Прощение. Депрессия, I-4

Четверг, 17 октября 2013 08:48

I, 11.12.2005, четвертый этап

 

Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

 

 

Сестра Павла: Сегодня моя любимейшая тема, называется «Депрессия». Очень люблю эту тему. «Что это бы значило, сестра, раз вы любите эту тему?» Четвертый этап прощения.

Помните, мы как-то давно уже начали этапы прощения. Было их пять. У нас было три, последний этап кто помнит, какой был?

Из зала: «Торговля».

Сестра Павла: «Торговля», замечательно, «торговля». И сегодня «Депрессия», это четвертый этап. И еще у нас остался последний пятый – акцептация. Акцептация значит принятие, я бы вам предложила усвоить это слово акцептация. Акцептация это, на самом деле, свобода внутренняя. А сегодня депрессия, про акцептацию в следующий раз.

Депрессия – это латинское слово, оно обозначает подавление, но оно тоже означает углубление. Понижение, углубление, подавление. Выбирайте, что вам больше нравится, то можно выбрать. Существует здоровая депрессия – это будет углубление, и существует больная депрессия – подавление. Причем, у некоторых это пожизненное подавление. Хочу вам сказать, что депрессия на самом деле находится в наших руках. Мы не находимся в руках депрессии, это неправда. Мы можем её взять в собственные руки, к этому мы придем, я надеюсь, к концу нашего занятия сегодня. Значит так. На этапе гнева, это был который этап, кто помнит?

Из зала: Второй.

Сестра Павла: Прекрасно, есть вижу отличники. Учителю всегда хорошо, когда есть отличники, потому что отличники сразу тут же ответят на вопрос и учитель считает, что может идти дальше, не только считает, идет дальше.

Из зала: Молчу, молчу.

Сестра Павла: Почему? Я же говорю, только что сказала, что хорошо, а вы говорите, молчите и кто будет меня поддерживать теперь? Как я только что сказала, что хорошо так замолчали. Вот так всегда в жизни. Хорошо. Второй этап – этап гнева.

На этапе гнева мы позволяем себе возмущение, отрицательные чувства по отношению к тем, кто нас ранил, кто сделал по нашему мнению что-то плохое или очень плохое нам. Потом этап торговли. На этапе торговли мы пробуем выторговывать что-то, что считаем действительно справедливым для себя. Для себя, разумеется. На этапе депрессии мы тоже гневаемся. Только депрессия – это гнев, который направлен на самого себя. Это есть депрессия. Мы гневаемся на себя. И симптомы депрессии теперь. Очень интересный момент.

Ужасно заниженная самооценка. «Я плохая, я ужасная, я ни к чему, ничего хорошего мне светит в этой жизни уже, да, все, всё плохо, и всё будет только хуже и хуже». Как мы иногда утешаем друг друга: «Не переживай, завтра будет хуже». Это, конечно, утешение, потому что когда ты настроишься на то, что завтра будет хуже, то сегодня как-нибудь переживешь.

Следующий симптом. Всё откладывает человек на потом. Как из дома выходим: еще надо вот это сделать, еще зубы почистить, еще надела эти сапожки, нет, одену другие, надену эту кофту, стоишь перед зеркалом, нет, другую. И, в общем так, о, надо было уже десять минут назад выходить.

А, десять минут, там, подумаешь, ерунда. Уже полчаса назад надо было выйти, а я тут все еще копаюсь и вдруг начинаю нервничать, потому что не готова, я опаздываю, и вечно опаздываю. Вот это вечное опаздывание – это один из симптомов депрессия тоже, у депрессии есть много симптомов.

Дальше, начинаю потихонечку терять юмор, чувство юмора. Кто-то сказал анекдот, а я обиделась. Ужасно, как так можно. Обиделась, теряю юмор, чувство юмора.

Не приходят в голову совершено новые идеи. Вот как одевалась в эту голубую кофточку десять лет назад, так и сегодня одеваюсь только в нее, и смотрю как хорошо, голубая кофточка. Купила правда почему-то коричневую, а не то, голубую переодела всё нормально, всё хорошо. Понимаете, всё, о чем я вам говорю – это реальные примеры. Купила кофточку, а она не простая, а она вот тут с косичками такая. Одела я её, а не идет, вот надо ту простую переодеть, привычная кофточка, всё хорошо. Теряю творчество даже в бытовых вопросах.

Однажды пришла ко мне жена одного знакомого человека, он её послал ко мне. Я говорю: «А что случилось?» Она говорит: «Понимаете, он меня прислал к вам спросить у вас, почему я каждую неделю делаю один и тот же салат». Я говорю: «Слушайте, а я не знаю. – Он сказал, что вы будет знать». Говорю: «Я не знаю. И почему один и тот же салат, почему? Давайте подумаем, что в этом салатике вам нравится». Ну и так тихонечко, понимаете, от салатика начиная, мы пришли к депрессии, причем довольно глубокой. Не только один и тот же салат. Каждый раз борщ, причем я не знаю, понимаете это тоже своего рода творчество, если борщ каждый раз получается точно такого же вкуса. Это творчество, потому что я не знаю, как каждый раз точно такой же вкус сделать борщу. Значит, теряем творчество, начиная с простых вопросов.

Появляется в человеке потребность поддакивать другим, удовлетворять других. Вот это мы хорошо знаем. Через этот симптом, если кто-то не проходил через депрессию, то через этот симптом проходили почти все. Поддакиваем другим, удовлетворяем других. Устаем, быстро устаем, и вообще чувствую себя уставшей почти всё время. А я уставшая понимаете, я понимаю, провела 12 часов на уроках, понятно уставшая. Но если женщине 30-35 и она провела три урока, она может быть чуть-чуть уставшей, конечно. Но чтобы вообще падать, или уроки, пол помыла в одном помещении, допустим, на кухне и лежит: всё, я устала, не подходите вообще, лежу, я устала. Чувствую, что силы из меня уходят в состоянии депрессии. Силы из меня уходят, как бы испаряются, и начинаю думать: «Я скоро заболею, я скоро чем-то заболею».

