Содержание:

Реколлекции: Границы. Первый день, первое введение

Среда, 16 апреля 2014 04:12

Духовные упражнения под руководством с. Павлы и о. Андрея Буко OFM Conv. «Границы», 28-30 марта 2014 г., Москва.

 

Границы

На реколлекциях «Границы». Фото Ольги К.

 

 

Благодарим!

 

Благодарим с. Павлу и о. Андрея за переданные аудиозаписи!

Благодарим за фото Ольгу К.!

 

***

Первый день, первое введение, 28.03.14.

 

Сестра Павла: Введение именно в наши духовные упражнения. Наши реколлекции будут на тему границ. Это тема, которую многие люди предлагали, и поэтому я её выбрала. Тему я назвала так: «Господь утверждает в переделах твоих мир» это из 147 псалма. Это тема о границах.

Для того из вас, кто много раз прорабатывал вопрос границ психотерапевтически, психологически, на консультировании немножко может быть неожиданное название реколлекций по границам именно таким образом. Но, несмотря на это, название у нас такое.

До того как начинать, я бы хотела вообще немного сказать о границах. Почему? Потому что так. С одной стороны в нашей жизни мы понимаем и чувствуем, что границы нам нужны, что как-то надо отгораживаться от людей, которые портят нам жизнь. С другой стороны, [когда] начинаешь отгораживаться от людей, которые портят нам жизнь, со временем мы начинаем наблюдать, что отгораживаемся от людей, которые нас любят. Тогда у нас начинают рождаться угрызения совести, что мы отгораживаемся от людей не только уже от тех, которые нам вредят, но тоже и от тех, которые нас любят от наших родственников, в семье – от мужа, от жены, от детей. И тогда мы начинаем понимать, что может быть все-таки эти границы – это не есть хорошо.

Кроме этого существует подход, который назван христианским, который говорит о том, что границы это плохо, потому что это противоречит заповеди любви. О, видите, я очень люблю, когда начинается обратная связь, тогда понятно по какой почве мы ступаем. Спасибо большое! Почему? Потому что если любить ближнего, себя открывать, себя отдавать, жертвовать собой, своим временем и т.д. А тут говорят о каких-то границах. И тогда возникает такое ложное мнение о том, что психология противоречит христианству. Нет никакого противоречия, потому что психология – это одно, христианство – это другое, и где-то есть у них точки соприкосновения. Точки соприкосновения с христианством есть у всех наук, не только у психологии, хотя некоторые говорят, что психология это вообще не наука, но мы в эти дебри не будем входить.

Значит, смотрите, у всех почему? Потому что христианство занимается человеком, и любая наука, которая занимается человеком она может соприкасаться человеком. И на самом деле нет там противоречия, на самом деле, если войти в суть одного и второго. А если находиться на поверхности, то конечно там найдем одни противоречия и никаких точек соприкосновения. Хорошо.

Мои дорогие, чтобы у нас, как у христиан, не было проблем с границами – нужны они, не нужны, можно их выстраивать или нельзя, и как их выстраивать и т.д. – посмотрим с христианской точки зрения на границы.
Мы, люди, происходим от Бога, первоисточник нашего существования – это Бог. Первоисточник. И теперь, как Он нас создал. Во-первых, мои дорогие, то, что называется «созданием» подразумевает границы, определенного рода ограниченность. Создание. Первое.

Следующий момент. Я бы хотела, чтобы мы посмотрели на совсем очевидные вещи. Но чаще всего бывает так, что именно совсем очевидные вещи нам лучше всего всё объясняют. И теперь посмотрите. Нашему существованию Господь придает определенные рамки.

Первое – анатомия. Мы занимаем определенное пространство. Мы как люди не без границ, мы занимаем четко определенное пространство. Вот наша первая самая основная телесная граница – определенное пространство. И еще раз хочу подчеркнуть для христиан, что первоисточником такого плана является Бог. Мы занимаем определенное пространство. У нас четко определенное построение – всех наших органов, которые тоже измеримы. Величина нашего сердца «кулачок», чуть меньше кулачка величина матки, величина печени чуть больше одного кулачка, ну и т.д., четко определенный размер наших костей, наших мышц, в общем, то, что говорим об анатомии.

