Принимающая себя личность

Среда, 16 октября 2013 08:51

I, 19.03.2006

 

Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

Часть 1

Часть 2

 

Сестра Павла: Сегодня очень приятная тема, потому что сегодня наконец-то будем говорить о положительном. Очень много было уже голосов, чтобы я, наконец, рассказала о том, как должно быть, а то я всё время говорю как не должно быть. Уже всем давно понятно как не должно быть, а я всё говорю об этом. Значит, надо говорить о том, как должно быть.

Сегодня тема «Черты личности, принимающей себя», прекрасная тема.

На что хочу обратить, во-первых, ваше внимание. На то, что я говорю о чертах личности, принимающей себя, не принявшей себя, это, во-первых. Процесс принятия себя длится всю жизнь, потому что каждый раз у нас новые ситуации, в которых себя нужно принимать. Конечно, какой-то определенный фундамент мы приобретаем, но со многими ситуациями еще раз и еще раз приходится нам разбираться и в них принимать себя. Так что черты личности принимающей себя.

Первая черта – это счастье, человек принимающий себя счастлив. Почему? Потому что он постоянно находится с человеком, которого любит, значит с собой. Это значит с собой и поэтому у такого человека внутри гармония. И поскольку гармония, то и ощущение счастья. Счастье – это как издержка производства в процессе принятия себя.

Следующая черта личности – это то, что человек с легкостью идет навстречу другим. В чем дело, что это значит? Такой человек, открываясь перед другими, считает, что делает другим подарок. Это как подарок, который мы делаем другим людям, это не наша обязанность – открыть себя перед другими, быть откровенным – это не наша обязанность, а наш подарок, который мы делаем другим. Подарок, который мы делаем по собственному решению, не по принуждению не по обстоятельствам, не как взятка, не в качестве взятки, только подарок, который делаем по собственному добровольному выбору. Значит, мое открытие перед другими – это подарок для них. Следующий момент, здесь же – такой человек любит одиночество, любит встречи с людьми и любит одиночество, которое для него является спокойствием, гармонией. Это такой мир и уют, одиночество которое является миром и уютом. Это не боль, и это не отчаяние, не разочарование, а спокойствие и уют. Значит, есть в человеке определенное равновесие между встречами с людьми и одиночеством. Ну, такой человек, например, уверенно входит в какую-то большую аудиторию, в новое место для себя, в поликлинику, в которую в первый раз приходит. Спокойно, это понятно, что если я прихожу в новое место, то я не знаю, что где находится, это нормально. Между прочим, хочу вам сказать, что мы иногда такое делаем с нашей личной жизнью. Кто-то нам о чем-то говорит, о чем мы слышим первый раз в жизни и мы сразу думаем: «Господи, у меня этого нет, откуда это взять, что это такое должно быть, человек говорит, видимо знает, я не знаю…» Если я слышу о чем-то первый раз в жизни, то это нормально, что я этого не знаю. Если мы где-то не были, то понятно, что мы не знаем, как это всё там выглядит, и это нормально. И если мы заходим в новое место и спрашиваем, где там чего-то, на нас смотрят вот таким удивленным взглядом «как это не знаешь?», то вы таким же взглядом можете на человека посмотреть: «А разве я должна знать, как расположены, и какой план во всех больницах, во всех поликлиниках, во всех кинотеатрах, во всех театрах – это я должна знать?», понимаете. И вот с личной жизнью, так нельзя делать. Читаете какую-то книжку, вам нравится, и эту теорию сразу принимаем к себе, это останется только теорией. Любую теорию надо прорабатывать, чтобы она стала действительно моим содержанием (если это вообще мое содержание). Потому что иногда даже самое святое содержание не мое. Значит, человек не может идти всеми путями, теми, которыми шли все святые. Посмотрите, один святой шел таким путем, он не хочет идти другими путем, другой святой шел другим путем, он не хотел идти не поймешь каким еще путем. А мы читаем, например, про жизнь святых, разных, и хотим сразу же все это постичь и идти всеми этими путями, так нельзя, можно до шизофрении дойти, но не до святости.