Из зала: Причем смертельно.

Сестра Павла: Конечно. Ипохондрия, между прочим, это тоже один из симптомов депрессии. Ну, канцерофобия, например, знаете слово – страх перед онкологией. «У меня точно будет рак. Да, действительно, точно будет рак, он уже я чувствую там, уже началось».

Из зала: Метастазы.

Сестра Павла: Да-да-да, уже чувствую. Кардиофобия. «Я двигаться не могу быстро, потому что сердце, говорить не могу, подбежать не могу, и вообще левой рукой лучше не двигать, вот так. И всё, у меня сердце больное, а если не больное, то точно будет больным. И я не могу левой ногой двигать, не могу». Точно будет кардиология, это серьезное дело. Ипохондрия тоже один из симптомов. Потом, чрезмерная забота о своем здоровье – это тоже в ипохондрию входит. «Так, к какому бы тут врачу пойти? Терапевт, конечно, не поможет, к хирургу не пойду, он будет меня сразу резать. Может на какое-нибудь облучение, не-не, это вредно для здоровья. Может на массаж. Массаж, целительный массаж». Читаю в газете объявление, там все просто искусные специалисты по целительному массажу, иду, «он точно мне поможет». Потом начинаю искать психотерапевта.

Психотерапевт, где объявления? В той газете были объявления, в той и в той. А там сказали, что в той газете объявляют только лучших психотерапевтов, хорошо, пойду по той газете, и пожалуйста, и пошли. Обязательно надо полечиться. От чего вы хотите лечиться? Ко мне ведь тоже иногда приходят такие люди: «Отчего вы хотите лечиться? – Как от чего? От болезни. – Очень хорошо, а от какой? Что у вас болит? – Ну, например, иногда голова». И тут знаете, что получается, вот так всегда очень легко проверить. Знаете, что получается? Вот человек мне говорит, иногда болит голова, и я говорю, причем с серьезным лицом: «Вы знаете, у меня тоже иногда болит голова». Что начинается, как вы думаете?

Из зала: Советы.

Сестра Павла: Да, сто советов, что сделать с головой. Смотрите, вы же сами все знаете, вот это всё сделайте и всё будет хорошо! Обычно люди уходят разочарованными во мне тогда очень сильно. «Да, сестра, мы вот тут видим, что вы не можете помочь». Не могу, от головной боли я совершенно не специалист по головной боли. Может, томографию надо сделать. Я иногда еще, знаете, что предлагаю. В какую-нибудь больницу отправляю, которая дорогая, вот там, где за малейшее обследование надо по тысяче, по полторы заплатить. Идите лечиться. Потом человек приходит: да нет, я не буду, знаете, одно обследование ладно, второе-третье, потом знаете, сколько это денег стоит? Я говорю: и как, полегчало? Значительно! Хорошо.

Человек становится поверхностным. Поговорим про погоду, про моду, про кофточки, про то, что читали в последний раз, причем это, скорее всего, были гороскопы. Потому что если тебе плохо, надо посмотреть, почитать, может быть в какой-то день в месяце будет хорошо. И вот я читаю и жду, жду этого 20 декабря, жду, потому что там было написано, что это будет день везения. И жду, и жду. А 20-го с утра боюсь, а вдруг не повезет. Становлюсь поверхностным человеком.

Постоянно себя в чем-то упрекаю. Если бы я сделала так, а если бы я сказала так, а если бы я оделась так, а если бы я закончила такой вуз. Вот если бы я закончила Бауманский, представляете, какой диплом, на европейском уровне диплом. А я что закончила? Какой-то, подумаешь, университет в Ростове-на-Дону. Что это за заведение? Вот если бы у меня была другая профессия, если бы я стала преподавательницей. А если бы я певицей стала, было бы лучше. А если бы у меня были белые волосы, светлые, блондинка, а то нет, брюнетка. Вот если была бы блондинкой, всё было бы хорошо, а тут не получается.

Следующие симптомы депрессии, это не конец (смех а зале). Следующие симптомы депрессии. Появляется скука страшная, апатия, пессимизм, утрата интереса к делам, столько надо иногда сил, чтобы себя заставить что-то сделать. Утрата интереса к делам. Нарушение сна и аппетита. Просыпаешься, а там три ночи. Просыпаешься, а там полчетвертого, страшные ночи на самом деле. Утрата аппетита. На фоне, между причем, утраты аппетита иногда возникает канцерофобия. «Будет рак желудка. Точно, нет, сначала будет язва, потом рак желудка или сразу же рак». В беседах подчеркивается собственная неполноценность, подчеркивается утрата способностей, «уже ничего не умею». Тоже человек говорит о том, что память плохо работает. Между прочим, это иногда очень удобно, «у меня депрессия, память не работает, извините, я забыла, что мне дальше говорить» (смеется). Не работает. Такие люди с депрессией ждут утешения очень сильно и ждут разубеждения. «Ты хорошая», вот чтобы мне кто-то сказал, «ты хорошая, ты молодец», этого ждем. Повышенная при депрессии всегда раздражительность. То ворчат, то плачут. «Уходи, не хочу тебя видеть», только развернулся, начал уходить, уже кричит за ним: «Подожди, дорогой, куда ты пошел». Вот понимаете, страшные прыжки, амплитуда страшно большая, причем это совершается, переключения довольно мгновенные. Вот тут кричала, тут, буквально через несколько минут уже начинает плакать, уже все плохо. У родственников, или у сотрудников, у коллег на работе всегда такие люди ищут проблемы. Значит, «это легкомысленный человек». Или, «вы знаете, моя мама оказывается такой легкомысленный человек, вообще не забоится о будущем, вообще безответственная, ни о чем не думает». «Всю работу хотят переложить на меня, я за все в ответе». И чтобы доказать эту свою теорию, действительно, такие люди берутся за работу других, за дела других. А это, знаете, вообще свойственно каждому из нас. Дела других ты решишь вот так, вот так, раз, и решил. А вот возьмись за свои. Да-да, сучок в глазу брата, а бревно в своем. Ага, знаете это дело. Сучок сразу видно почему-то, а вот этого бревна не видно, видимо, потому, что оно там сидит. Начинаются всякого рода соматические реакции. Сердце, действительно. Желудок, кишечник, мышцы, нервные окончания, всякого рода дерматиты. Нарушается цвет тканей, это с дерматитом связанно и с нервными окончаниями. Вегетативные всякие расстройства.

