Правила различения духов

Среда, 16 октября 2013 08:45

I, 03.10.2004

 

Видеосъемка Натальи Гилёвой

 

Часть 1

Часть 2

 

Сестра Павла: Правила, позволяющие распознать, какой дух на меня действует. Для души очень полезная тема. Если кто-то сегодня из вас настроен на психологию, то хочу разочаровать, потому что тема будет связана с духовной жизнью. Она только косвенным образом связана с психологической жизнью личности. И теперь начнем.

Первое правило. Какой дух действует, если человек идет от одного смертного греха к другому? От одного тяжкого к другому? Каким образом, какой дух действует? Добрый дух действует в такой период очень сильно, прямо как революционер. Он действует на самом деле с очень большой силой, и он человека может поставить в какую-то очень серьезную ситуацию, скорее всего, не очень приятную, мягко выражаясь, для того, чтобы человек не потерял свою душу. И тут действительно вопрос может быть довольно сложным, потому что нам может казаться, что вообще жизнь какая-то неудачная, или не везет, или еще какие-то другие вопросы. У меня какая-то проклятие, например, может казаться, потому что подряд одни несчастья. А это просто действия доброго духа в такой ситуации, если я иду от смертного греха к смертному, если не начинаю осознавать моих тяжких грехов.

Следующий момент, следующее правило. Если душа выходит из области тяжелых грехов и начинает передвигаться от смертного греха к просто легкому греху. При первом правиле, конечно, злой дух действует так, что укрепляет человека в поведении. Значит, если я иду от смертного греха к смертному, то злой дух он укрепляет эту позицию. Если я совершаю плохой поступок, если у меня в голове тяжелые мысли, злой дух подкрепляет это – в психологическом плане, в духовном плане, он начинает каким-то образом подкреплять. Когда человек идет от смертного греха к легкому здесь роли меняются. Злой дух начинает очень сильно действовать, он начинает человека всячески убеждать, что это плохой путь, ничего не выйдет, прежде всего, злой дух именно так действует. Когда ты выходишь из ямы, из пещеры, из собственной скорлупы. И это, хочу вам сказать, здесь не только вопрос духовный, это тоже будет и вопрос психологический. Значит, я выхожу не только из, допустим, смертного греха, но, например, выхожу из какой-то зависимости, созависимости, выхожу из какой-то психологической ямы, и там добрый дух будет это всё подкреплять. Злой дух, наоборот, будет говорить «ничего не выйдет». И знаете, что сделает еще, я думаю, вы знаете это очень хорошо по собственному опыту. Злой дух всячески логически тебе покажет, что ничего из этого не выйдет. Вопрос, например, с возрастом – это очень тонкое искушение и очень логичное. Ну, задумаешься, и по-человечески, действительно, всё подтверждается. Можно даже так сказать, что злой дух такого человека начнет грызть, разного рода искушения. И понимаете в чем дело, эта мысль она работает. Человек один раз себя убеждает, второй раз, но она в нем сидит, и в какой-то момент действительно махнешь рукой, думаешь, ничего не выйдет.

Следующий момент – это наше внутреннее состояние. И здесь под действием злого духа или хорошего мы говорим о таких состояниях, которые называются утешение или оставленность. Духовное утешение – что это такое? Это такое состояние души, когда в душе пробуждается некоторое движение в положительную сторону. Это называется утешением. Чувствую, что увеличивается вера у меня, допустим. Чувствую, что в какой-то момент вдруг была сложная ситуация простить кого-то, и приходит это прощение. Этот человек меня уже не раздражает, или я уже спокойно начинаю спать, потому что перестаю думать об этом человеке, допустим. Другого рода духовное утешение. Никак не получалось молиться. Вдруг так хочется молиться и время находиться, и так далее. Духовное утешение – движение души в сторону Бога. Это могут быть слезы раскаяния, например, это могу быть слезы радости. Это могут быть слезы радости от того, что вдруг пришло понимание, насколько Бог меня любит и принимает. Это состояние духовного утешения. Духовное утешение оно приходит без причины, оно приходит всегда от Бога как бы на ровном месте. Например, всё шло плохо и вдруг у меня внутри настоящая радость. Но настоящая радость не в таком плане, что в психологическом смысле мы уже переутомились так, что начинаем смеяться, или устали так, что начинаем смеяться. А на самом деле, допустим, и в семье плохо, и на работе плохо, и приходит внутренняя радость, я начинаю чему-то радоваться. Это может быть непосредственное действие Бога. Есть еще духовное утешение, которое может идти от злого духа. Например, идешь от греха ко греху – и очередной грех, и очередной грех. И вдруг тебе приходит в голову мысль: «Ну, Бог же милосердный, Он простит», как хорошо, ничего не надо делать, всё это можно оставить так, как есть, и на душе, конечно, становится чуть легче. Это будет вопрос утешения состояния души, которое идет от злого духа. Если это от Бога, то это точно без причины происходит. Если существует какая-то внешняя причина духовное утешение надо всегда рассмотреть. Ему сильно доверять тоже не надо. Значит, рассмотреть существует ли внешняя причина. Что-то мне подарили, что-то принесли, какая-то встреча произошла. Или, может, выспалась, наконец-то отдохнула. Так тоже может быть, и тут душа в другом состоянии, мне становится хорошо, и на этом фоне начинаю принимать решение. Не обязательно они будут от доброго духа, не обязательно.

Следующий момент – о духовной оставленности. Это состояние, о котором хочется думать, что оно от злого духа, но оно может быть тоже от доброго духа. Значит, это такое состояние, которое можно просто назвать помрачение души. Волнение, влечении к низким вещам. Как одна женщина мне рассказала: «Сегодня я готова пойти на смерть за Христа. А завтра что со мной происходит – я готова у ребенка забрать конфету потому, что мне хочется сладкого». Духовная оставленность, влечение к низким вещам, к каким-то земным беспокойствам по поводу разных искушений. «А что будет? Это же страшно, очередной раз уже искушение, ну всё». И тут начинает ослабевать вера, надежда, любовь, оптимизм. Что мы делаем, во-первых, когда приходит такое состояние? Мы задаем себе вопрос «что делать?» Этот извечный вопрос «что делать?», который в большинстве случаев является неправильным. Не надо ничего делать в этот момент. Мы обычно думаем как помолиться, чтобы точно до Бога дошло? Может надо поменять способ молитвы? Может надо как-то по-другому думать? Вот в этот период оставленности такого рода мышление – это искушение. Ничего не надо менять, ничего. Когда приходит вот этот период всяких таким колебаний, сомнений, когда приходит вот этот период влечения к низким вещам нельзя ничего менять. Как молились до сих пор, так и продолжаем молиться. Потому что решение, принятое во время духовной оставленности именно в таком состоянии души – это будет, скорее всего, неправильное решение. Почему мы в духовной жизни ходим туда-сюда? Два вперед, три назад, два вперед, три назад. Именно поэтому. Мы начинаем менять молитву, начинаем менять место молитвы, время молитвы. Мы начинаем думать, что делать конкретно. Мы убегаем в этот момент в какую-то так называемую духовную деятельность – кому-то поможем, с кем-то поговорим, чтобы только быть полезными, чтобы не было так, что внутри ничего не происходит и внешне тоже ничего не происходит. Чтобы быть полезным. Мы начинаем во что-то убегать. И вот тогда, понимаете, все наши контакты, они на самом деле нечестны по отношению к этим людям, потому что это бегство, это не решение. Значит, ничего не меняем, как жили, так и продолжаем жить. И в этот момент человеку не очень хочется молиться, «не очень» это еще мягко сказано. И тут, в таком состоянии души, надо себя заставлять. Очень серьезным искушением является, знаете, этот момент, когда человек думает, раз это все вот так, раз душе не хочется, то и не надо, значит не её время. И это серьезное искушение, которое будет углублять духовную оставленность.