Потом дальше, если посмотреть на физиологию нашу, то смотрите: нам заданы движения, у нас четко определенный объем движений. Вот я, сидя здесь, не могу протянуть руку так, чтобы прикоснуться к носу Алены. Почему? Потому что я ограничена. В этом случае я ограничена длиной моей руки. Четко определенный объем движений.

Дальше, мы приспособлены к тому, чтобы обитать в четко определенной среде: кислород, земное притяжение, и т.д.

Мы приспособлены к определенной цветовой гамме: то, что могут воспринимать наши и глаза, и есть вещи, запредельные для наших глаз. Очередные очень простые границы.

Дальше. Определенные частоты волн можем воспринимать, это вопрос нашего слуха. Те, у кого есть хотя бы собаки, очень хорошо знают, что собака намного лучше слышит и намного быстрее прорабатывает звуковой сигнал.

Следующий момент, если говорить о нашей физиологии. Мы ограничены жаждой, голодом и сном. Почему я вначале сказала, что духовные упражнения невозможны без еды? Мы можем, конечно, сесть на пост, извините за выражение, и пить только водичку до воскресения, до вечера. Но, мои дорогие, на серьезной духовной работе можно сосредоточиться при таком виде поста только тому, кто действительно достиг довольно серьезного уровня святости, и то не всегда. Человек, который не выспится… Можем не спать, только в воскресения к вечеру у вас пойдут мистические явления (смех в зале), и боюсь, они будут не от Бога. Вот, наши границы. Если говорить про жажду, то вообще тут всё понятно. Так что это вопрос нашей физиологии.

Если посмотреть на границы, которые определены нашим здоровьем: много чего хотелось бы. И может быть мысли и душа много чего хотели бы, но мы знаем, что тело очень часто не успевает за нашими мечтами. И может хорошо, знаете, потому что нам ложно кажется, что у нашей души нет границ и она может лететь высоко и далеко, и иногда злимся на наше тело, что оно нас сдерживает. И молодец наше тело, потому что наше тело очень четко осознает границу, а душа не всегда. И хорошо, что есть у нас тело, которое может сдерживать душу. Откуда у нас, например, эти синдромы выгорания? Тело не слушаем, мы его заставляем работать, ну а потом всё, выгорели, потом едем на семинар по выгоранию, потому что нам нужно восстановиться. Так что вопрос нашего здоровья.

Наша психика, посмотрите, насколько ограничена. Наше мышление – очень четко ограничено, тут даже экспериментов не надо делать никаких. На делении [в беседе группы о том, что пережили на медитации] у нас будет замечательный эксперимент: Сестра Павла сделает введение, и все будут слышать одни и те же слова, потому что она для всех будет говорить группе. А потом, когда станете делиться, оказывается один вот это взял, услышал, второй вот это, как бывает тоже со студентами, когда преподаватель принимает экзамен. В свое время был у меня знакомый профессор, он преподавал логику одном из университетов в Польше. И однажды, как он сказал, это была страшнейшая группа в его жизни. Они приходили сдавать экзамен, он выскочил из аудитории и орет: «Принесите стремянку!» Все студенту в школе: «Стремянку!». Принесли стремянку: «Поставьте тут!», возле стены там крест висел. Он забрался туда на эту стремянку, пальцы приложил ко кресту как для присяги и говорит: «Господи Боже Всемогущий в Троице Единый, торжественнейшим образом приношу Тебе присягу в том, что я их не учил этому всему, что они говорят» (смех в зале). Так что знаете, так бывает. Я сама уже много раз слышала, например: «Это говорила сестра Павла». Но убей, не помню, чтобы у меня даже мысли в эту сторону шли (смеется). Конечно, формулировку я могу не помнить и очень часто не помню, но взгляды-то свои я знаю и поэтому знаю, что вот это я не могла говорить (смеется).

Потом, мои дорогие, вопрос мышления, вопрос восприятия, который с нашими чувствами тоже понятен, вопрос восприятия эмоций нами, и т.д. Вопрос восприятия другого человека. Идет парнишка, улыбнулся, а она в своих мечтах уже вышла за него замуж, уже детей родила, а он вообще ничего в виду не имел, он просто улыбнулся. Может быть даже её хорошо не видел, только он своим мыслям улыбнулся, а она уже всё.

