Содержание:

Реколлекции: Путь к прощению. Часть 3

Воскресенье, 16 февраля 2014 01:39

Второй день, утро, 3-е ведение

 

 

Сестра Павла: Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Как я поняла, группы работают неплохо. Если где-то у кого-то в сердце какой-то вопрос недоверия, то просите Духа Святого, чтобы Он открыл ваши сердца.

Знаете, есть момент, когда ты сидишь, и уже сам всё понял про себя, и тебе кажется, что это так. А есть совсем другой момент, когда ты при других людях начинаешь говорить вслух. Группы наши очень хорошие в таком плане, что мы занимаемся этой духовной работой, и в духовном плане каждый из нас понимает друг друга, что может быть разное состояние и всё такое. Поэтому здесь очень важно – говорить. Конечно, если есть что-то очень личное, можно до самого конца не называть всё по имени, т.е. эксгибиционизмом заниматься не надо. Но даже для вас самих это будет проверка. Когда вы начинаете говорить чтó на самом деле происходило с вами, вы только тогда, когда вслух произносите какие-то вещи, только тогда начинаете понимать их, и они тогда начинают закрепляться. Поэтому, если есть где-то в группе какой-то момент недоверия, то я вас очень прошу молитвой это попробовать преодолеть. Попросите Иисуса, чтобы в вас это преодолел.

Что будем делать сегодня? Мои дорогие, часто мы задаем вопрос «что значит простить?», тогда мы думаем о другом человеке. А это вектор неправильный, нужно думать о себе, потому что простить – это значит придти к гармонии, придти к собственной внутренней гармонии, которая была до. Это значит простить.

Почему нам так сложно? Мы просим Бога, чтобы помог нам простить, но мы сами, смотрите, ставим себя по ту сторону фронта. Я всё сейчас буду медленно объяснять, чтобы вы успели всё записать, это очень важные вещи. Что я имею в виду, что значит «по ту сторону фронта»? Мы просим Бога, но на самом деле мы не верим в то, что Он с нами. Мы думаем так: это Он виноват в вопросе. Это уже значит, что мы ставим Его по ту сторону фронта. Это мой фронт, а это – Его. Он виноват в вопросе, почему такое допустил? Этот вопрос очень важный, особенно там, где произошло действительно что-то очень серьезное. Т.е. говорю, не просто на мизинец наступили, а вообще, разрушили личность – ребенка, подростка, юноши, девушки. Почему Он не предостерег, Он ведь всемогущ, Он мог это сделать. Мог. И задаем этот вопрос «почему?».

Вопрос «почему?», мои дорогие, это тоже вектор не туда. Почему? Вопрос «почему?» у нас, во-первых, отнимает силы. Нам очень сложно что-либо решить, когда мы всё время задаем вопрос «почему?», и этот вопрос не просто задаем, а носим в себе, он лишает нас сил психических и духовных, и нам молиться тоже очень тяжело. Потом, вопрос «почему?» будит все элементы нашего комплекса неполноценности. Дальше, просыпается заниженная самооценка и, разумеется, неотступный комплекс вины. Т.е. вопрос «почему?» отнимает у нас силы именно таким образом, что он пробуждает комплекс неполноценности, пробуждает заниженную самооценку, а потом еще и чувство вины. Это особенно, если, например, ситуация существует такая, что верующие люди нам внушили, что так жить нельзя. Я думаю, вы понимаете, что я имею в виду.

Этот вопрос «почему?», поскольку отнимает силы, он не позволяет нам правильно сражаться. И потом, этот вопрос ставит всегда Бога против нас. И знаете, вы посмотрите внимательно на свой духовный опыт. Как иногда люди говорят: «Я столько лет молилась и чувствую себя одинокой, Бога не чувствую, Его нет рядом. Я столько лет исповедуюсь, причащаюсь, хожу в церковь на каждую литургию, читаю все молитвы как положено — и ничего». Опыт других такой, наш тоже такой опыт. Чувствуем себя одинокими почему? Потому что Бога поставили против себя. На самом деле. А мы молимся, мы ходим в церковь, мы исповедуемся, причащаемся, участвуем в литургии, вполне возможно, что очень активно ходим. Всё вроде как нормально, но на самом деле Бог не с нами, и потому, что мы Ему не разрешаем это делать. А как это так происходит? Наш этот комплекс неполноценности и заниженная самооценка это делают: «Меня вот такую Он будет защищать? Я молюсь, конечно, чтоб Он меня защищал, но я в это не верю, что такую Он может защищать», или, что «вот такому может помочь». На самом деле мое сердце этому не верит. И поэтому мы молимся, но получается, что мы молимся собственному врагу по нашим чувствам, т.е. тому, кто стоит по другую сторону фронта.