Значит, теперь третья черта человека, принимающего себя. Этот человек открыт на комплименты и на принятие чувств. Если человеку говорят «ты хорошо выглядишь», то человек не начинает думать, так, что это сегодня за день? Чего она может хотеть? В чем дело? Все ли я ей сделала вчера, что должна был вчера сделать? Так-так-так, может что-то у нее не то, а может быть у меня не то, а может вообще что-то у меня не так? И всё, и пошло. Или, например, еще говорят «ой, ты сегодня так хорошо все сделала, такие прекрасные результаты», а ты уже начинаешь думать «у нее там ребенок учится, там еще второй ребенок, ага, она может вот чего хотеть», уже вычислили. Человек, может быть, даже на уме этого не имел, а мы уже знаем, что имел на уме, уже знаем. Очень такие опасные моменты. Так что предлагаю просто думать только на основании чисто фактов. А что сделать с комплиментами? Говорят мне, что хорошо выгляжу. Спасибо. И тут же говорят: «Ты знаешь, мне сегодня нужно…», а этот момент рассматриваем отдельно от комплимента. Да, человек, принимающий себя, это разделяет. Если человеку, который хотел таким образом вами сманипулировать это не нравится, то это его проблема, не ваша.

Принятие комплиментов, любви, дружбы. Особенно в вопросе принятия чувств без вот этого момента, что я обязательно должна что-то за это человеку дать. Тебе говорят: «Люблю тебя», и ты думаешь, ну, что сказать? Здорово. Или сказать я тебя тоже люблю? Но я не люблю. А как это человек такое сказал, и я скажу, что я не люблю? И что сказать – утешить человек обманом или немного ранить человек, но не обмануть? Не знаю, смотрите сами, как там в этой песенке: «думайте сами, решайте сами». Но может быть все-таки лучше не обмануть, потому что если я говорю «люблю тебя», то это слово имеет вес и имеет определенные последствия. И если я хочу сказать «люблю», то надо до того как сказать подумать о последствиях этого весомого слова. Если я не знаю в состоянии я идти с человеком, в состоянии я принимать человека, в состоянии ли я терпеть человека, получится ли у нас как-то состыковаться. Если я не знаю, то не надо говорить, что я люблю тебя в ответ. Человек говорит «люблю», а ты говоришь: «Хорошо». И это всё, что ты поистине можешь сейчас на это ответить. Немножко разочарование, может немного слез, может немного злости, но не десять ближайших лет не поймешь какой жизни, а потом развод. Так что надо посмотреть сразу на цену этих слов.

Значит, такой человек умеет принять любовь, умеет принять и дружбу, и не думает, что что-то за это должен. Если кто-то мне говорит, что любит или что хочет дружить, я не могу взаимно ответить, человек говорит мне «ничего», а со временем я смотрю, начинаются какие-то претензии, то значит, что это никакая не любовь. Потому что любовь если есть, то она бесплатная. Если начинаются претензии: «а ты мне то, а ты мне то», «должен или должна», это не любовь. Даже если это горько, даже если это очень обидно, то это не любовь и по имени это надо назвать. Она меня не любит, может это симпатия, может это какой-то элемент принятия, может это что-то от дружбы, но не любовь, вот и всё. Дальше, в этой же черте. Такой человек не думает следующим образом: «Если бы ты всё знал обо мне, ты бы меня не любил».

Следующий момент. Такой человек спокойно, нормально принимает замечания. Если это конструктивное замечание, значит, от человека, который меня принимает, которого я принимаю, то я говорю: «Спасибо, это очень здорово», и это обдумываю. Если это не замечание, а вот я извиняюсь за выражение, может даже и не извиняюсь, такая язва рот открыла, то можно спокойно этого не слушать, даже если она объективно права. Можно это не слушать, потому что язвление не является замечанием.

