О воспитании детей

Среда, 16 октября 2013 17:12

Сестра Павла: Сегодняшнюю тему я назвала «Родителям о воспитании детей».

 

 

Но вначале давайте помолимся. Просим Тебя, Господи, за всех наших детей! (читают молитву «Отче Наш»)

Так, хорошо. С одной стороны, наша тема очень приятная, с другой… Ну, обычно существуют две стороны медали. С другой стороны, она вызывает много вопросов не всегда приятных, вы сами знаете.

Первое, самое главное, если говорить о воспитании детей – это принять этих детей такими, какие они есть, просто принять детей. Чтобы ребенка принять, прежде всего должно быть в сердце у папы и мамы расположение принять жизнь вообще, жизнь какая бы они ни была. Т.е. первый момент – это любовь к жизни просто как таковой. И понимание, что жизнь имеет ценность сама в себе. Мы очень часто к себе так не относимся: «Как это? Я как человек ценная сама в себе? Такого не может быть». Нам обязательно надо что-то сделать, чего добиться, придти к каким-то результатам и только тогда мы можем о себе считать, что мы удачные, потому что чего-то добились. У женщин не так сложно: выйти замуж и родить ребенка, в принципе, куда ни шло уже. А даже не то, что куда ни шло, а совсем ничего. У мужчин посложнее вопрос, потому что здесь существует вопрос карьерного роста, может получится, а может не получится. Никому из нас не приходит в голову, что мы ценные сами по себе. Создал Бог человека и увидел что это хорошо. Этот человек еще ничего не сделал, ни хорошего, ни плохого. Видел Бог, что всё хорошо. Посмотрит, вспомните те из вас, кто на самом деле любит своего ребенка, своих детей, кто их ждал, вспомните, как вы радовались, когда они были совсем маленькими, только-только родились, какая огромная радость! А ведь у этих детей никаких успехов, никаких удач, они только пришли в этот мир, только началась их жизнь. Так вот, первый момент – это любовь к жизни как таковой.

Родитель, который совершает аборт, т.е. родитель, который не любит жизнь, приглашает в свою жизнь и в жизнь своей семьи приглашает смерть. Хотите этого или нет, в какой-то момент смерть эта, которую вы пригласили, заговорит. Ее речь может быть совсем страшной, а может быть только такой предупреждающей. Речь смерти по-разному проявляется, самое распространенное – это постабортный синдром, об этом я не хотела бы тут задерживаться над этим вопросом. Во всяком случае, первый момент, если я хочу любить своего ребенка – это принятие жизни как таковой.

Если мы хотим ребенка воспитать, то, прежде всего мы должны его любить. Иногда бывает так, что родители воспитывают своих детей без любви. Получается здесь какие-то чувства, в одной части сердца какие-то чувства к ребенку, посерединке какие-то ожидания от ребенка, и еще в третьей части сердца у нас воспитание: «Ты должен себя так вести, ты должен так говорить, ты должен так учиться». И мы создаем столько этих «должен», что в какой-то момент ребенок начинает задыхаться. И бедный этот ребенок, поскольку очень хочет угодить родителям, т.к. дети очень любят своих родителей. Дети перестают любить родителей только «благодаря» самим родителям. «Никогда не бывает так, что дети с самого маленького не любили меня», как иногда мамы или папы говорят. Так никогда не бывает, дети перестают любить родителей в процессе совместной жизни, и это всё «благодаря» родителям. Так вот, если сердце наше разделено на вот эти три части, ребенка любить невозможно, потому что мы упор делаем на воспитании. Т.е. ребенок должен соответствовать нашим нормам, общественным. Вы можете сказать, что это вы сестра рассказываете, как это, не должен соответствовать? Было бы неплохо, если бы соответствовал, я скажу так. Но первое, здесь не соответствие, потому что если, например, ребенок родился с синдромом Дауна, он никогда не будет соответствовать. А это Божие дитя и дитя своих родителей, которые тоже заслуживают любви и принятия, и никогда не будет соответствовать.