И, смотрите, почему нам так хорошо на Рождество – теплый вроде праздник, семейный праздник, почему хорошо? Мы, может, не знаем, почему нам хорошо. А я скажу почему. Смотрите, мы говорим так Богу, мы молимся, но мы одновременно так говорим: «Ты виноват, Ты за это отвечаешь, Ты это если не организовал, то не остановил. А Иисус воплощается. И вот воплощение – это есть ответ на эти наши все вопросы. Почему на Рождество так хорошо? Потому что Он становится нашим братом. И теперь пишите большими буквами:

ЧТО СДЕЛАЛИ ОДНОМУ ИЗ БРАТЬЕВ МОИХ МЕНЬШИХ, ТО СДЕЛАЛИ МНЕ

Только, знаете что, мы это относим к другим людям, а к себе — никак. И тут пример. В одном немецком концлагере сбежал молодой парень. Немцы его искали несколько дней, и нашли, на лагерной площади вешали его. Стоял там, рядом католический священник, давал отпущение грехов этому парню и подошел к нему еврей и говорит: «Ну, и где теперь этот твой Иисус? Не помог ребенку сбежать? Почему?» А это священник спокойно говорит: «Почему не помог сбежать, я не знаю, а вот где Иисус я тебе могу ответить, если ты хочешь слушать. – Ну, скажи. – Иисуса сейчас вешают вместе с этим парнем». Вот поэтому нам на Рождество хорошо, понимаете. Изнасиловали тебя, допустим, в молодости или в зрелом возрасте. Или, например, был инцест. Одна женщина мне рассказывала, когда пошел период восстановления, она мне сказала так, это был вопрос инцеста у нее: «Самые страшные мучения были, пока я старалась помочь себе сама. А когда я поняла, что в том подвале, где меня запер отец и сказал матери, что я пропала, никакая милиция меня не нашла, что в этом подвале вместе со мной страдал Иисус, когда до меня это дошло, – она говорит, – я думала, что меня разорвет даже в физическом смысле. Это просто что-то немыслимое». И с этого момента пошло восстановление. Ты умираешь – Он умирает вместе с тобой. Ты страдаешь от обиды – и Он страдает вместе с тобой. Савл ехал в Дамаск, остановил его Иисус, что ему сказал? «Почему ты гонишь Меня?» Он не спросил у него «почему ты гонишь Моих христиан?», нет. Он сказал: «Почему ты гонишь Меня?» Вот почему вопрос «почему?» не туда. И вот почему на Рождество нам хорошо, мы даже не осознаем, почему нам на Рождество так хорошо. Эммануил – Бог с нами. Иисус всегда во мне. Если я переживаю радость – Он радуется, если я переживаю глупую радость, потому что у меня получилось уделать кого-то, я оказалась лучше, а вот он хуже, Иисус может даже со мной чуть-чуть порадоваться, почему, знаете? Потому что Иисус хочет со мной говорить на моем языке. Он со мной даже чуть-чуть порадуется. А потом, поскольку Он не хочет, чтобы моя душа потерялась, Он повернет в правильном направлении, тогда будет немного болезненно.

Еще один момент. Многие из вас, тоже многие, в общем, из людей, которые идут к исцелению какого-то вопроса в себе, они говорят так: Вроде как рана затянулась, а где-то как бы внизу, где наше сердце, вроде как зарубцевалось, маленькая дырочка, и смотришь – а оттуда капает гной. Мы делаем еще одну ошибку. Это еще одна наша ошибка. Мы добрые все, по духу мы все добрые. Мы не хотим никого уничтожать, гневаться, поэтому, когда что-то не так мы кричим, ругаемся, но потом мы же все равно хотим быть добрыми, потому что в нас есть стремление к добру. И начинаем просить Бога, молиться об этом, и в какой-то момент приходит кое-какое успокоение, и нам кажется, что вот уже хорошо. Это первое.