Человек, принимающий себя, умеет быть на самом деле собой. И здесь же будет несколько моментов. Это человек без маски. Это человек без чемодана масок, потому что одной маски обычно не хватает. Нам нужны маски на разные встречи, на разные мероприятия, чемодан масок нужен. Представляете, кроме обычной ноши всегда еще с собой чемодан, это тяжело, отсюда напряжение. Так что чемодан масок можно попробовать оставить. А когда снимаешь маску, себя чувствуешь как голая. То тогда тем более, это значит, что надо её снимать.

И такой человек создает атмосферу искренности, аутентичности. Такой настоящий воздух. С таким человек ты не задыхаешься, у тебя нет чувства, что этот человек занимает абсолютно полностью помещение, в котором вы находитесь. Просто такой настоящий, чистый воздух, прозрачный. Это живой человек. Я не знаю, у вас есть такой опыт. Говоришь с человеком десятый год и не знаешь, живой человек или труп. Это живой человек. Такой человек открыто выражает свои чувства, если уже их выражает, потому что такой человек может не выражать свои чувства. Может выражать только перед собой. Но если уже выражает, то выражает открыто. Такой человек не льстит и не пытается понравиться. Знаете, я это много раз повторяю, но если убрать только эту одну черту – желание понравится – вы представьте себе, что убираете эту черту из вашей жизни и воздух свежий появляется, и чистый кислород, и жить хочется, и многие болезни тут же уходят, тут же. Не пытаюсь понравиться и не занимаюсь лестью. Такой человек честен в отношениях и с собой, и с другим человеком, и с Богом. Не обманывает ни в сторону зла, ни в сторону добра. «Я тебя люблю, я всегда будут с тобой», а на следующий день забыл, что говорил.

Следующая черта, пятая. Человек, принимающий себя, живет настоящим. Значит, прошлое – это прошлое, оно уже прошло. И тут посмотрите, если у кого-то из нас было какое-то темное прошлое или скажем не совсем светлое, и кто-то нам спустя пять лет, десять лет об этом напоминает, то у этого человека серьезное греховное любопытство. Если я с делом покончила, и кто-то спустя время мне это напоминает, то у человека есть проблемы. И не надо злиться, ни переживать, просто помолиться за этого человека, потому что плохо человеку. Представляете, помнить столько лет. Есть такой рассказ, я, может, его не совсем точно помню. Шли два монаха из одного монастыря в другой. Пришли к речке, а там река глубокая, широкая, женщина сидит молодая, плачет, что она не сможет перебраться на ту сторону. Один монах говорит, давай, я тебе помогу, взял её на спину и перенес. Ну, идут они еще один день, и потом еще один день, и на третий день второй монах говорит: как ты мог эту женщину взять и нести, ты монах, ты прикасался к женщине? А тот ему говорит: брат, я её уже два дня назад оставил, а ты её все еще несешь (смех в зале). Так что… Ну напомнили нам вот это наше греховное прошлое, но если это интересно, то надо ставить его в спокойствии, пусть там и остается.

Вопрос: Злопамятности?

Сестра Павла: Нет-нет, просто. У некоторых людей есть такое развлечение. Это развлечение называется язвление, есть такое. Не скажет какую-нибудь вредность, какую-нибудь гадость, жить не может. Есть разные роды зависимости. Ну, кто от алкоголя зависит, кто от наркотиков, кто от собственного языка. Как апостол Иаков пишет: член он маленький, но сколько зла несет. Почитайте, 3 глава Послание Апостола Иакова. Прекрасный отрывок! Прекрасный! Про язык. Хорошо, значит, прошлое это прошлое, оно было, оставляем его и идем дальше, будущего еще не знаю, я очень часто тоже об этом говорю. Если мы думаем о нашей жизни таким образом часто «вот это сделаю, это, это, это и буду жить», то эта жизнь может не начаться до смерти. Может не начаться. Потому что еще надо на работу сходить, еще постирать и так далее, это в пределе дня. Если брать другой передел, месяца, допустим, то у меня есть план на целый месяц, его нужно реализовать. И потом уже буду отдыхать. Потом месяц заканчивается, начинается следующий месяц и там тоже план на следующий месяц и когда эти планы закончиться… Так что может быть запланировать сначала жить, просто жить, и потом на этом фоне все остальное запланировать. Будущего я еще не знаю, а вот настоящее принадлежит мне. Значит, живу в настоящем сознательно.