Так вот, первое – любовь к жизни, второе – принятие ребенка как полноценного человека. Я бы очень хотела задать вам такое домашнее задание. Когда уже пойдете домой, некоторые из вас будут злиться на меня, некоторые будут говорить, как хорошо говорила, ну это так всегда, это нормально. Кому понравится то, что я говорю, и кому не понравится, домашнее задание в силе для всех. Принимаю ли я своего ребенка как полноценного человека. В чем дело? Мы иногда смотрим на ребенка и так думаем, что ну это как бы еще не совсем человек, это ребенок. Иногда мы как говорим? «А что ж ты возьмешь с ребенка?» Смотрите, что пишет замечательный педагог Корчак: «Нет детей, есть люди, но с иным масштабом понятий, иными источниками опыта, иными стремлениями, иной игрой чувств». Нет детей, есть люди. Это человек только в возрасте трех лет, или это человек только в возрасте пяти лет. Человек. Посмотрите, пожалуйста, как вы относитесь к своим детям, какое внутреннее ваше состояние, как вы принимаете ребенка: он полноценен или он не полноценен? Вот этот вот момент.

Следующий момент именно в вопросе любви к ребенку, следующий шаг на пути к любви ребенка. Может быть так, что, например, ребенка не ждали, сейчас не хотели, а он зачался и живет. Ну и что теперь? А если он живет, у него есть полное право на жизнь. Вы можете сказать, а я не готова еще стать мамой, а муж не готов стать отцом. И что получается? Мы недолюбливаем этого ребенка. Когда ребенок рождается, мы всячески пытаемся это прикрыть: и хорошо одеваем нашего ребенка, и кормим, и разрешаем много, но в глубине сердца у нас осталось чувство недолюбливания. И это очень хорошо проявляется по уровню требований к ребенку. Если мы ребенка недолюбливаем, то вот момент, он должен всегда и везде и всему соответствовать, он у нас очень серьезный и планка у нас очень высокая. Мы ребенку строим такой забор, который называется «ты должен», и через этот забор ребенку очень сложно перебраться к нам, а он очень хочет перебраться к нам.

И через это, стоит задуматься: на каком уровне мои требования? На каком уровне требования, которые я предъявляю моему ребенку? Так что так. Любовь к жизни, принятие ребенка как полноценного человека, а не как чего-то, что является только этапом к бытию человека, и момент любви. Если есть вот это недолюбливание, первое, что я хочу предложить – это молиться о том, чтобы ребенка действительно любить, именно об этом молиться. На самом деле, когда у нас идет недолюбливание ребенка это дело преодолеть может помочь нам только Бог, потому что мы сами в такой ситуации ребенка будем любить только за что-то – за успех, за какие-то результаты и т.д., за что-то. А если ребенок не даст желаемых результатов, мы не будем его любить, и это будет проявляться очень высокими требованиями, это очень важный момент. Просим Бога о том, чтобы Он помог нам полюбить ребенка, просто так, совсем ни за что, т.е. совсем без условий всяческих, вот просто так.

Любовь… Ну, так легко говорить «любовь, любовь». Я хочу с вами немножко остановиться здесь на этом месте – что такое эта любовь к ребенку. Она должна быть здоровой и умной. Любовь к ребенку это не сюсюканье с ребенком. Любовь к ребенку это не суперопека «ай-яй-яй, упадет». Пусть падает, это жизненный опыт, он нужен. Дальше. Здоровая, умная, реальная, зрелая и требовательная любовь.