Следующее, что мы делаем. Когда нам психологи говорят «вы должны выговориться, вы должны обвинить другого человека, сказать, в чем виноват точно. И тогда посмотреть, решать: прощать — не прощать». Мы думаем: нет, это не христианский подход, так нельзя, людей нужно прощать. Поэтому мы прощаем, молимся усердно и прощаем. Но это не прощение, это называется «забыть». Т.е. я помолилась, пришло успокоение, и забыла. Т.е. на самом деле моя молитва была дорогой к вытеснению, а не к решению проблемы. И потом этот гной будет капать. Мы ж с вами все христиане, и если сейчас еще вспомнить про Великий пост, добавить содержание Великого поста, то это еще вопрос такой, что надо же свой крест брать и идти. А если ты свой крест оставляешь, то ты не достоин Бога. А если еще кто-то рядом такой найдется, который тебе это так объяснит, что ты не знаешь, ты христианка или может уже и нет. Тут я бы посоветовала вам посмотреть на такие образы. Иисус говорит: перед вами проститутки в Царство Божие войдут. И стоит такая сестра Павла в очереди на небо, а Петр говорит: пропусти эту девушку. Я смотрю, а она с публичного дома, а он ее передо мной, понимаете. Т.е. я почему так говорю, это я не утрирую. Понимаете, Иисус так говорит. Я вам еще что-то скажу, я не историк, поэтому кто из вас историк, то вы уж простите меня. Какой-то Филипп, испанский король, решил «я католик, я теперь эту англиканскую церковь разбомблю», весь свой флот отправил туда на Англию. А Елизавета знала, что она не сможет защититься, она это знала. И она, пока флот плыл, она молилась, просила Бога эта еретичка, чтобы Он защитил её от этих праведных католиков. Плыли они, плыли – и знаете, что произошло?

Из зала: Буря.

Сестра Павла: Ураган пришел, и весь католический флот просто разнесло, понимаете. Так чтó нам делать, когда боль большая действительно нужно обвинить и гневаться. Но я вам скажу как. Гневаться нужно конструктивно, говорит психология. А святой Апостол Павел говорит «гневайтесь, но не грешите», это одно и то же на самом деле. Значит так, мои дорогие, ошибку мы часто делаем такую. Мы не гневаемся, мы не выплескиваем этого, что в нас. Мы рану с гноем бинтуем этими нашими молитвами. Забинтовали. Ну, пару дней будет нормально, а потом вы сами знаете. Нужно рану почистить. Чтобы её почистить, нужно разгневаться, обвинить для того, чтобы точно знать, за что прощать. Т.е. в какой точке мне нужно придти в себя.

А если вы не обвиняете, «ну нельзя же, мы же все христиане, нельзя никого ни в чем обвинять», если вы не обвиняете, то вы рану не чистите. Итак, теперь, чтобы дело было конструктивно, потому что, знаете, можно так обвинять, так прогневаться, что будет 1917, Санкт-Петербург, сносим всё, построим новый мир, поэтому абсолютно всё старое нужно снести. Значит так, смотрите. Гнев конструктивный, т.е. ты можешь орать, ты можешь кричать от боли, ты можешь делать непонятно что, но – внимание! – в отсутствии объекта твоего гнева. Пока ты не придешь опять к гармонии, т.е. пока ты не простишь, ты не можешь говорить с этим человеком нормально. Так вот, кричи, ты можешь этого человека фотографию поставить. С собой очень легко. Встань перед зеркалом: «Ты слушай, ты, меня подвела, и причем так!» С собой не так сложно, это кажется, что с другим человеком легче. Нет. И смотрите, гнев. Вопрос возник потому, что я сказала «в отсутствии объекта». Не делаем плохо человеку и себе тоже не делаем плохо, даже когда стоим перед зеркалом, мы зеркало можем разбить, но себя не бейте, ни по лицу, ни головой об стенку. Почему? Потому что это деструктивный гнев. Т.е. он разрушает, не созидает.

Итак, позлились порядочно, позлились, так, что вообще… Если у вас будет такая злость, что надо разбить стул, можно это сделать. А потом, когда уже успокоились… Чтобы успокоится, знаете, вовсе не так много нужно. Когда наш гнев бурный, нужно физическое усилие. Почему иногда хочется тарелку разбить, кружку разбить, стульчиком кинуть? Нашей физиологии нужно физическое усилие, поэтому больше всего я предлагаю отжиматься. Если кому-то здоровье не позволяет, это очень хорошо, человек ляжет на пол, один раз поднимется и уже гнев пройдет, потому что весь в поту, руки болят, ноги болят и у некоторых больше всего живот болит. «Всё, отжалась». И вы увидите с удивлением, что гнев прошел. Но кому нужно одно отжимание, а кому и 200. у каждого своя мера. Так что физическое усилие – гнев прошел. После этого лучше всего душ принять, хорошо прогуляться на воздухе. И когда более-менее в себя пришли, ну может денек прошел, два, взяли листик и написали: «Обвинение в суд». Только, мои дорогие, не пишем так: «ты сделал то-то, то-то и то-то, ты сказал то-то и то-то». А пишем, знаете как: «мама, родная и любимая, когда ты говорила вот то и то, я себя чувствовала вот так и так и так. Когда ты делала то и то, я себя чувствовала так и так». Вы увидите разницу. Это будет конструктивное обвинение, и так обвинять можете, говорю вам это в абсолютно нормальном своем сознании, так может делать каждый христианин.