Вопрос: А что значить просто жить?

Сестра Павла: Что значит жить? Это значит быть. Это значит хотеть. Это значит любить. Вот это значит жить. Кто запомнил?

Из зала: Быть, хотеть,

Из зала: Любить.

Сестра Павла: Все отличники! Быть, самое главное это быть, потому что если я не есть, то я не люблю, понимаете. Следующее – это хотеть, потому что мое хотение определяет мое бытие, какие бы мы теории раньше не слышали, что его там определяет. И любить. Любовь вырастает на вот этом фундаменте – быть, хотеть. Сознательно жить в настоящем. Это, прежде всего, знать, что со мной происходит сейчас. Следующий момент, это все здесь же, принимаю себя таким, какой я есть. Значит, сначала узнаю, какой я есть, потому часто мы очень часто живем только образами о себе также, как мы живем образами о других людях. Например, сегодня мне Оля представилась такой, такой, такой и именно таким образом я уже думаю о ней пять лет. А она может быть уже совершенно другой человек, а я этого не замечаю. Это очень легко понаблюдать в отношениях родители-дети. «Ой, мой сыночек, мой сыночек», ну два года ему. «Ой, сыночек, мой сыночек», ему 10. «Ой, сыночек, мой сыночек», а ему 45. И всё время так. Хорошо. Принимаю себя таким, какой я есть, а не таким, каким хотел бы быть. И знаете, принимаю себя это значит радуюсь себе. Принимаю себя – это не значит смиряюсь с тем, что есть. Хорошо, что не хуже, да (смеется). Не смиряюсь с тем, что есть, а радуюсь этому всему. И не ставлю сама себе условий «полюблю себя если…» то, то, то. «Полюблю себя, если…» стану святой, да. Дело в том, что порядок обратный. Я не стану святой, если не полюблю себя, не приму себя и не стану собой.

Первое – это стать собой, если хотите, стать святыми.

Следующая черта, у меня шестая. Личность, принимающая себя, умеет посмеяться над собой. Ну, пошутить над собой. Слишком серьезный подход к себе – это признак неуверенности. Я тут вот такой важный человек и вот так ходит ровно, чтобы корона с головы не упала. Если корона у человека действительно на голове, то, как бы человек ни ходил, она не упадет. А если мне надо ровно ходить, чтоб она не упала, то её нет, скорее всего. Слишком серьезный подход в себе – это признак неуверенности. Не серьезный, а слишком серьезный. Смотрите тут внимательно, чтобы все меня уважали, а то по-другому следующее предложение не скажу. Дальше. Такой человек видит собственные слабости и собственные желания, прихоти, то, что мы называем низким, всё это видит и умеет посмеяться над ним. «Ох, великая ты монахиня, так вчера молилась, так вчера была близко Иисуса, такие высокие желания, а сегодня чего тебе хочется? Молодец ты у меня!» и легко, и идем дальше. Если мы застреваем на этих наших низких желаниях, они начинают работать. А если мы их увидели, поняли – да, вы есть, вы молодцы, тихонько посидите, сейчас у меня есть другие дела – и пошли дальше. И всё спокойно, гармонично идет, у нас нет проблем. Это очень важным момент, хочу сказать не только в сексуальной сфере, потому что когда мы говорим о каких-то низких желаниях, это сразу думаем о сексуальной сфере, я не знаю почему, потому что сексуальная сфера это очень важная сфера в нашей жизни, а не низкая. Но зависит, какие у нас есть желания в этой сфере, могут быть, действительно, не очень высокие, так сказать. Хорошо. Человек видит собственные желания, приходит. Захотелось шоколадку до такой степени, что это важнее всех ценностей. Все деньги отдам, только чтобы мне тут вот принесли, положили. Очень высокое желание, ну вот посмеяться над ним. И можем смеяться, потому что сам для безопасен, так как смеется над собой на фоне принятия себя и любви к себе. Без этого фона смеяться над собой нельзя. Значит, то же самое по отношению к другому человеку. Если вы человек принимаете, и человек об этом знает, можно пошутить над ним и только так.