Тем более в этот период нельзя принимать каких-то решений, которые жизненно важные и которые касаются длительного времени. Ну, например, «всё это из-за мужа, разведусь». Подождите, придет период утешения, если мысль о разводе останется в голове, надо будет её пересмотреть, обдумать в одну сторону, в другую, поговорить с кем-то, только не с первой попавшейся подружкой, а с человеком, который пользуется у вас авторитетом. С кем-то поговорить и потом еще раз самому обдумать и принять решение, что делать. В этом состоянии надо молиться усерднее, в каком плане? Если, например, не хочется совсем молиться надо себя заставить, только каким образом? Не таким образом, что я уже совсем не могу и всё равно эти молитвы читаю, и читаю, и я уже так их читаю, что я уже совсем смотреть на это не могу. Нет, просто на сторону положите все молитвы и говорите Богу: «Слушай, молиться не хочу». Смотрите на икону, смотрите на крест, и говорите: «Молиться не хочу, встречаться с Тобой не хочу, сейчас у меня в душе одна гордыня, я вообще справлюсь одна. И вообще, мне сейчас плохо». И начинаете таким образом молиться, понимаете. Молитва становится живой, и вы как живой человек молитесь, и вы на самом деле говорите с Богом. И если вы будет говорить с Ним честно, по теме, то придет помощь. Если не по теме, ничего не выйдет. Ничего не выйдет в таком плане, что вы ничего не услышите.

Здесь я этот пример приводила уже, но повторюсь. Разговор Иисуса с самарянкой, 4 глава в Евангелии от Иоанна. И посмотрите, проследите этот разговор. Когда, в какой момент до нее начинает доходить, что Он действительно близок и может помочь поменять ей жизнь – тогда, когда она начинает говорить правду. А хочу сказать, что вот этот обман в традиции славянских народов – это просто основа жизни. Посмотрите на русских, на словаков, на белорусов, на поляков, посмотрите. Обязательно надо обмануть, обязательно. Мы этим сочинительством всю жизнь иногда занимаемся. И вот эта самарянка она спрашивает у Иисуса, она разные вопросы Ему задает. Почему Ты со мной разговариваешь раз ты еврей? Он говорит ей о живой воде, а она Ему говорит, как Ты можем дать мне живую воду, если даже Тебе даже черпать нечем. Он её туда, а она его обратно, чтоб только не узнать правду. Потом видит, что Он религиозными вопросами заинтересован, то она ту же подстраивается и говорит, слушай, наши отцы молились на горе там, вы говорите, евреи, что там, Он ей говорит, а ни там, ни там. Бедная женщина – опять не то. И тут Он ей решил помочь, говорит, иди, мужа своего позови. И тут она сказала правду, нет у меня мужа. Иисус тогда это сразу подхватил, да, было у тебя шесть и тот, который сейчас у тебя тоже тебе не муж. И вот тут начинается разговор по теме. И вот если в период оставленности говорить с Иисусом по теме, то вы услышите ответ. Ответа мы не слышим до тех пор, пока говорим не по теме, затрагиваем вопросы политические, религиозные, экуменические, христианские, социальные, философские, а по теме нет.

Иногда, знаете, в этих разговорах индивидуальных так интересно, потому что есть, люди которые приходят, я обычно спрашиваю, «Ну и как вы?» или «Говорите, с чем пришли». Некоторые начинают сразу: «Слушайте, то, то…» Но большинство говорят: «У вас, наверное, много работы, вы такой занятой человек…». Ну хорошо (смеется). «Слушайте сегодня такая плохая погода. Вы знаете, когда я учился в институте…» и тут начинается про образование, про все факультеты, про то, что человек думает о современном образовании, потом дальше идет речь о том, что происходит в стране, какая растет молодежь, что ничего не выйдет и вот эта речь идет, идет, идет. Если она идет очень долго, я в какой-то момент спрашиваю: «Вы любите кого-нибудь? – Это же не по теме». Я говорю: «А вы тоже не по теме». Ну, или какой-нибудь другой вопрос. Помню, один мужчина начал философствовать очень сильно, он согласен со стоиками или не согласен, и до такой степени они могли бы стать христианами, а до какой степени стоики бы могли стать христианам. Они смогут принять Иисуса Христа, или они не смогут Его крест особенно принять, потому что это все-таки страдания до очень серьезной глубокой степени, а они должны вести себя как бы нейтрально, безразлично, а если это крест, бичевание, то безразлично невозможно себя вести. Я знаете, что сделала, вот так села. «Вам плохо? – Очень. – А в чем дело? – Мне плохо от вас. – Серьезно?» Я говорю: «Да. – То я, может, пойду. – Вот теперь вы наконец-то сказали по теме, комплекс неполноценности, да. Давайте об этом». И потом уже не философии, жена третья оставила, не выдержала, студенты, оказывается, потому что преподаватель, студенты вообще не слушают, не уважают, не здороваются, и так далее. И потом, с родителями плохо, с детьми плохо. Ну, в общем, к чему ни притронешься, там плохо, говорит, такой я человек. Теперь мы уже можем поговорить. Так сложно бывает это иногда, говорю: «Я понимаю, вы, москвичи, способные люди, вы всё знаете, всё на свет знаете. Если знаете все на свете, то знаете тоже собственную проблему, давайте об этом поговорим». Так что большая благодарность тем, которые приходят и сразу, не извиняюсь за выражение, вываливают всё. Значит, в этот момент возвращаемся к духовной оставленности и к разговорам по теме. Не надо придумывать псалмов прославления, если у меня в душе по-другому, только именно так и говорим Бога: «У меня такая, Господи, гордыня, я хочу быть самым умным, самым красивым, а тут Ты существуешь. Поэтому, слушай, я не хочу с Тобой общаться. И вообще лучше всего было бы от Тебя убежать, но не получается, Ты ж везде, вот а везде-то я хочу быть». Ну и сразу разговор по теме получится у вас. Вот это, значит, усерднее молиться.