Следующие чувства, которые при депрессии возникают. Отсутствие любви к себе. Причем такое основательное. «Я не должна существовать в этом мире и всё». Отсутствие удовлетворения. Чтобы ни подарили – плохо, чтобы ни принесла – плохо. Чтобы ни были сделано – плохо. Если на работе пошло всё хорошо, то могло пойти лучше, ну и так далее. Полное неудовлетворение. В любом случае плохо человеку. Негативный образ себя, это я уже говорила, негативный образ обстоятельств, мнение о том, что я не справлюсь с жизнью, что она меня победит. Зависимость от других, отсутствие мотивации к деятельности. И хочу вам сказать, что если имеете дело с человеком, который в депрессии, надо быть очень острожным и его держать на расстоянии, даже если это близкий родственник. Потому что, понимаете, что происходит.

Человек, который находится в состоянии неосознанной депрессии, он втягивает нас в свою боль, и мы там вместе проваливаемся. Вместе туда проваливаемся и уходим очень глубоко с этим человеком. Это ему абсолютно не помогает, углубляет его депрессию, а нас это может ввести в депрессивное состояние. Если не совсем в депрессию, то хотя бы в депрессивное состояние, хорошо это не заканчивается ни для кого. Поэтому человека надо держать на расстоянии так, чтобы туда не проваливаться. Никому легче от этого не будет. Никому. Понимаете, когда человек говорит, что ему плохо, мы конечно и посидим с человеком, и обнимем человека, и послушаем человека. Ничего хорошего от этого не будет. Может у кого-то из вас есть уже такой опыт. Видите. Просто провалитесь туда.

Вопрос: Это только для неосознанной депрессии?

Сестра Павла: Это для неосознанной депрессии, потому что если я свою депрессию осознаю, или если человек, с которым я имею дело, осознает свою депрессию, то такой человек в свою депрессию меня не втягивает. А я, если ее осознаю, я пытаюсь своей огромнейшей болью не делиться со всеми на свете встречными. Не делюсь, я прихожу, действительно, к психологу, прихожу к священнику, прихожу на исповедь и только там говорю.

Вопрос: А если депрессия поставлена как диагноз? Она считается неосознанной или осознанной?

Сестра Павла: Осознание касается человека, который переживает депрессию. Если врач поставил человеку депрессию, то это еще не значит, что человек её осознал.

Вопрос: А если человек, допустим, осознал, но ничего не хочет делать?

Сестра Павла: Тем более надо оставить человека, тем более надо его оставить.

Из зала: Жалко.

Сестра Павла: Жалейте.

Из зала: Втягивает.

Сестра Павла: Втягивает, да. Это вопрос зависимости будет серьезный, потому что если мы будем такому человеку помогать, мы углубляем его депрессию, каким образом? У человека создается видимость, что всё неплохо, и из-за этого мы абсолютно тормозим развитие человека, абсолютно. Ничего у этого человека не углубляется, а со временем мы начинаем чувствовать, что мы полностью опустошены. И со временем мы начинаем чувствовать, что мы где-то потеряли смысл жизни, а это очень серьезно, и почему-то молитва не помогает. Здесь советую почитать Первое Послание Святого Иоанна, 5-я глава.

Еще в состоянии депрессии присуще состояние маниакальное. Бывает чисто депрессивное, когда на самом деле идет период подавления, и бывает состояние маниакальное, странная какая-то энергия вдруг появляется у человека. Человек всё берет в свои руки и начинает действовать, это обычно не очень долго длится, это зависит, при каком виде депрессии это происходит. В виды депрессии мы сейчас с вами не уйдем, потому что у нас не такая задача. Этот период по-разному, он может длиться несколько часов, он может длиться несколько дней. Иногда длится даже до двух недель, и кажется, что всё хорошо. Человек рано встал, помылся, пошел на работу вдруг с такой-то радостью. Но кто близко общается с человеком, видит, что на самом деле это не радость, а это такое искусственное поднятие настроения.

В депрессии человек начинает иногда желать смерти. Могут появиться суицидальные состояния, а может просто появится желание «а вот я хочу умереть». Знаете, как это опасно в религиозной жизни, «я хочу соединиться с Господом». И это как считается? Святость. «Я желаю соединиться с Господом». Конечно, такое желание может быть вообще без депрессии, это действительно святость, но при депрессии тоже оно бывает.

Существует много теорий депрессии. Существует много причин, много теорий, я хочу сказать о трех.