Седьмая. Личность, которая умеет принять себя, она умеет себя понять и удовлетворить свои потребности. Значит, во-первых, умеет построить иерархию потребностей. «Иерархия» – это лестница с греческого. Иерархию потребностей умеет построить. Значит, которые потребности? Основные, которые средние, которые менее важные. Основные потребности, может, будете удивленными, это не любовь к Богу и не любовь к ближнему. Основные потребности – это потребность в еде, в питье, во сне. Это основные потребности. Потом в работе, в отдыхе. И вот тут в плане работы, это уже в любви к ближним. Значит, личность, которая принимает себя выспанная (смех в зале).

Из зала: Подождите, это очень важно, это надо записать.

Сестра Павла: Это очень важно, да. Личность, принимающая себя выспанная. А то мы так работаем иногда ради Бога, ради ближних, ради блага всего общества, всего человечества, а спросишь человека как тебя звать: ой, я такими вещами не занимаюсь я занята, у меня там надо бежать, туда, потому что там человек страдает, там тоже страдает, он без меня не утешиться. Как это называется? Это не любовь к ближнему, это изысканный эгоцентризм. Так вот, значит, это выспанный человек. Конечно, бывает так, что действительно, также как мы говорили о том, что это человек, который легко идет навстречу другим, но и легко остается один. И здесь то же самое. Если причина весомая, конечно, сон можно немного отложить, но это не будет человек вечно не выспанный и вечно не отдохнувший. У меня нет ни секундочки свободного времени, потому что всё мое время я отдаю ближним.

Из зала: Прекрасно.

Сестра Павла: Да это очень хорошо. Долго не потянешь (смех в зале). Так, дальше. Еда. человек, принимающий себя, никогда не объедается, чтобы точно было понятно я скажу так, не обжирается. У человека, принимающего себя нет химической зависимости – алкоголь, наркотики, табак. Можно выпить, но в меру, можно покурить, но в меру.

Из зала: А где мера?

Сестра Павла: Да вот именно где мера, знаете, как с алкоголем, когда я говорю о пятой заповеди, значит, в катехизисе католической церкви, когда говорю о пятой заповеди «не убий» приходит момент отношения к собственному здоровью и там надо говорить об алкоголизме. Когда я говорила первый раз в своей жизни в России про алкоголь, люди так посмотрели на меня, я думаю что-то не то, но я еще не совсем поняла в чем дело. Это было, может, наверное, я первый месяц в России была. И потом мне рассказывают знакомые, сколько кто может выпить (смех в зале), ну, я думаю, как про этот алкоголь говорить? Потому что если человек может сам выпить два литра, и он вполне функционален, извиняюсь за выражение, вполне – в интеллектуальном смысле, в валитивном смысле, желания и так далее, и в физическом смысле, то я не знаю как сказать, где мера. Но! Такой человек не вполне функционален в смысле чувств. И вот тут-то меру надо искать. Вот в этот момент, когда я уже не знаю, что чувствую, а чувствую только одно, еще, ну, кто рюмочку, кто бутылочку, да. Еще. И я если чувствую только это, то уж точно надо прекращать. Точно. В общем зависимости нет, но зависимость, как один мой знакомый говорит мне: зависимость – это растяжимое понятие, дело тонкое. Так, хорошо. Нет у такой личности химической зависимости. А вы уж понимайте, как хотите. Такие люди умеют сочувствовать и умеют помочь, но умеют тоже отказать, не чувствуя при этом вину. Вот сейчас я знаю, что могу помочь, поехать к человеку, посидеть там, поговорить, в другой момент чувствую нет, потому что намного важнее мне остаться в моей семье. Может быть, если я бы поехала к подруге, у нас был бы высокий духовный разговор, а в моей семье я просто помою посуду и сделаю мужу чай и себе, и мы посидим за этим чаем, говоря о последних событиях на его работе, может быть. Но это может быть более высокий разговор на самом деле, чем разговор о так называемых высоких содержаниях с подругой. Эти моменты надо различать. Значит, умеют сочувствовать, такие люди, умеют придти с помощью, но умеют и отказать, не испытывая при этом чувства вины. Значит, люди, принимающие себя, знают свои границы и соблюдают эти границы. Знают и соблюдают свои границы, берегут как свою собственность. Какая заповедь нам говорит свою собственность беречь?