Буквально два слова насчет строя в семье. Нам очень, в середине 1990-х особенно, понравилась демократия. Где-то в средине 1990-х был такой момент, когда открылся путь к демократии и все очень её полюбили, приняли, и прямо ждали. Но вот посмотрите, Церковь существует 2000 лет, в Церкви никогда не было, и нет демократии, в Церкви существует иерархический строй. И если мы хотим, чтобы наши семьи были здоровыми семьями, то папа с мамой – не друзья детей, в семье должен быть иерерхический строй, четкая иерархия. Мама это не подруга своей дочери. Конечно, можете быть против, можете думать по-другому, но мама должна оставаться мамой, это вопрос не авторитетности. Это вопрос определенной иерархии, благодаря которой у наших детей может быть чувство безопасности. А на основании чувства безопасности все остальные положительные психические моменты формируется. Папа это не друг сына. Папа – это папа. И в семье должна быть четкая иерархия.

Библейская иерархия семьи такова: Бог, муж, жена, папа, мама, дети, и только потом родители мужа и жены. Я когда сказала «иерархия», подумала лучше уточнить, потому что подумаете, на первом месте бабушка с дедушкой. Нет. Библейская иерархия: Бог, муж с женой, т.е. родители, дети и родители мужа и жены. Соблюдая эту иерархию можно вообще спасти семью от очень многих конфликтов, очень многих. Когда ребенок становится важнее мужа или жены супружеские отношения не сохраняются. Когда мама или папа мои становятся важнее моего мужа, супружеские отношения не сохраняются, и здесь, кстати, чаще страдают мужчины, а не женщины. Если у кого-то есть муж, который пьет, задайте себе вот этот вопрос: отдала ли я должный авторитет своему мужу с самого начала моей супружеской жизни? Это только один вопрос насчет алкоголизма у мужчин, только один из, но мы сейчас не затрагиваем эту тему.

Так вот, смотрите. Строй в семье иерархический и дети должны точно знать, кто управляет в этой семье. «Кашу не буду, дай мне шоколадку! – Нет. – Ну не буду кашу, дай мне колбаски! – Нет, потому что я сейчас тебе приготовил кашу, и ты будешь есть кашу». Это вопрос каприза, это не вопрос того, что ребенок кашу терпеть не может, а вредный отец не хочет давать ребенку то, что он любит и съест. Если ребенок не любит, конечно, не надо его заставлять. Бывают дети, которые терпеть кашу не могут и пусть не едят. Так что вот этот момент – ребенок должен четко знать, кто здесь управляет. Мы иногда идем на поводу у детей, а со временем что получается? В лучшем случае дети нас не уважают, замкнуты перед нами. И есть еще один момент, который происходит: дети чувствуют себя очень неуверенно, когда демократия в семье, т.е. когда непонятно кто управляет, т.е. управляют все. Когда у детей спрашивают их мнение. Сидит мама, папа, девочка, которой пять лет и девочка, которой три годика и мама спрашивает у детей своих: «Ну как мы будем поступать? Мы будем покупать диванчик, или не будем покупать?» Подросток, которому двенадцать лет и который говорит «хочу другой диван» – да, можем сесть это и обсудить, а маленькие нет. Потому что опять, говорю, что теряется чувство безопасности. Дети чувствуют шаткую основу, они не знают, как поступать и они чем занимаются? Пошел к маме – одни вопросы решил, пошел к папе – другие, к бабушке, к дедушке, а еще с той стороны или с той, все вопросы вот так порешал, но ребенок сам по себе растет с очень глубоким чувством неувернности. Потом на этом фоне заниженная самооценка. Очень много сомнений, потом во взрослом возрасте ребенок не может решиться, не может выбрать, куда поступать, кем стать по профессии, за кого выйти замуж или на ком жениться, и так далее. Т.е. это всё одно за другим идет. Так вот, любовь в ребенке здоровая, умная, зрелая, требовательная. Строй в семье иерархический.

Сейчас хочу вам почитать, что пишет Библия о воспитании детей. Библия очень строго пишет об иерархическом строе.

Кто любит своего сына, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им. Кто наставляет своего сына, тот будет иметь помощь от него и среди знакомых будет хвалиться им. Кто учит своего сына, тот возбуждает зависть во враге, а пред друзьями будет радоваться о нем

(Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 30: 1 – 3).