Злому духу можно противостоять только с Божьей помощью, поэтому если в этот период, в этом состоянии не молиться, то действительно, в какой-то момент можно оказаться непонятно по какой стороне и это довольно серьезно. А всё это произойдет очень тонко и очень интеллигентно, злой дух так действует, очень тонко и очень интеллигентно. Вроде он с тобой, с тобой, с тобой, вроде, всё нормально, все хорошо, тебя поддерживает. И в конечном итоге получается, что ты выходишь последней дурой. Иногда так действуют тоже и люди другие, но это другой вопрос.

Следующий момент – духовная оставленность, какие могут быть у нее причины. Существуют три. Наказание, и это, скорее, будет в духовном плане наказание, наказание со стороны Бога. Если человек молиться, не говоря с Богом на данную тему, именно о собственной проблеме, о собственном духовном росте, Бог его наказывает, в каком плане? Просто таким состоянием Бог его останавливает. Например, кто-то заниматься духовной деятельностью и говорит: «Боже мой, моя работа – это молитва моя». Хорошо и таким образом человек, занимаясь духовной деятельностью человек не молится неделю. Ну, там, вечером чего-то сказал Богу, перекрестился, и лег спать, утром тоже перекрестился «Господи, весь это день Тебе отдаю». Очень, конечно, хорошо, но кроме этого, ни одной больше молитвенной фразы. И так проходит неделя, месяц, может еще один месяц, на какую-то литургию, на одну, вторую, третью сходил, но вот там были знакомые, тут чуть-чуть помолился, тут чуть-чуть поговорил, и так далее. И знаете, потом возникает потребность помолиться, я начинаю молиться, а молитва не идет. И не пойдет. Знаете, молитва – это искусство, на самом деле. Если хотите молиться, то надо упражняться, это так как игра на любом инструменте, так как иностранный язык. И одновременно это намного серьезней. И если хотите молиться, то надо упражняться каждый день, это нам нравится, не нравится, подходит, не подходит. Конечно, не так, чтобы себя заставлять читать какие-то молитвы по молитвеннику, по требнику. Только именно молиться сердцем. Или вопрос другой. Молюсь, когда хочется. И в какой-то момент это тоже прекратится, и когда захочешь помолиться уже не сможешь молиться. И тут тоже начинается духовная оставленность, сухость в духовном плане, и это тоже такого рода наказание. И уже тогда не хочется молиться. Всегда хочу вам подсказать для ориентировки, если хотите, всегда, когда не хочется молиться – это гордыня. «Не могу найти времени», «да, Господи, я ради Тебя тут живу и тружусь» это гордыня на самом деле.

Вопрос: А не лень?

Сестра Павла: Лень это тоже может быть частью гордыни, но если у меня чистые мотивации, если нет гордыни, то там не будет лени. Мы иногда очень уставшие и молиться уже не хочется. Но это не лень, конечно, это усталость, это другое.

Следующий момент – испытание. Бог хочет испытать наши силы. Бог нас поддерживает, поддерживает, а в какой-то момент Он нас предоставляет нам самим: «Вот посмотри, насколько ты можешь, как это всё получается, если я тебя не поддерживаю». Это тоже очень хороший момент, чтобы мы научились благодарности. Потому что мы не благодарные. Даже не в том дело, что Бог дал нам что-то большое и великое, а мы не благодарим. Мы не благодарим за ежедневную жизнь. Вот, например, посмотрите, когда человек начинает соображать, что здоровье это великий дар? Когда заболеет, конечно, что ноги – это великий дар, когда ими шевелить не можешь. А так вам пришло в голову сказать: «Господи, спасибо Тебе за то, что мои ноги ходят». Когда человек так говорит? Только после того, как встал после тяжелой болезни. А просто вот так Ему сказать… Сколько раз мы Его благодарим за то, что мы дышим? Да нормально, это так и должно быть. И почему-то нам вот всё «должно». А если какая-то болезнь, несчастье, «что Ты, Господи, со мной делаешь?», и так далее. Нет, на минуточку, Он нам ничего не должен, совсем ничего. А вот все-таки дышим, уже столько лет, и не отказывает в кислороде, кто Его за это благодарит? «Господи, спасибо Тебе за кислород!» Когда-нибудь думали о такой молитве? За то, что сердце бьется, представляете. Неблагодарные. И в какой-то момент Бог нас оставляет в таком плане, посмотри, сколько у тебя сил, посмотри.

Следующая причина, третья – поучение. То, что мы обрели не в наших силах удержать, и чем сильнее мы держим, тем быстрее оно уходит. Вот так. Я думаю очень многие из вас в курсе, знают это всё. Чем больше держишь, тем быстрее уйдет, чем больше привязанности, тем меньше духовных плодов. Одна женщина рассказывала, что она не молилась целую неделю, потому что потеряла листок с любимой молитвой, а она по-другому не может молиться. И она, поэтому не молилась, а потом говорит, нашла эту молитву, а эта молитва казалась уже не такой красивой. Поучение тоже в плане гордыни иногда получаем. Не думай, что ты можешь всё и вообще не воображай.

Следующее правило – злой дух действует как женщина. Спокойно-спокойно, сейчас расскажу в чем дело. Если женщина ссорится с мужчиной, то когда он начинает проявлять твердость, она прекращает всё это дело. Но когда женщина видит, что он хоть чуть-чуть боится, вот как начнет так и не прекратит. Я думаю, это нам хорошо знакомо. Именно в этом плане злой дух похож на женщину. Если конкретно, серьезно сказать «иди отсюда», он пойдет. Как пишет Святой Апостол Иаков: «Гоните сатану и уйдет от вас». Но если мы делаем так, что с этого места я его изгоняю, но вот тут, поскольку я там изгоняла сатану, и так было тяжело, то тут я немного развлекусь, и начинается в другом месте. Значит, он, конечно, переходит из одной комнаты в другою. В одной комнате у меня все аскетически и я там молюсь и прошу Бога, чтобы он мне помогал, а в другой комнате музыка и совсем другая обстановка, и начинаем развлекаться. Конечно, он перейдет в другую комнату, и не сбережешься. Если мы стоим на своих позициях, он уходит.