Первая – это прикрытие ненависти к себе или к другим. Теории депрессии да, это не непосредственные причины. Прикрытие ненависти, враждебности, отвращения к людям. Прикрытие к себе, к людям, и так далее. Иногда это с детства начнется, тянется много лет, и в какой-то момент оказывается, что у человека глубокая депрессия. Какой выход человек себе находит? Знаете, иногда, когда люди приходят к Богу, так скажем, у них начинается период депрессии, почему? Потому что был, допустим, период ненависти и гнева, человек попадает в церковь и ему говорят о заповедях, что надо соблюдать две заповеди любви, Десять Божьих заповедей, всё это надо соблюдать, а человек думает: «Боже мой, а у меня же ненависть». И вместо того, чтобы хорошо разобраться с корнем ненависти, человек начинает переживать и гневаться на себя за свою ненависть и говорить себе какой я виноватый. Понимаете, мы иногда становится судьями сами для себя. Если мы, как христианине, не можем судить другого человека, то и себя тоже. Потому что, понимаете, нас это тоже касается!

Мы сколько судим себя и других осуждаем, но и себя осуждаем, да. И это такой же грех как осуждение другого человека.

Такой же грех, почему-то мы об этом не помним. Начинаем осуждать себя, и попадаем в депрессию. И это называется пришествием к Богу.

Из зала: Покаянием.

Сестра Павла: Да, да. Депрессию начинаем путать с покаянием, действительно так. Идем на исповедь, мы такие грешники страшнейшие, вот такое допускали в своей жизни, теперь всё будет по-другому потому что я сама себе докажу какая я плохая.

А Бог создал человека и видел, что всё весьма хорошо. Значит, я не иду к образу и подобию Бога, если я осуждаю себя.

Следующая теория – это может быть реакция на утрату эмоционально близкого человека, людей, компании или близких каких-то вещей, возможностей и целей. Была возможность ушла, была-ушла. Вот «надеялась на то, что выйду замуж за этого человека, а он взял и женился на другой, причем через три дня как со мной расстался, поэтому в монастырь пошла». Вы меня так не слушайте, а то я вам тут нарассказываю, а неизвестно, кого вы слушаете. Вот взяла, пошла в монастырь. В монастыре такая смиренная, а копнешь немножко – депрессия страшнейшая. И что это за смирение? Там, где депрессия, нет смирения никакого. К сожалению это не моя биография это было бы намного легче, если была бы моя (смех в зале).

Вопрос: Чем же легче?

Сестра Павла: «Что у неё там в жизни?» Всегда интересно, да, вот слушаешь, человек какой-то там выступает, что-то говорит, ты слушаешь человека, слушаешь, и вдруг у тебя возникает вопрос: «Так, а вообще-то у нее там на самом деле внутри как?» Я вам не могу сказать, потому что я не привыкла открываться перед такой большой аудиторией.

Следующая теория депрессии – это расстройство когнитивной сферы. Это познавательная сфера у человека, из-за, конечно, аффективного расстройства. Грубо говоря, было плохо, будет плохо, а потом будет еще хуже. Всё. Эмоции начинают по-другому действовать, они начинают влиять на когнитивную сферу, и она тоже начинает у нас работать плохо. В депрессии человек сосредоточен на себе, на своей вине, на своем переживании, «как это так, у меня такое могло быть?» Могло быть, потому что оно у многих бывает. Но понимаете, это не утешение, когда ты слышишь, что у многих бывает. «А что мне у многих, у меня оно понимаете, да». Я помню, мне зубной врач сказал: «А вы не переживайте, у меня сегодня вообще двадцать пациентов», потому что я говорю «вы можете побыстрее, мне очень больно». «А вы не переживайте у меня вообще двадцать пациентов…». «Не переживайте». Когда у тебя зуб болит, не очень утешает то, что у всех других тоже болят, которые там сидят. Так, человек сосредоточивается на себе, на своем чувстве вины, на собственном негативе или на негативе других. «Всё плохо, какая эта современная молодежь ужасная, как они одеваются – кошмар, какие песни они слушают!» А вот если вспомнить, как говорили наши родители про нас: «Какие песни они слушают? И говорили: что ты слушаешь?» А потом мы вырастаем, становимся мама и папами и говорим нашим детям: «Что ты слушаешь? Кошмар какой-то!» Вот так. «Мама, а ты вспомни, что ты слушали, и как тебе родители говорили». Так, негатив, «всё плохо, такая власть сейчас ужасная, при этой власти и не разбогатеешь и помереть сложно».

Вопрос: Похоронить тоже.

Сестра Павла: «Похоронить, сколько стоит всё, невозможно». Потом дальше, «в семье всё плохо, муж когда-то был хороший, теперь что-то он плохим стал». «Когда-то я еще с родной сестрой разговаривать могла, а сейчас не могу совершено». И вот так человек перечисляет, «а между прочим, позавчера родной сестре я сказала: чем меньше общения, тем лучше». Понимаете. «Ну, родная сестра очень серьезно отреагировала, очень серьезно всё восприняла и сказала: разговаривать не будем вообще». Так, «работа плохая, начальник плохой, жизни нет, жизнь закончилась». Сколько раз мы с вами говорили или кто-то нам говорил: «жизнь у меня закончилась, теперь только существование осталось, всё, жизни больше нет у меня все». А я все живу и живу, физиологически живу. И делай, что хочешь, а без чувства смысла очень сложно жить. А физиологически жизнь продолжается. Вижу только грехи других. Знаете, как сказать, все вот эти наши самозванцы, духовные наставники – это, скорее всего, люди, которые со своими грехами не разобрались. Наставляют, наставляют, как тебе жить и как тебе жить. Извините, пожалуйста, а откуда вы знаете, как мне жить? Причем, понимаете, в чем дело? У них совет на любую ситуацию, причем, совет рождается тут же, еще человек хорошо не подумал, уже говорит, потому что «это от Духа Святого».