Библия, когда говорит «наказывает», она, прежде всего, имеет виду – «наставляет». Потому что у нас наказание очень часто бывает моментом, когда мы срываемся, терпения не хватило и пошлó. Ребенок подражает, и то, что он говорит, то, что он делает – это мы.

И еще: «Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет; ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней» (Причти Соломона, 23:13 – 14). Вот так, хорошее умное воспитание.

Следующий момент в воспитании детей – собственные примеры. Знаете, папа лежит на диване с утра в воскресение и говорит: «А ну-ка, одевайся, уже в храм пора». Ну, до каких-то двенадцати лет ребенок, может, и будет ходить в этот храм, и всё время в этом храме будет мечтать: «Вот когда я вырасту, тоже лягу на диван». Это пик совершенства – лечь на диван и приказать ребенку, который в данный момент не может сказать «нет»: «Иди в храм». Или говорит: «Нельзя обманывать». А ребенок говорит… Это я сейчас конкретный пример рассказываю… «Сестра, папа сказал, что нельзя обманывать, а он все время маму обманывает. Он говорит, что задерживается на работе, а я знаю, он перед киоском с пивом стоит с друзьями. А мне говорит «не обманывай, это некрасиво, и еще похуже говорит, я вам не скажу, какие слова говорит». Какая информация доходит до ребенка? Когда ты маленький, то нельзя обманывать, когда будешь такой как я – пожалуйста, сколько угодно. Только такая информация доходит, и знаете, что вам скажу. Дети довольно часто начинают обманывать, чтобы проверить – уже можно, родители еще не сориентируются, или сориентируются и им будет всё понятно. Они не потому иногда обманывают, что как-то закрыты перед нами или хотят сделать зло. Дети очень много времени тратят на то, чтобы проверить взрослых, в первую очередь родителей, во вторую очередь учителей. Кто из вас учителя вы в курсе, мы с сестрой Ольгой тоже в курсе как дети нас проверяют. Собственный пример. Этот же Корчак… Кстати, если бы вы захотели, я предлагаю вам прочитать его книжку «Как любить ребенка», Януш Корчак. Он пишет так: «Будь сам собой, ищи собственный путь. Познай себя прежде, чем захочешь познать детей. Прежде чем намечать круг их прав и обязанностей, отдай себе отчет в том, на что ты способен сам. Ты сам – тот ребенок, который должен раньше, чем других, узнать, воспитать, научить себя».

Вот так, собственный пример. И знаете, каких бы вы ни говорили чудеснейших фраз, по каким бы вы замечательнейшим книгам по педагогике, книгам по педагогике, психологии не воспитывали детей ничего не поможет, если не будет примера свыше. Это то, что мы детям передаем. Мы детям намного больше предаем нашим поведением, чем прямыми словами, которые вроде на их воспитание направлены.

Следующий момент, мои дорогие. Чтобы ребенка воспитывать, ну, во-первых, нужно хотеть это делать, но я думаю, что мы тут все хотим. Чтобы воспитывать нужно ребенка знать. Знаете, мне иногда просто страшно становится, до какой степени родители не знают своих детей, не разговаривают со своими детьми, не знают, что происходит в сердце ребенка. Когда что-то происходит внешнее и нужно реагировать, тогда входит в ситуацию мама или папа, и с высоты своего авторитета сверхчеловеческого делает там порядок. Но даже в такие сложные моменты часто бывает так, что родители не спросят сначала, почему ты это сделал. «Так нельзя!» Ну, если бы еще так, то это еще было бы хорошо. Ругают детей, даже матом ругают, причем в приличных семьях, я не говорю сейчас о патологии или о дисфункции, в приличных, обычных, нормальных семьях. Потом три года ребенку и ребенок матом ругается в садике. А родители что тогда говорят, когда это случается при знакомых? «Это он с садика принес». Ну, конечно…