Следующее правило – злой дух действует подобно соблазнителю. В чем дело. Прежде всего, чтобы никто об этом не узнал. Это вопрос тайны. Как мы делаем, когда у нас появляются какие-то сомнения? По-нормальному пошел бы человек к какому-то духовному наставнику и спросил. Сама разберусь, никого не буду спрашивать, что ж я не взрослая женщина? Столько лет не пережила? Я же знаю, что мне делать. Значит, буду сама разбираться с этими сомнениями и вопросами. И тут получается, что да, он приходит и закрепляет свои позиции. Самое главное, он не хочет, чтобы его обнаружили. И вот эту тактику вы найдете во всех искушениях. Иногда хватит, знаете, чего? Даже при серьезных-серьезных искушениях – кому-то об этом сказать и прекратиться это всё. Иногда хватит этого. «Нет ничего тайного, что не стало бы явным», говорит Иисус. Здесь вопрос разоблачения.

И следующий момент – злой дух действует как вождь. Это такое сравнение уже историческое, осаждаемый город, что делает вождь армии, которая осаждает город? Он смотрит, конечно, где слабые места в крепостной стене. И злой дух всегда сначала смотрит, где у нас слабые места. И туда будет удар, туда нанесет удар. Он смотрит всегда, насколько сильны наши добродетели. Это всё на словах или это все на деле? Если всё это на словах, то он иногда нас поставит в такую позорную ситуацию, которая потом окажется благодатью. И, действительно, потом мы видим ясно, что этого всего действительно во мне нет, об этом обо всем я только говорю. Так что если приходят ситуации, которые проверяют те ценности, о которых вы говорили с кем-то или кому-то, благодарите Бога, даже если очень больно. Потому что только тогда понятно, данная ценность живет во мне или она только живет у меня на языке. И здесь очень важный момент, слушайте. Чем сильнее человек, тем он слабее по отношению к действиям злого духа. Я сейчас объясню, что имею в виду. Чем больше человек полагается на собственные силы, чем больше человек думает «я Бога никогда не оставлю, никогда, я за Ним на смерть», помните, даже у святого Петра такое было: да, Господи, я за Тобой на смерть и куда угодно. Петр, еще этой ночью, пока петух запоет, ты трижды отречешься от меня. И Петр потом находится в этой ситуации отречения, и только тогда становится слабым человеком, он знает, что он может предать. И вот в таком плане слабый человек по отношению в злому духу – сильный. Потому что он знает, что у него нет сил, чтобы защититься и всегда будет полагаться только на Бога. И тут он сильный. Если я думаю, что что-то могу сделать – никогда в жизни, сатана сильнее нас. Вот в таком плане слабый человек здесь сильный, а сильный человек – это очень слабый человек на самом деле. Есть еще одно свойство у злого духа, это следующее правило.

Злому ангелу, злому духу свойственно меняться в ангела света. Он не приходит к нам и не говорит: «Здравствуйте, я сатана, теперь буду вас искушать», он так не говорит никогда. Он сначала идет с нами, он поддерживает все начинания так, чтобы мы в какой-то момент увидели, что мы пришли в тупик. «Как защищаться?» будут вопросы. Сейчас немножко об этом скажу. Как защищаться? Перед сатаной защититься можно, прежде всего, молитвой, потом постом. И, если говорить о таких вещах, которые мы сами можем сделать, то, прежде всего, выходить из любого рода иллюзий, из любого рода самообмана. Вот с этого надо выходить, как бы это ни было больно, это большое пространство для действия сатаны. Вот, например, никто в жизни меня не любил никто. И вдруг один мужчина сказал «ты прекрасная женщина», и потом, это была одна единственная встреча, я ничего не придумываю, это реальный случай вам рассказываю. Это была одна единственная встреча, и она этим живет пять лет. Это серьезная болезнь, это надо лечить. И знаете, иллюзия всегда сладка. Никто не любил, никто не принимал, всегда говорили «ты не нелепая», то «кривая», то «косая», то еще какая-то, а тут говорят вот «красивая женщина», и конечно, осталось у женщины в голове и в сердце, и в этой иллюзии человек ходит. Этот мужчина уже стал прекрасным человеком, уже стал идеалом. И спустя пять лет они встречаются и что получается? Она конечно сразу с открытыми руками его принимает, а он говорит, да, конечно, я на все время твой, и ты мне нравишься, я тебя люблю. А почему он так говорит? Потому что развелся с женой и негде жить ему, а у нее квартира, понимаете.

Избавляться от иллюзий! Иногда, слушайте, хватит чуть-чуть логического мышления. Да, он единственный мне это сказал, но откуда он знает, что я прекрасная женщина, если он меня видел десять минут, откуда он это знает? И если в этот момент приказывать эмоциям замолчать, которые очень сильно хотят нравиться, не попадаем в иллюзию. Если не попадем в иллюзию, то если он является через пять лет пусть даже на белом коне: «Так, молодой человек, подождите немножечко, тут нам надо еще познакомиться и мы посмотрим. Так что сегодня вы прямо сразу не можете переехать жить ко мне, давайте мы повстречается сначала». Начинаете встречаться и в этом процессе… Он конечно, во время встреч не скажет, что ему негде жить, но вы поймете, что что-то тут не то. Это уж точно, а уж русская женщина точно это поймет (смеется). Что-то тут не то, и всё. А действительно, мы умеем тоже очень красиво, не только мужчины, все мы умеем рассказывать очень красивые рассказы так, чтобы другой начал сочувствовать. Понимаете, она его возьмет к себе, и еще будет считать, что она героиня. И что она всё это делает ради человека, значит ради Бога, и так далее. В общем, все это известно.

Значит, чтобы защитится от сатаны, надо, прежде всего, избавляться от всякого рода иллюзий. Если тебе сказали, что ты красавица, но ты видишь, что у тебя метр пятьдесят два, а ты весишь восемьдесят девять килограмм, ну так встань перед зеркалом и скажи себе как есть. Можно столько весить при таком росте, почему бы нет, только не нужны эти иллюзии, не нужны. Приходят иногда в храм разные люди, разные мужчины. «Сестра, вы такая красивая, почему вы не замужем?» (смех в зале) «Мужчина, простите, вы о чем хотели поговорить? Конечно, я не самая последняя, но и не красавица, так что давайте по теме, что это за разговор такой». А если красивая, то обязательно замужем, да? (смеется)

Из зала: Вот именно.

Сестра Павла: Интересное размышление. И о чем человек хотел поговорить, угадайте. Есть у меня искушение, наверное, я тоже так иногда говорю. «Вы хотите спросить, есть у меня искушение? Есть».

Значит, вот этот момент это с ангелом света. Злой ангел, который приходит к нам как ангел света, прямо твой спаситель, сейчас он вылечит тебя от всех болезней, причем за пять минут. Это тоже иллюзия, в которую нельзя попадать, за пять минут не происходит никакое лечение. Никое лечение не происходит за пять минут! Да, вы можете мне сказать, но ведь Иисус может сразу исцелить человека. Да, Он исцеляет человека, значит забирает следствие, а с причиной-то разбирайся дорогой, разбирайся. И когда разберешься, тогда исцеление происходит полностью. Эти мои слова находят подтверждение в Библии. Я бы их не говорила, если бы там этого не нашла.