Депрессия в Библии. Посмотрите на 15 главу Евангелия от Луки, там притча о Блудном Сыне. Блудный Сын был в депрессии, в глубочайшей депрессии, пас этих свиней, хуже для еврея быть не может. Пас этих свиней и там сидел, деньги закончились, еда закончилась, действительно, ситуация сложная, очень сложная. Что делает Блудный Сын? Блудный Сын, чтобы выйти из этого замкнутого круга, он его просто прерывает каким решением? Пойду к отцу. Значит когда у нас депрессия, мы начинаем, если мы из депрессии не выходим, мы начинаем совершать грехи. Больше грех – больше депрессия, потому что «что я наделала!». Больше грех – больше депрессия. И такой замкнутый круг и бегаем по этому замкнутому кругу. Я может быть у вас говорила, может нет, знаете, как я однажды посоветовала одному человеку – сесть на кольцевой, и так с утра до вчера. Знаете, помогло, помогло человеку. Он потом говорит потом: «Я понял это вообще дурдом, надо это прекращать, надо прекращать». Я говорю: «Хорошо, вы решили как? – Еще нет, но я понял, что надо думать, чтобы это прекратить». И думать уже начал, представляете. Действительно, когда человек в таком направлении начинает думать, это успех, это серьезный успех. И потом, конечно, нашел решение, нашел свои слова. Потому что слова встану, пойду к отцу моему и скажу ему – это слова Блудного Сына из притчи. У каждого из нас есть свои слова, которые прерывают этот замкнутый круг, свои слова.

Может быть, например, так: начну делать, поменяю работу, например, или перестану общаться с этим, с этим и с этим. У каждого из нас есть свои слова.

Дальше. У Иуды Искариота и у Петра тоже была депрессия после того, как они предали Иисуса. И у одного и у второго депрессия серьезная. И смотрите,

Иуда сосредотачивается на своем грехе и вешается. Петр сосредотачивается на Иисусе и вешает свой грех.

И посмотрите, вовсе не надо было, чтобы кто-то Петру сказал или чтобы он сам себя убедил, что он хороший и ничего страшного не сделал. Он знал, что он сделал страшное, и он принял, что он сделал страшное и с этим страшным он пришел к Иисусу. И всё. Почему у нас не проходит депрессия? Потому что мы ждем годами, чтобы кто-то нам доказал, что ничего страшного не сделали. А мы сделали страшное и причем, не один раз в жизни.

Чтобы прошла депрессия надо стать ответственным грешником

А не таким безответственным, чтобы Бог пришел и сказал, что всё хорошо. Посмотрите евангелие. Все четыре евангелия почитайте! Очень яркий пример вот с этой женщиной, взятой в прелюбодеянии. Ведь Иисус не сказал ей, что ты хорошая, ты молодец, не сказал. Он ей что сказал? Слова, которые именно этой женщине были направлены: «Иди и больше не греши». Что это значит? Да, ты согрешила, но на этом мир не заканчивается, жизнь продолжается, поэтому иди и больше не греши.

Иуда и Петр, два вида депрессии – больная депрессия и здоровая депрессия, ответственный грешник Петр. Потом, если посмотреть проповеди Петра, после уже сошествия Святого Духа, Петр говорил об этом, что он предал Иисуса. И говорил об этом как он выходил из этого состояния. И он благодарил Бога за всё это. Ответственный грешник отвечает за свой грех. Да, это было ужасно, но Петр поставил точку. Значит, в нашей депрессии первое, что надо сделать – это надо себе задать вопрос: «Я хочу, чтобы мне сказали, что всё хорошо? Или я действительно хочу выйти из этого состояния, в котором я нахожусь?» Чего я хочу? Я хочу принять Божие прощение, или я хочу, чтоб кто-то сказал, что хоть где-то осталась точка беленькая, чистенькая. Чего я хочу на самом деле?

Может, мне прощение вовсе не нужно? Может мне только надо, чтобы Бог написал, что всё хорошо и в порядке, чтобы там расписался и печать поставил, да? И депрессия не проходит. Мы не хотим признать, что мы грешим. Нам грех просто нравится, нравится нам грех. Понимаете, если мы не ответственные грешники, если мы не берем ответственность на себя и не говорим: «Да, я согрешил», и не приносим этого Иисусу, то это значит, что нам наш грех направится и нам нравится там сидеть, извините, пожалуйста, за выражение, нам нравится сидеть в дерьме. Нравится, это хорошо, потому что это, понимаете, правда, грязно, но это свое, родное. Это такое родное до такой степени, что как расстаться? Уже на неделе пятнадцать раз вытошнило от алкоголя его, но а как расстаться, это же родной запах (смех в зале). И возьми, сделай что хочешь. Нравится грех, просто надо в таком случае себе прямо в глаза, и сказать: «Мне нравится это». Мне нравится с кем-то проваливаться. «Ай-яй-яй, сестра, что делать? Я опять провалилась». Говорила не общаться с подружками, нет, только от меня ушла сразу к подружкам: «Та-та-та-та-та».

«Сестра…!» и тут звонит мне: «Сестра, что делать? Я провалилась, опять провалилась». Ну, скатертью дорога. Провалилась она. Руки чешутся эту трубку взять, отключи телефон, поставь под кровать. Это уже сложнее оттуда его достать. Понимаете, надо себя держать. В какой-то момент не взять эту трубку. Так вот по всем подружкам разнесла себя по кусочку, а потом: «Где я?» Не знаю.