Так вот нужно знать своего ребенка – чем он живет, что его интересует. Просто, знаете, у нас часто бывает так, это связано, кстати, с тем, что мы не принимаем ребенка как полноценного человека, у него же не может быть интересов, хобби, наклонностей, он же маленький, в нем всё нужно сформировать. «Tabula rasa» – «чистая доска». Всё, что там будет – это всё, что я ему дам, в нем самом ничего нет. А вы знаете, если так серьезно попробовать поговорить с детьми, и трех и четырехлетки очень интересные философские мысли могут выдать, очень интересные. Но только если мы их затыкаем, то мы никак не узнаем. Так вот, если ребенок для меня полноценный – он для меня полноценный собеседник. Что это значит? Я спрашиваю у ребенка, что он думает, что считает, что переживает, как у него дела, чем он интересуется. Значит, нам мешает узнавать своего ребенка две вещи: то, что мы считаем его неполноценным как человек, и вторая вещь то, что у нас есть образ нашего ребенка. Т.е. мы хотим видеть этого ребенка таким, таким и таким человеком, с такими-то чертами, с такой-то профессией, а еще потом с такой женой или с таким мужем. Вот у нас есть готовенькая картинка, поэтому с ребенком не разговариваем, мы его не узнаем, только мы ему внедряем нашу идею. И тогда никогда ребенка не узнаем, и, знаете, в какой-то момент ребенок начнет бунтовать.

Почему подростки бунтуют по-страшному? Мы говорим подростковый возраст дурацкий и гормоны. Да, это есть. И кризис подросткового возраста, и вопрос очень быстрого роста тела и очень быстрого полового созревания, но этот бунт такой очень живой, он проявляется как ответ на то, что было подавлено до этого возраста. Потому что в подростковом возрасте, если мы ребенка не подавляли, он будет бунтовать, но с ним можно будет говорить, договориться, и всё такое. И это реальная картинка. Но если было давление с маленького возраста до где-то десяти лет у нас своя картинка и мы ребенка загоняем туда, в эти рамки. Тогда да, тогда бунт будет очень сильным.

Следующий момент – это воспитание детей в чистоте сердца и в чистоте желаний. Уважаемые родители, я бы хотела обратить ваше внимание на наличие порнографии в доме. Вы не представляете, что рассказывают дети, когда затрагиваешь с ними вопрос шестой заповеди «не прелюбодействуй» и начинаешь говорить, что неприличные фильмы, журналы, обнаженные женщины или мужчины – вот эта заповедь запрещает. Я во многих городах работала, во многих городах я с детьми встречалась, разные с детьми мы тренинги делали кроме катехизации. И могу вам сказать, что везде в этих городах, в этих странах, везде распущенности, прежде всего, детей учат родители. Я бы не хотела, чтобы вы подумали, что это камень в ваш огород, нет. Но диски с порнографией очень легко доступны на компьютере, сайты, которые отведены в отдельное окошко, что можно легко открыть. Журналы, грязные разговоры, анекдоты, неуважение к родителю противоположного пола, мужа к жене, жены к мужу. Потом, знаете, что еще работает? Вот это обнаженное расхаживание по дому. Кажется, никого нет, только я с ребенком, ребенку годик. Ну, душ приняла, чего бы себе так не расслабиться, не походить, не погулять. Образ-то остается в подсознании! Из подсознания у нас ничего не уходит, там у нас очень хороший складик.

Пожалуйста, обратите внимание на воспитание ребенка – чистое сердце, простое, у которого «да» значит «да», «нет» значит «нет» и чистота желаний. Здесь же вопрос одежды, ну это касается девочек, девушек, женщин. Знаете, когда девочке пять лет, и она идет в коротенькой юбочке, это красиво. Но с пяти лет потихонечку надо приучать к скромности, а даже с четырех лет, не с подросткового возраста.