Иногда кажется, что у нашего воображения нет границ. Знаете, когда идет библейская медитация и, например, говоришь людям «представьте себе», а большинство из них говорит, «а не представляется вообще ничего». Что ограничена наша память, думаю, тут вообще ничего не надо говорить.

Следующий момент, если говорить о границах. Так Бог организовал нашу психику, что мы развиваемся с возрастом, и у нас есть своего рода возрастные изменения, не всегда, к сожалению, в эмоциональном плане, но в физическом плане точно. Личность должна развиться в целостную личность, гармоничную и счастливую. Она, если хорошо присмотреться, развивается от момента, когда границы не существуют к тому, что всё тоньше и тоньше развивает существование своих границ.

Маленький ребенок плюс минус до шести месяцев он как будто слит с мамой, он и мама это оно целое, там отсутствуют границы. Но смотрите, ребенок, которому шесть месяцев и больше, такой ребенок начинает потихонечку понимать, конечно, на своем уровне понимания и восприятия, что он и мама – это не одно и то же (вздыхает). Ребенок-то начинает понимать, а мама-то не всегда. Для кого-то эта мысль может быть хорошим размышлением, которое оставьте себе на вечер. Ребенок это начинает понимать, начиная уже с шести месяцев, иногда даже на месяц-два раньше. Мама иногда не понимает, особенно если это сын, ребенку 40, и мама не понимает …

Из зала: Да.

Сестра Павла: Да, да, да. Потом следующий момент. Ребенок начинает где-то с года до полтора исследовать мир, формирует собственные границы и узнает о существовании границ у других людей. В чем это выражается? В том, что это то самое время, когда учим ребенка содержанию слова «нет». Что значит «нет»? Ребенок принимает в свой словарь это слово и ребенок начинает понимать это слово в словах других, это самое меньшее начиная в год. Если начинаем этот процесс в 15 лет, оооо… Потому что всё время было, было «да», «да», «да» и вдруг в 15 лет мама говорит «нет». Это вообще не воспринимается. Иногда у мам, у пап реже, но тоже бывает, но у мам чаще всего существует такое понятие, что хорошая мама это та, которая ни в чем не отказывает ребенку. Мои дорогие, это очень плохая мама, она тормозит полностью развитие своего дитяти.

Посмотрите, развитие человека, развитие личности оно очень тесно связано с пониманием и реализацией границ, очень тесно. И смотрите, мы сейчас на возрасте полтора года.

Следующий момент – полтора года, три. Что это за время? Да, время проявления индивидуальности. Как это выражается? «Я щама». Да, время выражения индивидуальности, время выражения собственной автономии. И потом нечего от ребенка ждать самодисциплины, нечего от ребенка ждать самостоятельности, если в этом возрасте запрещалось ребенку экспериментировать. Это у нас три годика.

Идем дальше. 3-5 лет – отождествление с собственным полом. Ребенок открывает свое половое тождество, отождествляет себя с родителем того же пола и одновременно с родителем того же пола начинается соперничать. Это сложный период для родителей и для ребенка, и это очень тонкий момент, потому что в этот момент… Почему говорят, что воспитание к супружеской жизни начинается с самое позднее с 3 лет?

Из зала: Что с трех лет начинается?

Сестра Павла: Воспитание к супружеское жизни. Самое позднее – три года (оживление в зале).

Из зала: Все опоздают уже.

Из зала: Никто это никогда не делал, уже перед фактом был.

Сестра Павла смеется

Сестра Павла: Посмотрите, если вот этот процесс полового отождествления прошел, в общем, скажем не гармонично… Ну ребенок приходит и спрашивает: «Откуда я взялся?»

Из зала: Из капусты.

Сестра Павла: Ну, из капусты, да! Еще что может быть? «Иди к папе спроси». Или, «уходи, не дури мне голову». Ребенок приходит и спрашивает про свое тело, про анатомию, про построение, что есть для чего. А мы что делаем? «Ааа, у меня ребенок какой-то извращенец», понимаете. А ребенок просто нуждается в том, чтобы себя отождествить. Мы что делаем чаще всего? И до сих пор, смотрите, уже я не знаю, сто раз, тысячу раз об этом говорю везде. Смотрите, уже такая цивилизация, и так все развито, и так техника развита, и вообще дошли не знаю до каких уровней, а когда ребенок приходит и спрашивает у мамы или у папы для чего пенис – что происходит? Мы начинаем себя вести, вы знаете, что мне кажется намного хуже, чем в первобытном обществе. Почему? Потому что мы цивилизованные.