И теперь наш прекрасный вопрос, который я тоже очень люблю так, как и сегодняшнюю тему: что делать?

Это прекрасный вопрос, мы его раз с утра до вечера задаем по лет 10-15, и так и задаем его. Что делать? И бегаем. Вот этот священник хорошо говорит – к нему побежали: «что делать, отец?» Он сказал. Хорошо, там послушали. Что делать? Побегали к следующему священнику, там сказали, а вот там такая книжка, о! побежали туда… Итак, что делать? я вам расскажу, а вы попробуйте сделать хоть что-нибудь.

Прервать замкнутый круг. Для того чтобы прервать замкнутый круг, надо стать вот этим ответственным грешником. Значит, не ищите наконец-то этот чистый лист в себе, хоть один из ста, не ищите. Берите все грязные листы и идите с ними к Иисусу. Да, они грязные, так как Святой Петр. Знаете, вот этот прекрасный диалог в 21 главе Евангелия от Иоанна. Иисус спрашивает… Современные языки не дают на самом деле этого содержания, вот греческий – да. Иисус спрашивает, первый вопрос Иисус ставит Петру: «Любишь ли ты Меня…» там просто градация в вопросах. Скажем, «…больше всех на свете?» А Петр отвечает: «Нет, я люблю Тебя просто». Люблю Тебя, но просто. Иисус задает следующий вопрос: «Любишь ли ты Меня больше, чем вот эти, которые здесь находятся? – Люблю Тебя просто». И третий вопрос Иисус задает Петру: «Любишь ли ты Меня просто? – Люблю Тебя просто». Почему там идут вот слова? Петр опечалился, потому что на первый вопрос полностью положительно не мог ответить и на второй, только на третий. И я прихожу и говорю то, что есть: «я не люблю Тебя как мученик, я не люблю Тебя как исповедник, вот я тебя люблю как сестра Павла, вот такая, которая есть сейчас и вот так Тебя люблю». И всё.

Значит, стать ответственным грешником. Я не абсолютно чистая, но я тебя люблю настолько, насколько могу и я с этим со всем с этим прихожу к Тебе.

И там будет прекраснейшая встреча. Потому что Иисус наконец-то увидит тебя перед Собой. Не пай-мальчика и пай-девочку, которым надо быть культурным, интеллигентным, порядочным и так далее, только тебя. Приходишь и говоришь: «да, у меня грех». Как Петр сказал: «Господи, Ты всё знаешь, Ты знаешь, что Тебя люблю, но люблю Тебя просто». Прекрасный момент.

Значит, прервать замкнутый круг, стать ответственным грешником.

Гневаться можно на собственный эгоизм. Извините, пожалуйста, за выражение на собственную дурь, но не на себя, не осуждать себя.

Вот это есть здоровая депрессия – вижу зло, вижу свою ответственность, вижу, что, да, действительно, плохо наделала, но на этом мир не заканчивается. Это всё беру вот то, что наделал и иду с этим к Иисусу, и вот так у креста всё это Ему кладу, потому что крест победил всё зло. Иисус на кресте. Всё зло. Поэтому беру всё, что меня встретило и иду к Нему. Весь мой эгоизм, мое умствование, мою гордыню, всё-всё-всё беру. Мой обман, самообман и т.д. И несу Ему. Не бойтесь Иисуса. Я понимаю, мы авторитет воспринимаем так, как нас научили его воспринимать. Значит, перед авторитетом, перед начальником защищайся, как только можешь. Иисус не начальник, Он не руководитель. Иисус – это Любовь.

И начинаю тихонько менять то, что могу поменять. Может быть, например, я могу постирать носки. Вот, допустим, лежала неделю, не поднималась, потому что у меня депрессия, и решила, что могу, то сделаю. Встану с кровати. Вот стала немного, пошатываюсь, опять в кровать, потому что пошатываюсь. Нет, встала, стою, чуть-чуть пошатываюсь, но вообще-то идти могу. Иду и думаю, ну, носки постираю, допустим, да, это я могу сделать. Понимаете, хоть что-то и всегда надо начинать с бытовых вещей. Если вы решите: «вот встану и налажу все мои отношения». Знаете, что будет? Очередная депрессия тут же, как только начнете налаживать отношения. Надо начинать с малого.

Как Иисус говорит: кто верен в малом, того над многими поставлю. С малого всегда надо начинать. И начинаю идти в будущее, не надо застревать на вот этом прошлом, и говорить, что оно меня определяет, детерминирует. «Детство у меня было тяжелое, поэтому сейчас я могу только вредничать и огрызаться». Всё, и ничего с этим не сделаешь. Поминаете, если мы с какой-то проблемой приходим к Иисусу, то Он может всё. Он даже может не только наш характер поменять, Он может даже наш темперамент поменять. Иисус может это сделать, потому что всё, что врожденное Иисус может поменять. А кто нас создавал? Он. Конечно, вместе с родителями, но откуда у родителей генетический код? От Него. И поскольку Он нас создавал, Он может даже и врожденные вещи поменять. В Ростове однажды после лекции о депрессии одна девушка мне сказала: «Знаете что, когда вы сказали, что Иисус может поменять врожденные вещи я тут же начала молится о том, чтобы Он выпрямил мой нос». Она родилась с кривым носом, нос большой, действительно, большой и кривой. И тут же начала молиться, чтобы Иисус выпрямил ей нос. Я говорю: «И как? – Понимаете, нос не выпрямился, но я перестала переживать, что он кривой». Это тоже исцеление. Так что таким образом выходим из нашей депрессии.

Теперь, наша христианская терапия, три пунктика, с которыми уже знакомы.

