливает свою душу. Это первый момент.

Следующий момент. Бог дает ей ребенка, т.е. Бог слышит ее молитву. Из собственной лужи молитву, оттуда, ну если выражаться словами с начала нашего введения сегодняшнего. Он дает ей ребенка несмотря на всю ее мотивацию.

Следующий шаг нашей медитации. Какая мотивация была у моей мамы родить меня? И внимание, у кого из вас есть дети – запрещаю на этой медитации думать какие мотивации у вас были родить ребенка. Какие мотивации были у моей мамы? Может это тоже был социальный статус, но вот вышла замуж, надо родить ребенка, так положено. Может это была так называемая случайность, может просто захотелось сексуальных переживаний и переспали с каким-то мужчиной или может уже с моим папой, и вот я зачалась и есть.

Какие были мотивации у моей мамы, можете немножко об этом подумать, а потом посмотрите, какие бы мотивации у нее не были, я родилась, и я есть. И когда будет сидеть на медитации, посмотрите, пожалуйста, на себя. Я начала показывать с головы, вы начните со стоп. Начиная оттуда, немножко на свое тело посмотрите. Когда дойдете уровня груди и головы, там еще сердце, переживания, чувства, еще наши прекрасные мысли и не всегда пресные. Я есть – вот она – я есть.

Следующий шаг медитации – откуда ребенок Анны? От Бога, не от нее и не Элканы. Понятно, что мама и папа это посредники, а ребенок от Бога. И потом сразу переходим на себя. Какая там у моей матери была мотивация это ее дело и ее вопросы, а я от Бога и жизнь мне дан Им. И теперь вопрос такой: живу я как дите Бога или все же как дочь своей матери? Есть ли это пространство свободы у меня или нет? Есть я или все же через меня существует только моя мама? Я для нее инструмент достижения чего-то была или есть? Я для нее это удовлетворение ее мечтаний? Или я сейчас это уже отдельный свободный взрослый человек?

Короче говоря, как я живу? В зависимости от мамы или вне зависимости уже? И внимание! Несмотря на то, жива мама или нет.

Анна прошла процесс очищения мотивации, это следующий шаг. Смотрите, она оставалась дома, в один год не пошла приносить жертву в храм Господу, и вскармливала сына. «Он мой родной сыночек, моя собственность, никому не отдам». Следующая часть предложения какова?

пока не настало время отнять его от груди

Мы все знаем, что это имеет и дословное значение, и переносное значение. Отнять от груди. И она это сделала, т.е. она свой процесс очищения мотивации прошла, она ребенка отдает Богу, тому, кому он на самом деле принадлежит. Потому что человек принадлежит только Богу: извините за выражение, собственностью человек является только Божьей. Наши дети – это не наши дети и мы не дети наших родителей. Это не ересь (смеется). Отнять ребенка от груди.

И теперь переходим опять же в нашу песочницу. Отняла ли мама меня от своей груди или все же хочет держать меня у своей груди? Но сразу же, пожалуйста, подумайте, отнялись ли вы от этой груди? Т.е. она хочет меня держать. Может мне тоже там хорошо и тепло, и взрослеть не хочется, это ответственное дело это все взросление, какой-то рост, это какая-то печалька, извиняюсь за выражение. Удобно, у груди удобно. Может я и подавлена, может я и не живу своей жизнью, но это удобно. А может быть я начинаю вырываться уже оттуда. Может я только начинаю понимать, что я до сих пор у этой груди. И может быть все же стоит оторваться, но во взрослом возрасте это очень больно. Это так как все детские болезни, которыми болеет взрослый человек, это в разы серьезнее и тяжелее переносится. Ну ничего, это все возможно. Кому я принадлежу? Иногда бывает так, что мы хотим оторваться от груди, нам не дают. А иногда бывает так, что нас уже хотят отнять, а мы никак не отнимаемся. Посмотрите, как оно там у вас.

И потом в самом конце поговорите с Богом о том, что будет в вашем сердце, в вашей душе, в ваших мыслях к концу медитаций. Просто это все скажите, какая бы там мотивация у вас ни была – высокая, низкая, все равно, то, что будет в вашем сердце. И хочу еще вот что сказать. Медитация 45 минут. Может быть кому-то из вас этих 45 минут нужно будет только для того, что вы дойдете – мамина мотивация какова? А тут я от Бога, Бог дает мне жизнь, я Его ребенок – как это все выглядит? Может кто-то из вас там застрянет, пожалуйста. Т.е. не обязательно пройти всё полностью пройти до конца. Если там вас Дух Святой не задержит, то идем дальше до этого момента отнятия от груди. И когда помолитесь своими уже всеми переживаниями, то в самом конце уже в последнюю минуту медитации возьмите еще раз Библию в руки и прочтите последний стих:

«…Господь дал мне его, как я и просила.
И вот я, в свою очередь, отдаю его Господу: на всю жизнь он отдан Ему». Илий поклонился Господу.

Если где-то удается быть полностью самостоятельной личностью и вы это видите как становитесь красивыми взрослыми свободными личностями – за это поклонитесь Господу, потому что это Его дар. И вот это будет конец медитации.

И теперь внимание. 45 минут для медитации, не больше. Не общайтесь, соблюдайте тишину. Мои дорогие, Духа Святого каждой из вас, и желаю хорошего пути по дорогам нашего сердца!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web