Из зала: Об этом не принято говорить.

Сестра Павла: Об этом не принято говорить, да. И тогда что получается? Несмотря на все остальные последствия… Это огромная отдельная тема, я тут только, видите, так прыгаю с возраста на возраст. Что получается? У ребенка закрадывается мысль, что есть во мне что-то очень плохое, о чем говорить и даже думать нельзя. Что происходит в плане границ? Вот тогда рождаются неудержимые желания. Потому что самый привлекательный всегда запретный плод. Почему говорят духовные отцы, что дьявол перестает действовать, когда он разоблачен, когда ты начинаешь говорить о своих искушениях, когда начинаешь говорить о своих слабостях и трудностях? Эти слабости как будто куда-то уходят. Почему? Потому что дьявол разоблачен. Пока запретный плод – это тема табу, до тех пор прекрасно в подсознательном уровне развиваются вот эти неудержимые желания. И потом, например, человеку 30 лет, и вдруг как мы говорим «ни с того ни с сего» отрывается педофилия. А это не «ни с того ни с сего», это с трех лет мы нашими руками выращивали! Или гомосексуализм, или лесбиянство. Но это если говорить про такие острые примеры. А если помягче, девушке 35-38, ну вроде замуж бы и вышла, но вот ребенка родить не хочу, просто нет желания. Или может замуж бы и вышла, но это обозначает половую жизнь с мужем, а мне это противно. И т.д. Или, например, у мужчин страх женщин, и не только в сексуальном плане. Если посмотреть на наше общество, то это получается как эпидемия какая-то.

Следующий момент, если брать возраст потом с 6 до 11, там это возраст, когда мы учим детей выполнять обязанности – школа, учеба и дом (уборка, моет посуду). Это очень плохо, когда ребенку 6 лет и ребенок кружку за собой не моет, потому что мама моет. И это момент, когда мы учимся границам, потому что мы в этот момент учимся дисциплине. За собой нужно убрать, нужно учится, нужно заниматься, хочешь – не хочешь нужно ходить в школу. Ребенок учится тому, что есть в жизни вещи, которые может быть не очень приятны, но которые нужны. Это вопрос наших границ в плане организации времени.

И то же, мои дорогие, в плане построения пирамиды ценностей. Если мы ребенка учим выполнению простых обязанностей, ему намного легче ответить себе на вопрос: «Что важное в моей жизни, что не очень?». Это границы дисциплины.

Потом, следующий момент. 12-17 – сложнейший период, половое созревание, тут и выбор профессии, подготовка к самостоятельной жизни. И теперь. Если мы упустили формирование границ у наших детей до этого возраста, этот возраст, подростковый, он очень, очень, крайне сложным может оказаться. Здесь дальше продолжается вопрос обучения, вопрос обязанностей, вопрос в плане ценностей, выбор ценностей. Такие простые вещи как, например, обучение границам в финансовом плане. Только дело в том, что мы в этом возрасте детей начинаем учить. И это наше «учение» заключается в морализаторстве. А учить надо бы по-другому. Действовать так, чтобы они столкнулись с последствиями своих выборов. Вот, например, даешь ребенку 300 рублей на карманные расходы и говоришь: «Это тебе на месяц, распланируй всё». А ребенок, спустя 20 дней… каких там 20, спустя 3 дня говорит: «Нету денег. – Ну значит 27 дней ты без карманных». Что делает мама? Маме жалко, она продержится несколько дней, а потом даст. А муж говорит: «Что ты делаешь?» А она говорит: «Ты бессердечный». А может как раз он мудрый, а не бессердечный. Вопрос в этом – чтобы столкнуться с последствиями несоблюдения границ.