Открываю Иисусу свои чувства, значит, открываю Ему свою депрессию. Говорю о своей деструкции как о последствии зла, не обязательно моего, но в том числе и моего, потому что, знаете, мы обычно говорим, то родители, то родовое зло, то еще что-то. А понимаете, родители, может, действительно где-то виноваты. Но в какой-то момент мы сами лично начали умножать это зло, это тоже надо найти, не надо всё спихивать на родителей.

Вопрос: Вы говорили о деструкции того зла, именно которое я совершила?

Сестра Павла: Обо всем! Зло это не только грех, зло это и все раны, и всё страдание, и всё, что меня касается, весь негатив, который меня касается. Мои чувства по этому поводу. Потом смотрю на Иисуса.

Второй пункт – смотрю на Иисуса. У Иисуса депрессии не было, что будем делать? Смотрим на другие персонажи в Библии. На Иуду Искариота не советую, а вот на Петра можно посмотреть, на Блудного Сына можно посмотреть, на женщину, взятую в прелюбодеянии можно посмотреть. Потом, смотрю на Иисуса, как Он воспринимал раны со стороны других людей? Отче, прости их, потому что они не знают, что делают. Смотрю на Иисуса во время Его страданий, во время Его смерти. Смотрю на Иисуса на кресте.

Третий пункт – прошу Иисуса, чтобы Он меня ввел в атмосферу Его прощения. Можно это сделать следующим образом. «Господи, дай мне Твои глаза. Или, научи меня смотреть на вот этого моего врага так, как Ты на него смотришь. Дай мне Твои глаза и научи меня смотреть на себя как Ты на меня смотришь». Я вхожу в переживания Иисуса, в чувства Иисуса. Сначала прошу Его об этом. Знаете, что хорошо работает здесь? Почитайте в Библии мучения Иисуса Христа и посмотрите на Него там. Может где-нибудь сбоку встать и смотреть на всё. На Крестном пути, подойдите близко ко кресту, встаньте возле креста, и войдите в эту атмосферу просто через то, что будете смотреть, созерцать, смотреть. И стойте там под крестом и смотрите на Иисуса, который умирает. Потом похороны Иисуса, идем вместе с теми, кто Его провожал вместе в эту пещеру. И оставайтесь там, оставайтесь, увидите Его воскресение. И всё время говорите: «Дай мне Твои глаза, дай мне Твое сердце, дай мне Твои чувства». Вот это третий пункт.

И сейчас, кто конспектирует, я продиктую десять иррациональных взглядов.

Первый – я должен быть любим людьми, которые много для меня значат. Я подчеркиваю это иррациональные взгляды.

Из зала: Неправильные, короче.

Сестра Павла: Да, короче, неправленые. Сюда же – я должен выполнить их ожидания. Это иррациональный взгляд против настоящей любви. И противовес читаем в Евангелие от Мф, 5:11. Остановимся немножко на этом первом. Я не должен быть любим всеми, я не должен быть людьми, которые много для меня значат. На самом деле эти люди могут меня не любить, они свободные, они могут меня любить, могут не любить. Как мы обычно думаем о наших детях? Что ребенок должен любить маму и папу. А если ребенка никак не может любить маму и папу? Никак не может, потому что мама и папа такие, что если их любить, допустим, то можно самому умереть. И что тогда? Что тогда? Я не говорю о том, что родителям желать зла в таком случае, я не говорю о том, чтобы их не считать за людей, но горячей любви никогда не должно быть в таком случае, потому что это будет самоубийство.

Из зала: А нормальные родители не вправе ожидать любви?

Сестра Павла: Нормальные родители не ожидают любви от детей.

Из зала: Вот именно.

Сестра Павла: Нормальные родители любят своих детей и ничего не ожидают взамен, потому что любовь не ожидает ничего взамен. Если я ожидаю, то я не люблю.

Вопрос: А как же то, что каждый сотворен Христом, в каждом есть частичка Христа, значит в каждом можно что-то любить? Вот как тогда с этим быть?

Сестра Павла: Да-да, и вот это надо искать, пока не найдете!

Вопрос: То есть пока не нашел – не любить?

Сестра Павла: А потому что это будет фальшь. В третьем пункте вот это христианской терапии: «дай мне Твои глаза, дай мне Твое сердце». И если там что-то начнет рождаться – хорошо. Понимаете, мы обычно говорим так: «Как это так? Тут говорят, что пять этапов прощения, и вдруг при четвертом говорят “не любить родителей”, страшные вещи, как это так?!»

Понимаете, простить человека – это, во-первых, разрешить ему существовать на этом земном шаре, пусть себе человек живет. И, извините за выражение, не лезть в его жизнь, потому что, понимаете, тех, кого мы не прощаем, мы по-страшному контролируем. Посмотрите на ваши ситуации жизненные: «Что она сейчас там делает, куда она пошла, что она говорит». Кому это нужно? Из-за этого только нервные расстройства у нас и ничего больше. Значит, я просто прошу Иисуса об этом, чтобы Он дал мне Свой взгляд, и чтобы Он дал мне Свои чувства. Но посмотрите тоже сразу на чувства Иисуса к фарисеям, это же ведь тоже люди. Я почему это два раза повторила? Потому что мы очень часто говорим себе: «Это ведь тоже человек». И что тогда скажем? Иисус не любил их, а постоянно обличал. Только, смотрите, не становитесь на место Иисуса, потому что обличать постоянно нам очень нравится.

Из зала: А еще такая позиция есть: я хочу немного оправдать фарисеев, все-таки мне их жалко, ну, как-то их подержать надо, они ж тоже люди.