Тоже вопрос, если говорим об одежде, об участии мамы и папы в воспитании в этом плане ребенка. Научите детей одеваться со вкусом. Объясняйте с маленького возраста, что чему подходит, не обязательно по моде, но попробуйте формировать у детей хороший вкус, тогда не будет у детей таких явлений, не хочется никого обидеть, но знаете, есть такое явление, которое называется «спереди музей, а с сзади лицей». Такая худенькая идет, такая аккуратненькая, юбочка такая что видно… Тут бретелечки, там спинка такая гладенькая, всё замечательно. И вдруг поворачивается, и вы видите это лицо, которому под шестьдесят, и понимаете… Не знаю у кого как, у меня в таких моментах чаще всего возникает чувство, возникает вопрос, как нормальная женщина может довести себя до такого состояния? Красота своего возраста должна быть. А то: «Хочу быть Барби!», но, а Барби-то пластмассовая! (смех в зале).

Научите мальчика, чтобы стирал носки. Он может их раскинуть по всей квартире, пусть они там полежат, но пусть потом он сообразит, что их надо собрать. Но нужно, чтобы папы этому учили. Потом, следующий момент, пусть парень умеет одеться и свободно, но тоже и строго, красиво. Почему ребята сейчас говорят «только не галстук!»? Этот галстук ему надо на каких-то два-три часа. А галстук и костюм – это вообще красота, это представительность! Форма – а костюм это форма – форма всегда поднимает мужчину, всегда. Посмотрите, военные, священник в сутане. Посмотрите на себя в костюме и в галстуке. Т.е. я сейчас имею в виду моменты определенного вкуса. Может казаться «сестра, мы думали, вы будет говорить о чем-то духовном, высоком, а вы тут нам говорите, как детей одевать». Знаете, если учить человека вкусу, то этот вкус в любой сфере жизни даст о себе знать. А знаете, есть такой момент опрятности, который очень важный. Ты начинаешь общаться человеком. Да, конечно, говорят, что встречают и провожают по одежке, но хочу сказать, что этот момент – я прихожу, стою перед вами, и у меня кофта застегнута на пуговички не в тех дырках, из карманов торчит грязный платок. Понимаете, да. Воротник стал вверх и так и стоит. Я стою и смотрю в потолок, говорю пусть даже самые умные вещи, но первый момент, который возникает, это как минимум большого дискомфорта. Если учим детей чувству вкуса, то одновременно ребенок учится дисциплине. Не знаю, вы это знали или нет, но это так. Одновременно ребенок учится дисциплине и чувству меры. И еще, ребенок учится, что свобода не заключается в распущенности и в том, что я могу делать то, что хочу. Да, начиная прямо с одежды чувство меры, чувство дисциплины.

Следующий момент – это вопрос наших уважаемых геймеров. Геймер – это тот, кто играет в компьютерные игры, тот, кто играет, еще не в зависимости. Так вот, хочу вам сказать, что зависимость от компьюетрных игр приблизительно такая, как зависимость от азартных игр и от наркотиков, и также сложно её лечить. И здесь кое-что хочу рассказать, какие в организме наших маленьких игроков происходят изменения. Физические связаны вот с чем: длительное нахождение в одной и той же позе, мерцание монитора, электромагнитное излучение. Так вот, физические изменения происходят из-за этих моментов. Что происходит в результате? Основное – это предрасположенность к инфекциям, потому что снижается иммунитет. Расположенность к онкологическим заболеваниям, развитие судорожных приступов, колебание давления, колебание частоты сердечных сокращений, повышенная температура тела, головные боли и бессонница. Бессонница может быть, кстати, не только от игр. Бессонница может быть от длительного просиживания в интернете, потому что слишком много информации и чаще всего во время, когда организм должен готовиться к покою, т.е. после восьми вечера. Застойные явления в сосудах, варикозы всякого рода и т.д., изменение осанки, межпозвоночные грыжы, нарушение репродуктивной функции, связанной с продолжением рода, электромагнитные излучения, то же и с мобильниками, нарушение зрения, эндокринные изменения. Так что так вам скажу: чтобы ваш ребенок был здоров в плане компьютера – полтора часа компьютера в сутки и только.