Взрослый возраст, в чем там границы наши проявляются? В выполнении наших ролей. «Я – жена и мать», а то у нас мода какая у женщин? «Я – и жена, и мать, и муж, и дед, и бабушка, я вообще, я кто? Я – всё. И без меня вообще этот мир рухнет. Эти мужчины это только так, декорация. А вот я…» Или другая противоположность. «Я такая одинокая, беспомощная, я сама ничего не могу. Для того, чтобы был смысл в жизни нужен мужчина, и только он сможет придать смысл моей жизни, потому что во мне нет ничего». И вот так с одной крайности мы кидаемся в другую. «Как же мне, рябине, к дубу перебраться?» (смеется)

Из зала: А мужчины, я извиняюсь, это муж и папа, да?

Сестра Павла: Да, муж и папа. А вот у мужчин другая крайность работает, какая? Знаете, как интересно было, женщина одна мне рассказывает. Говорит, ребенку уже 5 лет, расписались шесть лет назад, муж живет как холостяк. И однажды прекрасным вечером я у него спрашиваю: «Скажи мне честно, чувствуешь ли ты, что женат?» Он говорит: «Если честно, то не очень». Мужчина сколько только может, бежит от ответственности.

И следующий здесь вопрос – границы на работе. Если ты бухгалтер, то ты бухгалтер, ты не директор, ты не менеджер, и ты сиди, извините за выражение, и молчи в тряпочку. Конечно, когда там уже происходит совсем плохое, и твоя совесть начинает говорить, что тут молчать уже нельзя, то тогда говори, конечно. Но когда сидит целый консилиум – и директор, и зам, и администратор, я не знаю кто там еще, и ты вырываешься, выскочка такая, она всегда знает как надо, всем посоветует. А потом, что потом происходит? «Я такая уставшая, почему-то у меня голова болит». Голова болит почему, чаще всего? Голова – это первый сигнал, что я слишком много на себя взяла. Чаще всего, не всегда, но чаще всего первый сигнал дает голова. Это не ужасная боль, это не мигрень, это какая-то легкая боль. Чаще всего, такая туповатая. Это большинство случаев, но не всегда.

Вот, мои дорогие, это такие прыжки по разным областям, связанные с вопросом границ. Это всё для того я говорила, чтобы посмотрели особенно те из вас, кто боится вопроса границ, потому что это типа не христианская тема. Для чего это? Чтобы вы посмотрели и увидели, что границы задуманы Богом, границы Он нам Сам дал, Он нас так создал. А теперь если еще дальше посмотреть немножко библейски, то, мои дорогие, посмотрите, что происходит. Избранный народ, Бог отделяет этот народ от других народов и очень четкие границы и насчет земли и насчет законов Бог им дает. Если посмотреть на христианство наше, первые века христианства – это как было? Христиане создавали свои общины и жили действительно в общинах. Работали в разных местах, с язычниками и т.д., но создавали свои общины, они были отделены. «Святой» слово, если брать латынь, это значит «отделенный» [«sanctus» – священный; святой; неприкосновенный; особый; глубоко почитаемый; добродетельный]. Святые места в нас они очень четко отелены от других вопросов, мы их бережем. И если посмотреть на духовную жизнь, уже потом на наставления духовных отцов, отцов пустыни, отцов церкви – вот эта тема границ, сохранение того, что в тебе святое, она очень четкая. И всё время в духовном наставничестве возвращаются отцы именно к границам, так что не надо бояться этой темы.

И сегодня вечером именно на адорации (если вам это слово совсем чужое можно говорить «поклонение») немножко поразмышляете о ваших границах, о границах в вашей жизни. Вопросы конкретные для этой молитвы я вам после ужина перед адорацией дам.

Теперь так, я смотрю, что все уже знают, что нужна тетрадь и ручка, и я бы по старинке вас просила – не планшет, просто бумажка и ручка, вот так. Чтобы мы сами, нашими руками это всё писали, чувствовали в руке ручку и чувствовали бумагу. Это совершено другие технические ощущения, а нам нужны телесные живые. И чтобы вы чувствовали, что это содержание вы прописываете своей же рукой, и сама рука тоже это чувствует. Вот это очень важно – чтобы вы чувствовали, что вы это прописываете. Тогда этот текст является вашим. А если вы его выстукиваете, это не ваш текст, вот в чем дело. Поэтому очень прошу бумажку и ручку.