Помните, исцеление в Евангелии от Иоанна это будет, исцеление у пруда, движется вода, они туда заходят, исцеляются. А вода движется, потому что там именно так всё было построено. Сейчас, на данный момент это всё уже развалено, купальня, а там был просто источник за городом, в котором вода пульсировала, именно вот так текла, и отсюда эти движения воды. И этот человек, который лежит тридцать восемь лет, Иисус подходит, и, смотрите, там тоже был разговор не по теме. Почитайте внимательно этот отрывок. Там был тоже разговор не по теме. Больной говорит Иисусу «нет у меня человека…» Иисус у него спрашивает «хочешь ли быть здоровым?», он как отвечает? Господи, нет человека, который мог бы меня, когда движется вода, подвести туда. Разговор не по теме. Иисус его исцеляет, и этот человек на самом деле не прошел исцеления до конца. Человек, который не проходит исцеление до конца он становится врагом. Пошел к фарисеям и сказал, это был Иисус. Кто тебя исцелил в субботний день и еще сказал, бери свою постель и неси? Тяжелый грех. А не знаю, это кто-то из толпы вышел и сказал, вот я встал и пошел. Потом человек опять видит Иисуса и говорит, увидел его, узнал, кто Он и пошел к фарисеям, и сказал, что это был Иисус. С тех пор – Библия пишет – фарисеи его преследовали. Вот человек, который не прошел до конца исцеление. Мы иногда в духовном плане занимается тем же. «Господи, как чудесно я себя чувствую свободной, от этой проблемы я себя чувствую свободной, так хорошо». Да, действительно, это чудо, потому что если у нас проблема тридцать восемь лет мучила, пусть даже и год, то приходит момент, когда ты чувствуешь себя свободной и ты считаешь это чудом. На следующий день ты на всякий случай проверь, вчера это чудо совершилось или все-таки нет, потому что чтó это могло быть? Бог тебе дал тебе это состояние, чтобы ты могла посмотреть, как можно жить без этой проблемы. И завтрашний день – это может быть шанс для того, чтобы идти к этому исцелению. Может быть так. Человек, который до конца не прошел исцеления становится врагом потом. Вот этот момент очень легко использует сатана. «Ты здоров, Иисус тебя исцелил, чего ты еще копаешься и ищешь?»

Из зала: Непонятно.

Из зала: Понятно.

Из зала: Объясните еще раз.

Сестра Павла: Человек исцелился здесь от физической болезни, но он не понял ничего из области своей греховности. Он не понял, вообще, о чем говорил Иисус. Почему я говорю, что разговор был не по теме? Хочешь быть здоров? Он даже не задумался над этим вопросом. Только «вот нет человека», а хочешь ли ты действительно быть здоров? И вот сюда глубже не идет в эту тему, только доволен, может ходить, нормально перемещаться, всё хорошо. И потом идет к фарисеям, спокойно им говорит, а вот это Он. Иерусалим гудел, всем уже было понятно кто за кого, как, куда. Идет и говорит. Потому что ничего не понял из этого вопроса «хочешь ли быть здоров?» В нашей жизни тоже так часто бывает, бывают случаи, когда нам кажется «всё, проблема решена». А почему нам так кажется? Потому что сейчас мне стало легче. Сейчас кажется уже все знаю, как надо делать. А это состояние может вовсе не удержаться на следующий день. Поэтому Бог дает шанс, толчок, состояние, к которому стоит стремиться, а потом, давай, надо пахать.

Почему это процесс? Смотрите всё, что делал Иисус – это был процесс всегда. Притчи, смотрите. Там сеятель посеял, оно упало, потом росло. Некоторое выросло, некоторое не очень, и так далее, это процесс. В притчах вы можете наблюдать процесс, в чудесах процесс можете наблюдать. А жизнь Иисуса? Пришел для того, чтобы спасти человечество. И с чего началось? Обычная женщина Его родила, она ничем не отличалась от множества других женщин в то время. Да, на сегодняшний день отличается тем, что она родила нашего Спасителя. Ничем не отличалась, обычная женщина родила, причем, в нищете родила Его. Потом, слушайте, три года учил публично, три дня процесс шел, суд, мучения, Смерть и Воскресение. И тридцать лет просто жил. Понимаете, и все это, от Воплощения до Воскресения – это процесс нашего спасения. Мы нашим современным языком, по нашим современным понятиям мы бы что сказали? Чего это тридцать лет? Пришел бы как взрослый человек и спас за эти три дня и всё, и чего? Как бы без смысла. Как бы. Как бы без смысла. Стоит над этими тридцатью годами поразмышлять у Иисуса, стóит. Я тут вам вижу, что про всю духовную жизнь рассказываю.

Из зала: Ничего-ничего, нам нравится.

Сестра Павла: Этот момент со злым духом, который может быть ангелом света, избавляться от иллюзий, чтобы избавиться от него. Следующий момент – как он еще приходит, и как мы можем спастись? Он приходит очень тонко в таком плане, что в начале нам пришла очень хорошая мысль, какая-то очень хорошая мысль в пользу нашей духовной жизни или в пользу какого-то другого человека. В общем, на самом деле, хорошая мысль. Потом мы начали думать, как это реализовать. Думали, как это реализовать и весь этот процесс мы видели, действительно, очень хорошо и он нам казался добрым. Вот как это всё реализовать? Потом начинаем реализовать, но не всё в реализации получается. И мы думаем, «ай, не всё получается, вот это дело можно обойти, этого человека можно обойти и тут как-нибудь это сделаем, справимся». И, понимаете, мы оправдываемся тем, что цель-то хорошая, оправдывает средства. Поскольку цель у нас хорошая, то пойдем дальше. И вот тут потихонечку он приходит. Значит, что делать? Надо обдумать начало, середину и конец, или посмотреть на начало, средину и конец, как это всё выглядит. Здесь очень важно, потому что на самом деле эта цель очень хорошая. Пока думали как реализовать тоже ничего плохого не думали. Только потом, когда столкнулись с трудностями, начали думать, как выйти из этого положения, начали думать, как обойти. Знаете, мне очень понравилось, как одна наша сестра говорит: «Как современные люди думают? Не думают никогда, где бы купить, только как думают? Как бы раздобыть», понимаете. И тут уже, когда идет реализация: «Мы вот это оправдаем и это оправдаем, а потому что мы собираемся делать хорошее дело». Мы решили помогать людям, поэтому можем трем навредить, потому что поможем двадцати.