Из зала: «Не укради».

Сестра Павла: Правильно, «Не укради», беречь свою собственность, психологические границы в том числе, а может, даже и во-первых. Хорошо. Следующий момент вот с этим потребностями – это вопрос наших потребностей в плане физическом, эмоциональном, интеллектуальном, социальном и духовном.

Построение определенного порядка посреди физических потребностей, ну, например, в одежде, например, в сохранении собственного здоровья. Кто из вас гимнастикой занимается по утрам? Ну, хотя бы зарядку делают? Оооой, есть такие люди! Молодцы, молодцы! Прекрасно! Очень хороший вопрос: кто среди христиан по утрам зарядкой занимается? Отличный вопрос. «Сестра, что вы говорите, христианин хорошо еще с кровати не встанет, уже молиться должен, а вы про зарядку. Такую сестру можно вообще на костре сжечь. Ересь какая-то». Но тело, которое стягиваешь с кровати и заставляешь, молиться оно не будет молиться (смех в зале). Можете мне сказать дух будут молиться, но а дух-то в теле живет, а тело – это его дом, Библию читали вы, христиане да, дух в теле живет. Духовность – это дело тонкое.

Значит, потребности умею построить в определенном порядке – физические потребности, эмоциональные потребности, интеллектуальная потребности, социальные, это, например, в плане общения. И духовные потребности. Ну, например, зарядку я не буду делать час каждый день, или пять часов. Определенное время. Мои эмоциональные потребности. Конечно, я могу сосредоточиться на своих чувствах, но если я буду весь день, каждые полчаса у себя спрашивать: что же ты чувствуешь? И следующие полчаса буду думать, что я чувствую, то я не знаю, какой этот день будет. Интеллектуальные потребности: «Ой, столько интересного в этом мире, всё надо прочесть». И такая потом каша в мозгах творится, потому что мне надо всё читать и по всем областям знаний, «это же интересно». Ну, конечно, интересно, конечно, в жизни есть много интересного, чего мы не то, что не прочтем, мы даже не узнаем, что это интересное, и придется смириться. Социальные потребности. Так хочется пообщаться, «ла-ла-ла…», и говорит, и говорит, и час общается, два общается, три общается. После этого общения какой плод? По меньшей мере, пустота. И общаемся, и общаемся, и обо всем говорим, и ты знаешь, а я так молилась, а я так молилась. О молитве не надо говорить, её надо делать, молитву надо делать. Потом можно чуть-чуть поговорит, пять минут разговора и пять часов творения молитвы. Хорошо. Духовные потребности. Я не могу молиться весь день. Но если кто-нибудь из вас находится в созерцательном ордене, в созерцательном ордене молятся, не знаю, в самом строгом, который сейчас существует на земле, молятся семь часов в сутки молитвы, картезианцы. Я не могу молиться весь день. Только здесь опять же, конечно, бывает так, что нужно с кем-то весь день пообщаться, но это раз в какое-то время. Бывает так, что нужно молиться пока Бог не ответить, но это раз в какое-то время, но это не может быть каждый день. Бывает так, что действительно надо ночью посидеть и почитать какие-то книги для расширения знаний… Только знаете, почему-то так получается, что вместо совершенствовать знания по профессии мы читаем всё на свете, только не то, что нам нужно по нашей профессии. Почему-то не интересно, а каким образом выбирали? Лучше не спрашивать, потому что можно такие истории услышать. И такая личность стремится к гармонии среди своих потребностей, она вводит гармонию в свои потребности, чтобы все были удовлетворены, насколько это нужно в общем личности.