Следующий момент, что приходит у наших геймеров? Нарушение внимания, работоспособность снижается. И дальше, что очень опасно, начинают появляться навязчивые мысли. Навязчивые мысли плюс бессонница, она может довести человека до полного отказа от сна, а там уже только полшага до суицида, самоубийства. Ну конечно, там еще идет пренебрежение собственным здоровьем и собственной гигиеной, т.е. идут те же явления, которые есть при всех обычных зависимостях. Ну, возьмите алкогольную, допустим, зависимость.

Есть еще один очень важный момент. Большинство игр рассчитано на подростков, но программируют их взрослые люди, и где-то примерно на 90 процентов без учета возрастной психологии, т.е. без учета особенностей возраста подростков. То, что есть напрямую с компьютерными играми связанные самоубийства у детей в подростковом возрасте, думаю, вы знаете.

И последнее, о чем я хотела вам сказать, это очень сильно распространенная у нас в Белоруссии практика заговаривания болезней. Так как через аборт мы приглашаем смерть в нашу семью, так через заговаривание болезней мы приглашаем дьявола в нашу семью. Да, я сейчас немного сократила мысль, не все подробно объясняю, но это так. Иисус очень четко сказал апостолам: идите, учите, крестите, отпускайте грехи. Дал им силу Духа Святого – изгоняйте дьявола – и они пошли. И апостолы через эту силу Духа Святого, через рукоположение, через молитву передают своим ученикам, те своим, и т.о. у нас существует то, что называется апостольской преемственностью до сегодняшнего дня. Т.е. священники, которые у нас на сегодняшний день – это те люди, которые духовную силу получили от апостолов от поколения к поколению в духовном плане. Кто передал власть исцелять какой-то бабушке? Её бабушка или мама. Это первый очень важный момент. Второй момент. Обряд, который совершает бабушка или женщина, да, вы можете сказать она молиться. Кроме молитвы она там шепчет слова, которые непонятные, может быть даже и ей непонятные. Но это слова заклинания на древних языках, которые призывают неопределенную силу, которая должна помочь. И понимаете, что происходит впоследствии. Например, ребенок испугался, поехали к бабке, она заговорила испуг, дала еще какую-то процедуру. Ну, например, одна из процедур, знаю, некоторые женщины говорят, когда будут пионы стоять по костелам, пойдете, соберете лепесточки, вы их заварите и ребенок пьет. Ну, там есть много других рецептов. И сначала испуг уходит, вроде всё хорошо. Что происходит со временем? В разном смысле слова, это может быть через месяц, а может быть через несколько лет. Возвращается этот испуг во много раз сильнее, во-первых. Во-вторых, он возвращается с навязчивыми мыслями. Может быть, вопрос в плане религиозных практик: «не пойду в церковь», или «задыхаюсь в церкви», или «никак не могу осенить себя крестным знаменем, рука не поднимается, чтобы перекреститься». Может быть, другой вопрос – отношения между родителями и этим ребенком начинают резко портиться. Вроде было всё нормально, как мы говорим на ровном месте, и вдруг, ни с того, ни с сего. Или, например, ни с того, ни с сего ребенок нормальный, развивающийся, взрослеющий, начинает вытворять вообще непонятно что в отрицательном смысле. Или очень хорошо занимался и вдруг раз, и всё забывает, что ни читает, всё забывает. Мы чаще всего в таких случаях бегаем по психиатрам, по психологам, по невропатологам. Это может быть вопрос психологии, но может быть даже вопрос психиатрии, но тоже может быть вопрос вмешательства демонов и тогда нужен священник, который помолится над вашим ребенком, поможет, и ваш отказ от такого рода действий.

 

 

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web