Следующее правило – можно сатану, злого духа узнать по змеиному его хвосту. Что-то делаю, что-то реализую, всё очень хорошо. А вот такое чувство что-то не то, и думаю, один раз думаю, второй десятый раз, и думаю вроде все нормально, а вот что-то не то. То ли какой-то обман чувствую, то ли что-то скрыть мне хочется где-то. Чувствую, что что-то не то. И потом, почему я говорю про змеиный хвост, или еще можно сказать, по его смеху можно узнать. В конечно итоге чувствую, что что-то не то, но не останавливаюсь, иду дальше, в конечном итоге остаюсь ни с чем, и можно сказать закулисный такой смех «ха-ха-ха-ха», всё это знал, всё это запланировал, вот этот «змеиный хвост».

Вопрос: А можно спросить, как измерить гордыню, она же всегда есть?

Сестра Павла: Да, да. Вдруг нас ставит Бог в такую ситуацию, которая это всё нам показывает, показывает нас самих. И тут сначала надо посмотреть, как я все это внутри переживаю.

Из зала: Ну, обида, например.

Сестра Павла: Вот! Обида, как это так, обо мне говорят, и так далее. Вот это. И если есть смирение, человек не побежит выяснять, нет. Никуда не побежит ничего выяснять. Только сядет и обдумает все еще раз. Этот момент восстановления последовательности процесса. Начало было вот таким. Меня толкали на это следующие мотивации, смотрю на мотивацию, мотивация в порядке. Весь процесс в порядке. Начали обо мне плохо говорить, значит, в этот момент это их проблема. И если начинают мне непосредственно говорить какие-то гадости, можно… Себя защищать всегда надо, свое достоинство. И тогда я говорю, если там смирение, то я говорю спокойно: «Это всё неправда и ты хорошо знаешь. И если ты хорошо знаешь, что лжешь, то ты вообще-то должен извиниться», и всё. Если я начинаю выяснять, если я начинаю создавать свой лагерь против той или против того лагеря, если все эти вопросы начинаются, там конечно гордыня и эта ситуация показывает, что, да, действительно мотивация здесь не ясна. Гордыня тоже может вот в этом проявляться, этот человек немного сумасшедший, да пусть говорит что хочет. Не общаюсь и всё. Просто человек смиренный всегда в такой ситуации еще раз всё пересмотрит, может, со своим духовным наставником поговорит. И всё, и ведет себя достойно, не собирает свой лагерь, но и не прячется по углам. Говорят обо мне плохо, то я уже спрячусь. Конечно, иногда так наговорят, что больно так, что я действительно сяду в угол и поплачу. Но не буду всё время избегать и прятаться, потому что это получится другой вид зависимости, созависимости, внутренней несвободы.

Вопрос: Несвободы?

Сестра Павла: Да. Это тоже может быть проявление гордыни, если я не проверяю мотивацию, а начинаю думать об этом человеке: «Это параноик, значит, не стоит слушать его мнение. Этот психотик тоже не стоит. У этого есть личные проблемы, поэтому говорит обо мне плохо, значит он компенсирует свои проблемы». Это гордыня. Конечно, вполне возможно, что тот параноик, но через параноиков Бог тоже может говорить, поэтому надо проверить мотивации. А может быть Бог хочет сказать: «Сделай себе перерыв», например. Так тоже может быть.

Вопрос: В чем?

Сестра Павла: В этой деятельности, о которой вам говорят, что плохо, такая она у нас плохая. Есть еще такой момент. Если мы сильно хотим от чего-то отказаться, потому что нам кажется это такое доброе дело. Пусть обо мне говорят самое плохое, я всё равно буду делать, то очень хорошая проверка для гордыни и смирения – оставить на некоторое время это всё. Отставить, не знаю, на месяц, на два, на три. И посмотрим, если я оставить не могу, потому что мне кажется, если я оставлю это для меня конец жизни, я никому уже не нужна и всё прочее, тогда это, конечно, гордыня.

Из зала: Ну, это у вас, у монахов, а у нас, мирских людей… Мы делаем карьеру, мастерство, профессия.

Сестра Павла: Да. У монахов тоже, о, такое мастерство! (смех в зале).

Из зала: Карьера есть.

Сестра Павла: Есть профессия, есть мастерство и есть иногда такая карьера, у обычных людей намного меньше знают, чем у монашествующих. Это касается всех.

Из зала: Щеголять своим мастерством – это безнравственно.

Из зала: Все же люди – монахи и все…

Из зала: Ой, такую больную тему затронули!

Вопрос: Оставить это делание, которое делали?

Сестра Павла: Да, это делание оставить просто, потому что… Вот например. Да, конечно, вопрос карьеры является важным вопросом, но если я хочу расти духовно, то вопрос карьеры всё равно, я в монашестве или нет, всё равно должен уйти на второстепенное место, потому что, если для меня карьера, например, самое главное, то и нечего говорить даже о духовном росте. Просто ничего не будет. Это вопрос приоритетов. Знаете, карьера – это такое дело, потом ты как алкоголик зависим, как последний наркоман, просто зависим от этой публики, которая на тебя смотрит. И начинаешь думать как говорить, что не говорить, что им надо сегодня говорить, чтобы аплодировали, и так далее. А мы говорим здесь о духовной жизни, о духовном росте, поэтому это просто вопросы, которые расходятся.

Вопрос: Не может же духовный человек строить и параллельно карьеру?

Сестра Павла: Если духовный человек делает карьеру, то он уже не духовный человек, даже если он в духовной одежде.

Из зала: Вопрос мотивации.

Сестра Павла: Да.

Из зала: Т.е. не ставит целью, к примеру, как Кронштадтский, он был богатый, но не думал об этом.

Сестра Павла: Тут вопрос духовной жизни. Например, занимаюсь чем-то, рассказывал мужчина, работает в серьезной фирме. И говорит, было там несколько девушек, которые совсем потерянные в жизни, не знают, чего хотят, они там работали как секретари. И они приходят, с ним разговаривают, решают вопросы, и он говорит, вижу, что сложно им. Говорит, буду ими заниматься. Нашел какого-то психолога, этот психолог начал проводить с ними работу, в общем, всё это начало развиваться. И этот человек с чем пришел? Говорит, основные обязанности свои я забросил и занимаюсь только вот этой помощью. Из-за этого фирма, кто знает, может и обанкротится, но я этой деятельностью занимаюсь. Я говорю: «Так вы оставьте. – Не могу, потому что людям надо помогать». Конечно, людям надо помогать, но вопрос в этом, если я не могу этого бросить, значит, я считаю, все равно, что я думаю осознано, но на самом деле, считаю, что я то без меня ничего не выйдет. Если очень сложно что-то оставить… Понимаете, без меня эти люди родились и без меня они помрут, тут вдруг я начинаю считать, что я единственный человек, который может этим людям помочь. Такой примерчик маленький.