Восьмая черта личности, принимающей себя – это умение самоопределиться. В чем дело? Ключ для определения находится во мне, чтобы мне определиться, мне не нужна поддержка масс. «Выходить замуж за него или не выходить?» И начала спрашивать и бабушку, и дедушку, и маму, и папу, и тетю, и дядю, и первую подружку, вторую, двадцать пятую, и всем своего жениха показала и вот там-то точно неизвестно, что делать дальше. Поддержка масс не нужна человеку, принимающего себя. Не нужна. Ключ для самоопределения находится в самом человеке. Это не значит, что такой человек не будет слушать, что говорят другие. Будет слушать, но выбирать будет сам. Значит, такая личность не поддается стадному инстинкту, не поддаются рекламе и массовой моде. С этой массовой модой, с этой рекламой страшные вещи творятся. Так такие люди, если нужно умеют пойти против течения, но не ради того, чтобы пойти против течения, а именно, если нужно. Если не нужно не будут идти против течения. Только если нужно. Такие люди знают, что не родились для того, чтобы выполнить чьи-то ожидания. Я сейчас до конца продиктую это предложение, вы его себе напишите большими буквами, повесьте над кроватью, такими большими красными буквами, они сразу бросаются в глаза, над кроватью или в таком месте, когда вы утром открываете глаза и сразу это видите. Значит:

Я НЕ РОДИЛАСЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫПОЛНИТЬ ЧЬИ-ТО ОЖИДАНИЯ,И ДРУГИЕ ЛЮДИ НЕ РОДИЛИСЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫПОЛНИТЬ МОИ ОЖИДАНИЯ.

Девятая черта. Человек, принимающий себя, не теряет контакт с действительностью, с реальностью, это прекрасный пункт. Не мечтаю о том постоянно, «что могло бы быть, если…» Не мечтою о том, что нереальное для меня. Не хочу быть кем-то другим, не хочу жить в другой стране, в другой семье, с другим темпераментом, с другим характером, с другими родителями, не хочу быть кем-то другим, хочу быть собой. Может тяжело слушать тем, кто находится в начальном этапе принятия себя. Вы не переживайте, кому это тяжело слушать, потому что иногда, как подумаешь… Ну, ладно, в другой стране уж куда ни шло, но вот в другой семье мне уж точно было бы легче. Во-первых, мы не точно знаем как там, в этой другой семье, которую имеем в виду, это, во-первых. Потому что надо бы там родиться и жить, только тогда мы бы знали. Во-вторых, как-то план у Бога есть. И именно поэтому Он меня в эту семью поставил, а какой – это уже вопрос нашей жизни, ответить на этот вопрос. Значит, не хочу быть кем-то другим, хочу быть собой. Не теряю энергию на вечные жалобы: «Всё плохо, и двадцать лет назад всё было плохо, и десять лет назад, и сегодня». Не теряю энергию на вечные жалобы, а отдаю свои силы реальной жизни. Значит, посмотрите, я иногда на конфронтациях говорю так. Даю вам такие упражнения, сделаете то, то, то. Это будет очень нелегко, но может быть это будет наконец-то конструктивнее страдание, а то всё деконструктивное такое страдание. Все плохо, пойду туда там плохо, пойду туда там еще хуже и все плохо. Значит, вот тут даю упражнения, будет нелегко, но может это будет конструктивным, наконец-то страданием. Если столько лет страдали деконструктивно, теряя энергию непонятно на что, то может быть стоить вложить сейчас энергию, даже если будет тяжело в какие-то конструктивное вещи. И всегда лучше вложить энергию в то, чтобы принять себя чем в то, чтобы себя насильно менять. Если вы примите себя, вы увидите, насколько сразу поменялись. Это так работает.