Сестра Павла: Да-да, они же старались, за чистоту веры боролись. Да. Только я вам вот что скажу. Когда будет такое искушение, то вы знаете, о чем подумайте. Отец Блудного Сына не пошел туда, где сын пас свиней, он не ходил туда, он ждал его действительно с отрытыми руками, чтобы его принять. Но он ждал его в своем доме, он не ходил туда. Так что будут искушения всякого рода.

Из зала: А Иисус за овечкой пошел.

Сестра Павла: Иисус пошел. Если вы – Иисус – счастливого пути!

Вопрос: Извините, такой вопрос. Хорошо, а если сейчас дети уходят из дома и родители… Вот есть передача «Жди меня», т.е. они должны ждать в своем доме и не ходить на эту передачу, и не разыскивать своих детей?

Сестра Павла: Значит так, хороший вопрос. Уходит ребенок из дома. Понятно, что ребенка будем искать, только вопрос в том – как? Какой мы первый вопрос ставим, когда ребенок уходит из дома? Если кто-то ставит вопрос «Почему он ушел?» это хорошо.

Вопрос: Чем я виновата? Что я сделала не так?

Сестра Павла: Что я сделала не так? Чем я виновата? Почему ребенок оказался в такой ситуации, что даже ушел из дома? Вот. Чаще всего получается как? «Я для него всё, а он вот как!». «Дети должны любить родителей, ребенок должен любить меня, я его рожала для себя».

Из зала: «Всю жизнь на него отдала».

Сестра Павла: «Всю жизнь на него отдала», правильно, да. И вот ушел! Конечно, я его возвращаю домой, потому что это моя собственность, собственность моя ушла, а она должна стоять здесь. Как мне одна девушка говорит: «Я как шкаф у нас в прихожей. Поэтому, конечно, если я уйду из дома, родители тут же будут меня искать». Понимаете, шкаф стоял столько лет, и вдруг его нет, а шкаф нужен. Так что конечно искать надо, только как искать, понимаете? Бежать в милицию, подавать в розыск, или, может, сначала себя найти?

Вопрос: А что вы посоветовали той девушке, которая чувствует себя шкафом?

Сестра Павла: А не скажу (смех в зале).

Из зала: Родителей ей не переделать.

Сестра Павла: Да.

Из зала: Способы не реагировать…?

Сестра Павла: Реагируешь всё равно, потому что, понимаете, психотерапия не заключается в том, чтобы перестать реагировать, потому что тот, кто не реагирует – это труп. Только труп не реагирует. Будет задевать, будет больно. Вы думаете, если уже полное выздоровление – это что, не будете ничего чувствовать? То это смерть, а не выздоровление, понимаете. Только вопрос в том, что я делаю с тем, что чувствую. Что я этой девушке посоветовала? Разумеется, не о шкафе мы говорили и не о родителях, во-первых. Только о всех остальных её чувствах. Первое было то, что не все, о ком я подумала должны меня любить. Как иногда девушки бегают за парнями, это так противно смотреть иногда, потому что именно «я должна нравится Андрею, вот этому вот, с третьего курса. Именно этому и всё». И бегает за ним, бедный парень, правда, жалко таких парней иногда. Бегает, бегает, потом, в конце концов, он соглашается, потом они женятся, потом разводятся, ах…! Потом судятся.

Хорошо, второй пункт. Я должен быть совершенным, компетентным, успешным и только тогда буду счастлива. Это взгляд против настоящей радости. Понимаете, если мы будем стремиться к идеальному совершенству, мы никогда в жизни не будем радоваться, потому что всегда найдется что-то, что надо исправить. 2-е Коринф, 12:9.

Три. Лучше избегать трудностей и ответственности, нежели сталкиваться с ними и смотреть им в лицо. А зачем я кому-то буду что-то говорить? Чтоб меня потом перестали любить? Взгляд против мира и покоя. И здесь Лк, 9:23.

Четвертое. Я должен быстро найти решение. А если кто-то флегматик? Быстро решение не найдет, и что тогда, не жить всем флегматикам? Я должен быстро найти решение. Это взгляд против терпения. Знаете, как в Польше говорят «что быстро, то от дьявола», это пословица такая. Послание к Филиппийцам, 4: 5-6.

Пятый взгляд против отзывчивости будет. Некоторые люди являются злыми и заслуживают строжайшего наказания. Не мы это решаем, чего кто заслуживает. Лк, 23:34.

Шесть. Я должен быть готов к худшему и постоянно думать о том, что может страшного, ужасного случится в моей жизни. Или с моей жизнью. Так в лучшем случае рождается невроз навязчивых состояний, между прочим. 1-е Ин, 4:18.

Вопрос: Это будет взгляд против доверия?

Сестра Павла: Против доброты, доброты Бога к нам. 1-е Ин, 4:18.

Семь. Меня сформировало прошлое и теперь уже не поменять ничего. Это взгляд против верности. 2-е Коринф, 5:17.

Вопрос: Верность Богу или кому?

Сестра Павла: Или кого. Понимаете, в правильном вопросе 80 процентов ответа всегда.

Восемь. Это ужасно когда дела идут не так как я планировала. Вот это будет против доверия. Мк, 14:36.

Девять. Я не могу повлиять на мое счастье. То, что со мной случается, меня определяет, детерминирует. Этот взгляд против самообладания. Мф, 6: 22-23.

Десятый. Детям обычно говорю «и я вас отпускаю». Десятый. Легче повторять старые схемы, чем рисковать. Взгляд против свободы. 1-е Послание Апостола Павла к Коринфянам 13 глава. Кто знает, о чем там речь?

Из зала: О любви.

Сестра Павла: Да, гимн о любви. И я вас отпускаю.

 

Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web