Вопрос: Можно считать, что гордыня это в человеке это как бы сатана?

Сестра Павла: Нет.

Вопрос: А что это такое?

Сестра Павла: Гордыня – это внутренняя позиция в человеке. Это конечно, намного серьезнее, внутренняя позиция – это не сатана, нет, через гордыню сатана нас, конечно, искушает, сатана – это отдельная личность, которая функционирует совершено отдельно от нас, это ангел тьмы. Гордыня – это не сатана.

Вопрос: …не должно быть гордыни.

Сестра Павла: Не должно быть (смех в зале).

Из зала: Да, быть не должно, но она есть.

Сестра Павла: Но она есть.

Вопрос: И как с этим…? Нельзя жить спокойно уже.

Сестра Павла: Я не знаю. Святой Павел, например, говорил, что на этой земле жить спокойно нельзя. Пока мы на этой земле мы бежим, чтобы добежать до цели, которая называется вечная жизнь. А вот так жить и расслабиться… Ну я тут очень часто вам говорила о расслаблении, очень люблю это выражение «успокойтесь». Спокойно жить в плане доверия Богу. Но спокойно жить в плане таком, что ко мне сатана не приедет, потому что не придет, то придет точно. «Как это ко мне придет? Я же освятила квартиру», это цитата, «я же каждый день читаю молитвы, я же хожу на литургию по воскресеньям, он не может ко мне придти». Да, у него доступ намного меньше, чем к другим, но он тем более будет приходить. А он, понимаете, интеллигентное существо. В чем заключается совершенство интеллигенции? Чтобы добиться того, чего нормально добиться невозможно. Значит, он тем более придет.

Из зала: Отец Александр Мень сказал, что это закон, действие рождает противодействие, он так сказал, что это всегда будет. Это закон.

Из зала: Гордыня, я знаю, что я гордый человек, я не могу с этим ничего поделать. Я знаю, что я ничего не сделаю, это как болезнь.

Сестра Павла: Этот вопрос из Евангелия от Иоанна: «Хочешь ли ты быть здоров?» А я Иисусу говорю: «Я ничего не могу поделать, я вот тут лежу, всегда первые передо мной заходят, я ничего не сделаю». Он спрашивает: «Хочешь ли ты быть здоров? – Господи, ну некому мне помочь». Ничего не получится, всё, понимаете, все меня бросили. Это вот в таком стиле. Если я хочу быть здоровым: «Да, Господи, я хочу быть здоровым», и тогда Он начнет меня оттесывать. Одна ситуация, вторая, десятая. Я уже помираю, уже кажется, что совсем душа от дела отелится. Ничего переживешь, спокойно. Одна мне говорит: «Я не могу больше работать над собой, потому что когда дальше начинаю копаться в себе, то у меня такое сердцебиение и я не знаю, что делать, я помру, я точно помру». И сердцебиение будет и желудок, и ноги, и мышцы, и всё будет, и сознание могу потерять, и всё будет. Не помрешь, правда. Ничего не случится, только сказать «хватит» Иисусу, «я действительно хочу выздороветь». Я хочу выздороветь. Ууу, как сразу быстро все пойдет, вы не представляете! Только надо сказать: «Я на самом деле хочу выздороветь». Потому что, понимаете, обычно бывает так, что нам нравится эта ситуация, в которой мы находимся. Вот как бы ни было плохо – то хорошо.

Из зала: Просто неизвестно, что…

Сестра Павла: Вот! Да, это правда. Помните в Книге Царств Илию, когда он в пещере сидел? Помните, да. И Бог ему говорит: «Выйди встретиться со мной». Что же можно подумать: выйти из пещеры? Я ведь тут прячусь от этой царицы. Я выйду меня может кто-нибудь увидит и убьют, а Он говорит «выйди», этот Бог вообще не думает, буду сидеть и всё. Пусть пещера страшная, влажная, пусть паутины, пусть тараканы, пусть крысы, пусть всё, буду там сидеть, потому что пещеру-то я знаю хорошо, и никто не знает, что я здесь нахожусь, а я выйду туда, и что будет? И послушайте, как дальше ведет его Бог. Говорит: «Выйди встретиться со мною». И что случается, кто помнит этот отрывок из вас?

Из зала: Там град, ураган.

Сестра Павла: Вот! Град сначала, ураган, страшный огонь – вот встретился да, встретились. И только потом веяние тихого ветра. Понимаете, вот это вопрос риска. Почему ничего не меняется? Потому что люди на самом деле любят жить в том, что привычное. Как иногда мы возмущаемся. Приезжает кто-то к нам домой в гости. «Желтую кружку всегда ставили здесь, а этот взял и поставил сюда. Всегда же эта кружка стояла там» (смех в зале). И только потому, что поставили с левой стороны, а не с правой уже довели меня до белого каления. Так, минуточку. Она с левой стороны кому-то мешает? Она не мешает. Она может упасть и разобьется? Не разобьется. Она там в безопасности? В безопасности. Так почему нельзя поставить с левой стороны? Понимаете. И так же и в духовной жизни. Всю жизнь я ходила в этот храм. Всё, в другой не пойду. А там так случилось, священник пьет, вот на исповедь не к кому, не хорошо, плохо дела пошли. Хочешь ходить – молись за этого священника, это твоя обязанность, конечно, он является церковью, я тоже являюсь церковью, значит я тоже в ответе за этого священника, буду за него молится, но на исповедь-то к другому идти. Нет, всю жизнь сюда ходила и что тогда будешь делать? Не буду на исповедь ходить. Молодец, правильно, я так ей и сказала, не надо, зачем, всю жизнь ходила, тридцать лет, это невозможно, просто трамвайные пути только туда направлены, а не в другую сторону, только в эту сторону направлены в это сторону трамвай ездит и всё. Вы посмотрите, пожалуйста, у если у вас есть привычные линии метро, привычные пересадки, потом вдруг ты едешь в какую-то другую сторону, в которую не ездила пять лет: и метро другое и вообще как-то странно всё. Вот этого нового мы очень боимся на самом деле, поэтому уж лучше в этой пещере оставаться. Темно, но ничего спокойно.

Из зала: Спокойно.

Сестра Павла: Спокойно, да.

Из зала: Илию Бог призвал же.

Сестра Павла: А нас не призывает? Бог хочет спасти человека, значит, хочет счастья человечного. Но я буду несчастной, потому что если счастье – это риск, то я буду сидеть – это по воле Божьей? Нет, конечно. Конечно, всех призвал к этому.

Вопрос: А Бог хочет, что бы мы были счастливы?

Сестра Павла: Безусловно. Так, правила я, по-моему, вам все рассказала.