Написали на листике, и теперь так. Ты видишь на листике что ты переживал, и после этого молиться начинаешь: «Господи, если мне было так, то Тебе было точно также, значит мы вместе». И когда вы с Господом окажетесь вместе очень быстро, Он вас приведет к этой внутренней гармонии, т.е. к прощению. И потом, при виде этого человека вас не будет трясти, не будет подниматься боль. В этот момент вы начнете этого человека понимать, как вчера я вам говорила про кардинала – прощать нечего, понятно, в чем дело. Этот человек на таком этапе сейчас или тогда был, ну и всё такое. Тут выполнили.

Медитация будет 45 минут сегодня. Поделите медиацию на две части. Первая часть – это Иисус прогоняет из храма уважаемых экономистов. Первая часть называется «Гнев». Прочтите, пожалуйста, все четыре отрывка, я вам сейчас их продиктую. Выберите себе один для медитации, и решите – вы будете этот стол, который Иисус опрокидывает, или эти деньги, которые летят с этого стола, или вы будете этой веревкой, или вы будете Иисусом, который всех выгоняет. И посмотрите, насколько у вас там гнев поднимется. Может он у кого-то очень бурный, может у кого-то довольно спокойный. Вы можете себе представить объект своего гнева. Если, например, у вас есть его или её фотография можно поставить: «А, красавица, люблю тебя до умопомрачения».

Итак:

Мф 21: 12-13

Мк 11: 15-19

Лк 19: 45-48

Ин 2: 13-22

И напишете себе Еф 4:26: «Гневайтесь, но не грешите», т.е. – внимание! – не забудьте о конструктивном гневе!

Когда вы уже как следует прогневаетесь… Может, у кого-то нет такой нужды. Если нет такой нужды, просто почитайте эти отрывки. А у кого есть, как следует прогневайтесь, закончите этот момент, посмотрите, Иисус прогоняет из храма тех, кто там делает бардак.

А вот, Первое послание к Коринфянам 3:16-17. Иисус прогоняет из храма всех, кто делает там бардак. И будьте внимательны: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм – вы».

Почитали, закрыли, встали в позу и сказали: «И вот так тебе». Если вам тут придет псалом какой-то в голову, можете прочитать его и после этого у вас вторая часть медитации.

Вторая часть медитации – это то, что я говорила про фронт, Бог борется со мной. И тут, мои дорогие, Лука 15: 1-7. Открываете, читаете и входите в, то, что там написано.

Мои дорогие, я всем вам от всего сердца желаю Духа Святого.

 


 

3-е введение: краткое руководство

Знак креста

Поклон

Садитесь. Молитва ко Святому Духу.

Чтение:

Мф 21: 12-13

Мк 11: 15-19

Лк 19: 45-48

Ин 2: 13-22

А так же:

Еф 4:26

1-е Послание к Коринфянам 3:16-17.

Вторая часть медитации

Чтение: Лука 15: 1-7

Для того, чтобы рану исцелить, ее нужно почистить.

Чтобы её почистить, нужно разгневаться, обвинить того, кто её нанес, чтобы точно знать, за что прощать. Если вы не обвиняете, то вы рану не чистите. Нужен конструктивный гнев.

Восстановление: физическое усилие, душ, прогулка на свежем воздухе.

«Обвинение в суд», конструктивное обвинение, описание ваших чувств во время причинения вам раны.

Молитва над этим описанием: «Господи, если мне было так, то Тебе было точно также, значит мы вместе».

Медитация 45 минут

Поделите медиацию на две части. Первая часть – это Иисус прогоняет из храма торговцев, первая часть называется «Гнев».

Прочтите, все четыре отрывка.

Выберите себе один отрывок для медитации.

Посмотрите, насколько у вас там гнев поднимется.

Вы можете себе представить объект своего гнева.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web