Следующая черта, человек ассертивный. Человек, принимающий себя является личностью ассертивной. Ассертивность – это группа черт и сейчас я эту группу назову. Это человек, который принимает себя серьезно, не слишком серьезно но серьезно. Человек, который уважает себя, уважает свои мнения, свои выборы, человек, который в любой союз входит на равных. В дружбе, например. Я не над мой подругой и не под, не выше, и не ниже, а на равных. В супружеской жизни – на равных. И в любом другом союзе – на равных. В человеческом плане с начальником тоже на равных. Начальник, который является зрелой личностью будет очень рад встретить такого подчиненного. Начальник, который является незрелой личностью, будет в бешенстве. «Кончено, я всё это выполню, но вы не правы», если спрашивают у тебя твое мнение. «Как ты думаешь? – Это всё, конечно, можно сделать, но вы неправы. – Почему?» Конкретные доводы, аргументы. Если начальник является незрелой личностью, будет в бешенстве. Если является зрелой личностью, будет благодарен. Если начальник думает, что он всё знает по работе, то уже незрелая личность. Потому что начальник далеко не всё знает. Никто из нас не знает всего, даже в своей специальности. А что говорить о других специальностях? Так, дальше, про ассертивность продолжаю. Речь шла о том, что в любой союз вхожу на равных, как равный партнер, равные доли у нас, психические, духовные – равные.

Такой человек не принимает решений за других, а за свои решения отвечает. Это очень серьезная вещь. Это такое расстояние по отношению к другим людям, которое как раз и нужно для настоящей любви к ближнему.

Такой человек дает себе право на ошибки. Послушайте, никто от нас не требует безошибочной жизни, Бог этого не требует. Потом, безошибочную жизнь требуем от себя мы сами обычно и потом уничтожаем себя потихонечку. Ошибки свойственны человеку, как говорят «только тот не ошибается, кто ничего не делает». Ошибки свойственны человеку, ошибаться – это нормально. Не ошибаться – это болезнь перфекционизма и это надо лечить. Да, отсутствие ошибок надо лечить, это могут быть полностью замороженные чувства и не только чувства. Бывает и интеллект тоже. Так что человек ассертивный дает себе право делать ошибки, право на ошибки. Это не значит, что сделал, не поймешь что и говорит «ну и что». Нет! Действительно, это плохо, но из-за этого вешаться не будем, поищем путь выхода из этой ситуации. Уважает себя такой человек и выражает себя открыто и честно.

И еще последний момент, последняя черта человека, принимающего себя. Это, если говорить о верующем человеке, насчет стремления к совершенству и к святости. Здесь хочу просто процитировать Святителя Игнатия. Послушайте. «Падший ангел старается и обмануть и вовлечь в погибель инков», и не только иноков и всех нас, «предлагая им не только грех в разных вида его, но и предлагая несвойственные им возвышеннейшие добродетели». Есть добродетели, которые не для нас. Это то, о чем я говорила вначале. Мы не можем идти всеми путями, которыми шли святые, причем все святые. Мы не можем даже идти путем какого-то святого, потому что мы созданы Богом как индивидуальные личности, и у каждого из нас есть свой путь. Значит, «падший ангел старается и обмануть и вовлечь в погибель иноков, предлагая им не только грех в разных видах его, но и предлагая несвойственные им возвышеннейшие добродетели». Я стремлюсь к такому высокому уровню, что я простого не делаю, и это будет путь сатаны, и там не будет принятия себя. Дорога, на которой я не принимаю себя, а убегаю от себя – это всегда дорога злого духа, всегда. И на этом акценте я хочу закончить. Идите, размышляйте! Духа Святого всем вам!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web