Теперь вопрос такой. Хочется, чтобы вы вовремя приехали домой, еще немного успели поспать до завтра. Следующий момент такой. Скажите мне, пожалуйста, есть ли у всех Библии с собой? Ветхий Завет тоже нам будет нужен. У кого нет Библии?

Из зала: А электронная Библия годится? Он-лайн?

Сестра Павла: Сейчас посмотрим, если нам хватит наших местных. Поднимите руки, у кого нет?

Из зала: Электронную считать?

Сестра Павла: Нет, лучше книжка. Вы завтра из дома можете привезти? Потому что сегодня пока еще не нужно будет. Кто не может? У кого нет сегодня, и кто не может привезти завтра? Шесть.

Работа в группах. Это вещь, которую обязательно хочу сказать. Делимся на две группы, и то, что происходит в группе, мои дорогие, остается в группе. Если я сама что-то на группе открывала и хочу это же открыть другому человеку, который не в группе, пожалуйста, можно, но! рекомендую этого тоже не делать. Это как та курица, которая снесла яйцо и кудахтает. Что тогда происходит? Хозяин знает, есть яйцо, приходит, забирает. Вопрос в том, чтобы то, чем делимся на группе, оставалось четко в группе – первое.

Второе. Никаких комментариев относительно того чтó кто-то говорит. Ну кто-то высказался, ты говоришь: «Это же не так!» Не-а. Даже если тебе в душе кажется, что не так, то ты закрываешь глаза и говоришь: «Господи, дай мне об этом не думать, дай мне думать только о моих переживаниях». Это, кстати, будет замечательное упражнение на соблюдение границ. Вот этот момент – не осуждаем ни в мыслях, ни на словах, не занимаемся морализаторством: «А ты знаешь, у меня тоже такое было, и в этом случае нужно сделать то, то и то». Умница, молодец, хорошо, что знаешь, но это оставь для себя на группе. Понимаете, да. Говорим, это слово наше уходит «в эфир», так скажем так, и всё. В каком-то сердце может быть приземляется, в каком-то нет. Слова других в нашем сердце приземляются, одни приземляется, другие не приземляется, ничего страшного. Хорошо. Соблюдение секрета.

Соблюдение уважения. На группе могут быть разные эмоции, может быть так, что кто-то будет плакать – не бегите утешать. Пришло время слез на человека и пусть человек плачет. Я помню, такие духовные упражнения, где один мужчина взрослый, которому было за 40, плакал все три дня. Очень хорошие вышли плоды. Не надо утешать. Поддержкой пусть будет наша молитва. Видите, что человеку тяжело, помолитесь за него, вот так. Может сказать: «Держись!» Это самое большее, не надо гладить по спинке и говорить, что всё будет хорошо, не надо, даже если очень захочется. Или, например, говорить: «Ну не плачь ты уже!» Может кто-то довольно эмоционально высказываться громко, например, некоторых это как-то задевает, может где-то злит. Но может попробовать потерпеть, а потом уже после группы можно сказать: «Я не знаю, можешь ты или нет, если можешь чуть потише говорить», потому что у одного человека тишина внутри, у другого человека прямо ор стоит.

Если у кого-то соберутся отрицательные эмоции, найдите себе спокойный уголочек и кому как позволяет собственное тело поотжимайтесь и поприседайте, можно пробежаться вокруг монастыря, на улицу выйти. В течение дня завтра и послезавтра, когда у нас будут маленькие перерывы, очень вас прошу выходить на улицу, чтобы хотя бы немного глотков свежего воздуха. То, что мы отсюда переходим на ту сторону и обратно – это мало, ну хотя бы минут 10, чтобы был свежий воздух, свежий кислород в мозгах.

И теперь группы.

Деление на группы

Теперь внимание! Посмотрите между собой, кто в «двойках», кто в «единичках», и вопрос такой: есть ли в группе есть близкий, знакомый человек, перед которым не по капризу, а реально вы душу не откроете, потому что есть свои проблемы, можно будет поменяться. Но это не значит, что теперь все могут меняться. Только по совести. Если есть такая ситуация, то тогда да. Но если нет такого рода ситуации, то нет.

 Границы

В часовне монастыря св. Франциска, Москва. Фото Ольги К.

Границы

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web