Вопрос: Сестра, а можно такое уточнение. Мне понравилось, когда Вы заострили внимание на том, что надо посмотреть на весь процесс. Что ты делаешь вначале, какие были мотивы, потом в середине, какие шаги, через что проходил человек в этом процессе и чем закончилось. А вот такое может быть, что человек с доброй мотивации или действительно хочет чего-то хорошего сделать и вдруг в середине приходит сатана и начинает ломать всё подряд. Получается, что надо оставлять, чтобы не навредить кому-то? Лучше оставить это, и цель она уже не важна…?

Сестра Павла: Может быть так, что в какой-то момент возникают, действительно, большие страшные искушения. В этот момент надо остановиться, еще раз разобраться. Если там всё в порядке, то я иду дальше по принципу «agere contra» – «действовать напротив». Значит, иду дальше всё равно, потому что если я всё хорошо проверила, если там действительно всё чисто, то ничего плохого не случится. А он будет искушать так, что если будешь искушать таким образом, что всё будет плохо. Если я всё проверила, действительно, и не потому, что я была права, а как могла, старалась объективно это проверить, то надо действовать против этого искушения.

Вопрос: Хорошо, а если, Вы говорите, что может быть такая ситуация, что кому-то вредишь даже невольно, кому-то можешь в этом процессе навредить. Как тут вот оставить?

Сестра Павла: Нет-нет если это реальный вред, то я останавливаюсь. А если мне кажется, что я наврежу, а я всё проверила, всё чисто, всё в прядке, то надо продвигаться дальше, потому что вполне возможно, что эта мысль, что я наврежу, она является искушением. А если это реальный вред, конечно, останавливаюсь, и думаю, да, действительно, все-таки где-то я сделала ошибку, а я этого не увидела.

Вопрос: Сестра Бог наказывает – это как?

Сестра Павла: Страшно, до третьего поколения.

Вопрос: Но если Он любовь, то как Он может наказывать? И если Он наказывает, то как вообще с Ним общаться-то?

Сестра Павла: Если Бог есть любовь, то обязательно должен наказывать, потому что если он не наказывает, то нас не воспитает никогда. Без наказания нет воспитания, без наказания нет настоящей любви, есть сюсюканье. Только вопрос в том, как мы понимаем это наказание. Например, мы иногда считаем, что Бог должен нас, поскольку является любовью, охранять, сохранять, держать на уровне совершенства и так далее. И а Он этого не делает по нашему мнению. Он ставит нас в ситуацию, в которой мы, например, чувствуем одиночество. Это всегда для чего-то, для того, чтобы что-то в себе увидеть, какую-то правду в себе увидеть, какую-то свободу. Бог всегда нас ведет к любви, которая реализуется через свободу и через истину, всегда. А мы принимаем некоторые ситуации как наказание. Вот, например, почему Он меня не остановил, когда я хотела вот это плохое дело делать? Почему? Если он Бог, если Он всё видит, Он должен был меня остановить. Я бы в это в эту кашу бы не влезла, а я вот влезла. Именно поэтому что Он Бог, он разрешил мне туда влезть, потому что он вытянуть меня из каши может спокойно, поэтому Он позволил это сделать, и при этом еще я чем-то научусь. И в таком плане надо рассматривать наказание. Если я наказание рассматриваю как космическую катастрофу вселенскую, конечно, это демоническое мышление, это не наказание, которое дает Бог. Потому что наказание, которое дает Бог можно назвать ситуацией, которая поможет мне становится всё больше и больше человеком.

Вопрос: Например?

Сестра Павла: Не хочешь понимать, дам тебе болезнь, будешь болеть. Когда человек понимает благодать здоровья? Когда человек понимает, что идет ложным путем? Обычно когда начинаем болеть, у нас появляется время думать. Вот дам тебе болезнь, может, поможет, например. Бог дает ситуацию, которая в первый момент кажется проклятием, а со временем является благословением. Смотрите, как с Авраамом сделал. До старости не было у него детей, а он ему всё говорил, большой народ выведу из тебя, понимаете, как издевательство звучит. Сара начала смеяться уже, как услышала «через год приду к тебе и будет у тебя ребенок» а эта в шатре смеется, ну, конечно, мне за семьдесят, не знают эти мужчины, что говорят. Авраам верит, нету детей как проклятье в то время. Ой, слушайте, для нас сейчас это несчастье, в то время для восточных людей это проклятие, самое страшное проклятие богов. Следующее проклятие в то время – нужна своя земля. А Он ему что говорит? «Выйди из земли отцов твоих». И, смотрите, какое благословение! Получает Исаака. А Он что ему говорит? «Принесешь его в жертву». И когда Он его останавливает? Когда этот уже нож над ним держит. И Авраам умирает счастливым отчего? Оттого что чувствует Бога. Мы до сих пор, смотрите, сколько тысяч лет именно этот человек является отцом нашей веры, почему? Потому что показал путь от проклятия к благословению. Вот ситуация, и всякого рода такие.

Вопрос: Может быть так, что Господь заставляет нас…?

Сестра Павла: Он нас не заставляет. Потому что иногда мы, извиняюсь за выражение, по башке получаем тысячу раз – как твердоголовый был, так и остался. Он нам дает шанс, потому что знает, Он знает все, Он знает всё про ад. И знаете, в 1917 году в Фатиме были явления Божьей Матери, не знаю, вы знакомы с этим?

Из зала: Да!

Сестра Павла: И одна ясновидящая, она живет до сих пор, это кармелитка, монахиня, в затворе, Люсия. И она, один раз им Божья Матерь показала ад. И она говорит, сейчас она уже совсем старушка, она говорит, у меня склероз сейчас, я уже много чего не помню, из жизни сегодняшнего дня, вчерашнего дня много чего уже не помнит. Говорит, может где-то даже иногда чуть-чуть замазывается лик Божьей Матери, хотя если хорошо вспомнить, то черты ясные. Но это видение ада, она говорит, до такой степени живое. И говорит, если бы вы могли знать, что это такое, вы сделали бы здесь всё. Вы не знаете, что это такое. И живое до сих пор это вúдение, очень живое, со всеми подробностями.

Есть какой-то общий знаменатель в ваших вопросах и я думаю, что ваши вопросы на самом деле касаются не того, о чем вы непосредственно спрашиваете. Там внутри есть как-то общий знаменатель всех вопросах, поэтому я не могу ответить на ваши вопросы так, как хотелось бы. Есть там еще между строк какая-то информация. Поэтому просто не знаю, в какую сторону пойти, они немного не о том. Вроде о том, а не о том. Поэтому сложно. Хорошо, слушайте, я думаю, будем закругляться.

Из зала: Спасибо!

Сестра Павла: Всего вам доброго!

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

2013 © SestraPavla.ru

Создание сайта
Студия Front-Web